Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на
Искусство
Культура

Спектакль "Урод" открыл программу Молодежного форума в Кишиневе

© Фото : Международный театральный фестиваль им. А.П.Чехова Сцена из пьесы "УРОД" Мариус фон Майенбург
Сцена из пьесы УРОД Мариус фон Майенбург
Читать ria.ru в
Спектакль "Урод" грузинского режиссера Давида Тавадзе об отказе современного человека от собственного "я" ради безликого идеала и эмоциональной выхолощенности сегодняшней жизни открыл основную программу Молодежного театрального форума в Кишиневе.

КИШИНЕВ, 7 июн - РИА Новости, Анна Банасюкевич. Спектакль "Урод" грузинского режиссера Давида Тавадзе об отказе современного человека от собственного "я" ради безликого идеала и эмоциональной выхолощенности сегодняшней жизни открыл основную программу Молодежного театрального форума в Кишиневе.

Перед началом спектакля жителей и гостей Кишинева с открытием этого десятидневного театрального праздника поздравили премьер-министр Молдовы Влад Филат, председатель Театрального союза Молдовы Александр Греку и президент Международной конфедерации театральных союзов Валерий Шадрин.

Режиссер Театра Королевского Квартала в Тбилиси Давид Тавадзе поставил этот спектакль в 2010 году. Дебют выпускника Тбилисского государственного университета театра и кино им. Шота Руставели был отмечен профессионалами. В сфере интересов режиссера - современная пьеса и забытая, малоизвестная драматургия - так складывается репертуар Театра Королевского Квартала, ориентированного, прежде всего, на интеллектуальную молодежь.

Пьеса "Урод" Мариуса фон Майенбурга своими стилевыми чертами четко вписывается в общее представление о новой немецкой драматургии: она обладает жесткой структурой, простым, спиралью закрученным сюжетом, иллюстрирующим основную идею автора. Герои пьесы, лишенные характера и индивидуальности, скорее, функции, чем полнокровные живые персонажи. Схематично выстраивая путь героя и взаимоотношения персонажей, драматург выявляет социальные закономерности, тупики, в которые упирается все общество.

По сюжету, главный герой пьесы, инженер Летте в самом начале истории терпит крах - его долгожданная командировка в Швейцарию срывается - представлять его изобретение, новый штекер, на международном конгрессе будет не он, а его напарник, смазливый ассистент Карлманн. Причина проста - Летте не вышел лицом, проще говоря, он настоящий урод. Разочарованный Летте решается на рискованную пластическую операцию - когда бинты снимают, все ахают от удивления: урод превратился в прекрасного принца. Жизнь Летте резко меняется - он становится лицом компании, а женщины покорно выстраиваются к нему в очередь. Постепенно Майенбург ведет своего героя от триумфа к полному краху, не избегнув при этом лобового назидания: упоение незаслуженными победами заканчивается полным поражением и попыткой суицида. Красивое лицо, удача пластического хирурга, становится самым востребованным товаром - и вот уже Летте теряет свою индивидуальность - безупречные красавцы, его идеальные копии, заполняют мир.

Майенбург заканчивает пьесу попыткой суицида потерявшего уникальность героя и абсурдным саркастичным гимном самовлюбленности. Эталонные красавцы купаются в самодостаточности, извращенное признание "я люблю меня", по Майенбургу, становится квинтэссенцией самоидентификации современного человека. Как известно, крайности смыкаются, и крайний индивидуализм - лишь одна сторона медали. Другая - полное стирание личности, тотальный отказ от своего "я" со всеми его "неправильностями" в пользу безликого стандарта. Таким образом, в современном капиталистическом мире с культом индивидуализма и мнимой толерантности немецкий драматург ловит отзвуки фашистской идеологии, незаметно проникающие в сознание среднестатистического потребителя.

Давид Тавадзе безошибочно почувствовал условную природу пьесы, ее схематичную конструкцию, найдя ей адекватный сценический эквивалент. Весь спектакль решен в трех красках, без полутонов и переходов - чернота сцены-коробки, белые вертикали стульев и столов, красные ботинки и элементы костюмов героев. Вся история разыграна пятью актерами - двумя девушками и тремя мужчинами. Вначале они одеты в черные, цельные, с глухими воротниками, балахоны, на которых едва заметно, будто мелом, прочерчены анатомические детали - фрагменты человеческих лиц и тел. Из декораций - только несколько столов, стульев и две стремянки, напоминающие пляжные вышки спасателей. Эмоции героев, лишь обозначенные в пьесе, здесь тоже скупы и условны - их иллюстрируют пластическими этюдами. Забинтованное лицо Летте после операции обозначено огромным плафоном из-под уличного фонаря, из-под которого торчит кажущаяся теперь неестественно тонкой шея. Начальник Шефлер, толкающий Летте на операцию, здесь изящен и обаятельно-циничен - помахивая черной тростью, он меланхолично чистит яблоко, предлагая его подчиненному - настоящий искуситель. Тот же актер играет и пластического хирурга, объединяя собой все темные силы этой истории. Близость, секс между героями, основанный лишь на внешней притягательности партнера, - тоже незамысловатый пластический этюд. Парень и девушка просто стоят напротив друг друга, по очереди приподнимаясь на цыпочках. На лицах их полное равнодушие друг к другу - в спектакле все время подчеркивается эмоциональная выхолощенность жизни, превращение любого чувственного акта в пустой ритуал.

Спектакль Театра Королевского Квартала обладает неоспоримыми достоинствами, далеко не всегда свойственными начинающей режиссуре - чувством жанра, формы и выдержанностью стиля. Постановка на протяжении двух часов не теряет своего темпа и пробуксовывает лишь тогда, когда начинает буксовать сам драматургический материал - в какой-то момент становится понятно, что новых смыслов уже не будет, остается следить лишь за тем, как умело, кубик за кубиком, автор достраивает свою логически-безупречную пирамидку.

"Урод" стал первым спектаклем на Молодежном театральном форуме в Кишиневе, продемонстрировавшим работу молодого режиссера с современной пьесой. Впереди еще несколько подобных экспериментов из разных стран - в частности, в ближайшие дни покажут "Июль" по пьесе Ивана Вырыпаева в постановке украинского режиссера Владимира Снегурченко и "Экспонаты" Марата Гацалова (Прокопьевский "Ленком") по пьесе Вячеслава Дурненкова.

 
 
 
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала