Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

История отечественного законодательства о психиатрической помощи

По данным СМИ, Петрозаводский городской суд удовлетворил ходатайство следствия о помещении Максима Ефимова, подозреваемого в "возбуждении ненависти либо вражды, а также унижении достоинства группы лиц по признакам отношения к религии", в стационар для проведения судебной психолого-психиатрической экспертизы, а правозащитники намерены обжаловать это решение как незаконное и необоснованное.

По данным СМИ, Петрозаводский городской суд удовлетворил ходатайство следствия о помещении председателя Молодежной правозащитной группы Карелии Максима Ефимова, подозреваемого в "возбуждении ненависти либо вражды, а также унижении достоинства группы лиц по признакам отношения к религии" (часть 1 статьи 282 УК РФ), в стационар для проведения судебной психолого-психиатрической экспертизы, а правозащитники намерены обжаловать это решение как незаконное и необоснованное. По их мнению, речь идет о карательной психиатрии.

Оказание всех видов медицинской помощи в современной России законодательно регулируется "Основами законодательства РФ о здравоохранении", принятыми 22 июля 1993 года. Это - главный закон, регулирующий основы профессиональной деятельности медицинских работников.  Психиатрическая помощь опирается на специально принятый в 1992 году закон "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании". Подобного закона не имеют никакие другие медицинские специальности.

Еще в дореволюционной России психиатры неоднократно поднимали вопрос о необходимости законодательной основы для своей деятельности. Данная тема обсуждалась на первом съезде отечественных психиатров, проходившем в Москве в 1887 году. Был подготовлен проект законодательства о душевнобольных, он был опубликован и представлен 1-му Съезду психиатров, созданному Союзом русских психиатров и невропатологов в Москве в сентябре 1911 года. Но начавшаяся вскоре Первая мировая война помешала принятию закона.

В годы советской власти правовой основой оказания психиатрической помощи были ведомственные и межведомственные нормативные документы, регулирующие вопросы помещения больных в психиатрические стационары.

В частности, в октябре 1961 года была утверждена Инструкция Министерства здравоохранения СССР "По неотложной госпитализации психически больных, представляющих общественную опасность", согласованная с Прокуратурой СССР и с Министерством внутренних дел СССР. В соответствии с данным документом, больного можно было поместить в психиатрический стационар без его согласия и без согласия его родственников и опекунов "при наличии явной опасности" его для окружающих или для самого себя.

При этом госпитализированный больной в течение суток должен был быть освидетельствован специальной комиссией в составе трех врачей-психиатров. Комиссия рассматривала вопрос о правильности стационирования и определяла необходимость дальнейшего пребывания больного в больнице, осматривая его не реже одного раза в месяц.

В инструкции был дан перечень болезненных состояний, представляющих "несомненную общественную опасность". При оценке врачи призывались соблюдать "сугубую осторожность" и, не расширяя показаний к неотложной госпитализации, своевременным стационированием предотвращать возможность соврешения больными общественно-опасных действий. 

В августе 1971 года обновленный вариант Инструкции о неотложной госпитализации  психически больных был утвержден Минздравом СССР, Прокуратурой и МВД СССР. В тексте подчеркивалось, что строгое соблюдение законности, в частности, медицинская обоснованность неотложной госпитализации (оформление направления, освидетельствование врачебной комиссией в порядке и в сроки, установленные Инструкцией), являются обязательными.

Текст инструкций 1961 и 1971 годов был подготовлен юристом Александром Рудяковым, который возглавлял юридическую консультацию при Главном психиатре Московской области.

Показанием для неотложной госпитализации, согласно финальному изданию инструкции, являлась общественная опасность больного, обусловленная следующими особенностями его болезненного состояния:

- неправильное поведение вследствие острого психотического состояния (психомоторное возбуждение при склонности к агрессивным действиям, галлюцинации, бред, синдром психического автоматизма, синдромы расстроенного сознания, патологическая импульсивность и др.);

- систематизированные бредовые синдромы, если они определяют общественно опасное поведение больных;

- ипохондрические бредовые состояния, обуславливающие неправильное, агрессивное отношение больного к отдельным лицам, организациям, учреждениям;

- депрессивные состояния, если они сопровождаются суицидальными тенденциями;

- маниакальные и гипоманиакальные состояния, обуславливающие нарушение общественного порядка или агрессивные проявления в отношении окружающих;

- острые психотические состояния у психопатических личностей, олигофренов и больных с остаточными явлениями органического повреждения головного мозга, сопровождающиеся возбуждением, агрессивными и иными действиями, опасными для себя и для окружающих.
В документе также отмечалось, что перечисленные болезненные состояния, "таящие в себе несомненную опасность для самого больного и общества, могут сопровождаться внешне правильным поведением и диссимуляцией".

Уже после распада СССР рабочей групппой Верховного суда РФ была продолжена работа по созданию отечественного законопроекта об оказании психиатрической помощи.

Проект закона был предоставлен для обсуждения в Комитет по охране здоровья, социальному обеспечению и физической культуре Верховного Совета РФ. Окончательный вариант проекта закона был опубликован в медицинской и психиатрической печати. Были получены отзывы на проект от комитетов и комиссий ВС РФ, различных ведомств, а также Всемирной организации здравоохранения.

2 июля 1992 года Верховным Советом были принят Закон "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании", который вступил в силу 1 января 1993 года.

Впоследствие в Закон неоднократно вносились поправки и изменения: от 21 июля 1998 года, 25 июля 2002 года, 10 января 2003 года, 29 июня, 22 августа 2004 года, 27 июля 2010 года, 7 февраля, 6 апреля, 21 ноября 2011 года.

Статья 29 Закона "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании" предусматривает три случая (основания), когда гражданина могут госпитализировать в психиатрический стационар в недобровольном порядке - когда "его обследование или лечение возможны только в стационарных условиях, а психическое расстройство является тяжелым и обусловливает:

- его непосредственную опасность для себя и для окружающих;

- его беспомощность, то есть неспособность самостоятельно удовлетворять основные жизненные потребности;

- причинение существенного вреда его здоровью вследствие ухудшения его психического состояния, если лицо будет оставлено без психиатрической помощи".

Статья 30 Закона гласит: "Меры физического стеснения и изоляции при недобровольной госпитализации и пребывании в психиатрическом стационаре применяются только в тех случаях, формах и на тот период времени, когда, по мнению врача-психиатра, иными методами невозможно предотвратить действия госпитализированного лица, представляющие непосредственную опасность для него или других лиц, и осуществляются при постоянном контроле медицинского персонала".

Предусматривается, что лицо, помещенное в психиатрический стационар в недобровольном порядке, подлежит обязательному освидетельствованию в течение 48 часов комиссией врачей-психиатров психиатрического учреждения, которая принимает решение об обоснованности госпитализации. В случаях, когда госпитализация признается необоснованной и госпитализированный не выражает желания остаться в психиатрическом стационаре, он подлежит немедленной выписке. Если госпитализация признается обоснованной, то заключение комиссии врачей-психиатров в течение 24 часов направляется в суд по месту нахождения психиатрического учреждения для решения вопроса о дальнейшем пребывании лица в нем.

В 2007-2009 годах в российском законодательстве, касающемся психиатрической практики, произошли серьезные изменения.

В частности Конституционный Суд РФ своим постановлением от 20 ноября 2007 года признал не соответствующими Конституции РФ положения ряда статей УПК РФ, которые не позволяют лицам, в отношении которых осуществляется производство о применении принудительных мер медицинского характера, лично знакомиться с материалами уголовного дела, участвовать в судебном заседании при его рассмотрении, заявлять ходатайства, инициировать рассмотрение вопроса об изменении и прекращении применения указанных мер и обжаловать принятые по делу процессуальные решения.

В соответствии с этим постановлением, гражданам, в отношении которых осуществляется производство о применении принудительных мер медицинского характера, были возвращены процессуальные права, которых их лишала правоприменительная практика.

27 февраля 2009 года было провозглашено постановление Конституционного Суда РФ по делу о проверке конституционности ряда положений Гражданского процессуального кодекса РФ и п.4 статьи 28 Закона РФ "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании". Суд признал:

- не соответствующим Конституции РФ положение части первой статьи 284 ГПК РФ, позволявшее суду принимать решение о признании гражданина недееспособным лишь на основании заключения судебно-психиатрической экспертизы и без предоставления такому гражданину возможности изложить суду свою позицию;

- не соответствующими Конституции РФ положения части пятой статьи 37, части первой статьи 52, пункта 3 части первой статьи 135, части первой статьи 284 и пункт 2 части первой статьи 379/1 ГПК РФ, лишающие гражданина, не участвовавшего в первичном судебном разбирательстве и признанного судом недееспособным, права обжаловать такое решение в вышестоящие судебные инстанции;

- не соответствующим Конституции РФ положение части четвертой статьи 28 Закона РФ "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании", позволяющее принудительно госпитализировать недееспособного гражданина в психиатрический стационар без судебного решения.

Конституционный Суд РФ указал в своем постановлении, что граждане, вопрос о дееспособности которых рассматривается судом, являются равноправными участниками судебных разбирательств и имеют право защищать свои права, что невозможно без их личного участия в деле.

Материал подготовлен на основе информации из открытых источников

Рекомендуем
РИА
Новости
Лента
новостей
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала