Рейтинг@Mail.ru
"Анти-Мюнхен" Владимира Путина - РИА Новости, 26.05.2021
Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

"Анти-Мюнхен" Владимира Путина

Читать ria.ru в
Опубликованная сегодня предвыборная статья Владимира Путина не лишена загадочности: она не выглядит предвыборной. Не говоря о том, что и сам автор с первой же строчки напоминает: "В своих статьях я уже касался ключевых внешних вызовов, с которыми сталкивается сейчас Россия". Но решил коснуться еще раз. Зачем? Ответ содержится в конце статьи.

Дмитрий Косырев, политический обозреватель РИА Новости.

Опубликованная сегодня предвыборная статья Владимира Путина не лишена загадочности: она не выглядит предвыборной. Не говоря о том, что и сам автор с первой же строчки напоминает: "В своих статьях я уже касался ключевых внешних вызовов, с которыми сталкивается сейчас Россия". Но решил коснуться еще раз. Зачем? Ответ содержится в конце статьи.

Пару слов без протокола

Что такое предвыборная статья? Это, если попросту, способ завоевать новые голоса или удержать "своих" избирателей, объяснив им, что претендент на высший пост в государстве хочет для них делать.

В этом плане чисто предвыборной можно считать лишь последнюю главу нынешнего текста Владимира Путина.

Последняя глава называется "Поддержка соотечественников и гуманитарное измерение". Вот там и сказано об обязанностях представительств за рубежом мгновенно и в круглосуточном режиме оказывать помощь нашим людям, имеющим проблемы за рубежом; там же - все как есть и прямым текстом - насчет референдума по статусу русского языка в Латвии, и о том, что "мы должны в несколько раз усилить образовательное и культурное присутствие в мире - и на порядок увеличить его в странах, где часть населения говорит на русском или понимает русский".

В целом же давайте признаем очевидное: массовый избиратель редко изучает тонкости и подробности позиции своей страны по всем азимутам ее дипломатии. И в нынешней избирательной кампании - как уже приходилось писать - внешняя политика вообще не слишком фигурирует, хотя бы потому, что все кандидаты, кроме одного, понимают свою слабость на этом направлении.

Если же говорить о том, что это материал для зарубежных партнеров и специалистов, плюс для наших международников, то тут есть масса тонкостей. Например: уже установилась традиция, по которой кандидат может говорить со своим избирателем на международные темы относительно откровенно, даже если он действующий президент. В ответ на протесты из-за рубежа отвечают: это было лишь предвыборное заявление, не отражающее официальную политику государства. И все.

То есть в этой статье Владимир Путин - вдобавок являющийся главой правительства, а не президентом - мог бы позволить себе сказать гораздо больше, чем на возможном посту президента в будущем. Когда ему будет мешать, попросту говоря, протокол.

Хотя - довольно редко, правда - и действующий президент оказывается в ситуации, когда можно сказать чуть больше, чем обычно. Вот цитата: "Формат конференции позволяет сказать то, что я действительно думаю о проблемах международной безопасности. И если мои рассуждения покажутся нашим коллегам излишне полемически заостренными либо неточными, я прошу на меня не сердиться - это ведь только конференция. И надеюсь, что после двух-трех минут моего выступления господин Тельчик не включит там "красный свет".

Это кто говорит? Владимир Путин, на международной конференции по безопасности в Мюнхене в январе 2007 года.

Может быть, здесь похожий случай? Смотря в каком смысле - то есть, смотря как вы оцениваете "тот" Мюнхен. А это отдельная интересная история, о которой - чуть позже.

S.N.U.F.F нам не нужен

Допустим, что мы изучаем статью Путина, чтобы найти в ней какие-то новые дипломатические инициативы, не прозвучавшие пока в виде официальной позиции Москвы.

И обнаруживаем, что, несмотря на относительную свободу высказывания для автора, таких новшеств тут очень и очень немного. Если постоянно следить за всем объемом того, что говорят в Москве - не только на высшем уровне, то выясняется, что в целом все это уже в какой-то форме было сказано.

Допустим, наше отношение к событиям в арабском мире, конкретнее - в Сирии. "Если мы хотим обезопасить мирных граждан - а это для России первостепенная цель - то необходимо урезонить всех участников вооруженного противостояния", то есть и вооруженную оппозицию тоже. Все это уже говорилось, и не раз, не правда ли?

Или - упоминания "информационного воздействия" одних стран на другие. Ну что тут услышишь нового после… даже не официальных заявлений Москвы, а хотя бы после недавнего романа S.N.U.F.F Виктора Пелевина, не последнего в нашей стране писателя, где в войне против "нехороших режимов" совмещены беспилотник и телекамера, а вдобавок эта штука оснащена боевым оружием? И правда, зачем отделять одно от другого, если во всех почти сегодняшних конфликтах они употребляются вместе?

Есть в статье Владимира Путина один довольно интересный пассаж, касающийся роли стран БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай, Южная Африка) в нынешних событиях, в том числе на Ближнем Востоке. "Мы еще только привыкаем работать в таком составе, притираемся друг к другу. В частности, предстоит наладить более тесную координацию по внешнеполитическому досье, плотнее работать на площадке ООН". За этим - история с первой попыткой БРИКС работать вместе по Сирии, после чего выявились расхождения позиций. Некоторые решили, что нет смысла продолжать бороться, если против Сирии немалая часть ее арабских собратьев. Так ведь эту историю еще надо знать…

Можно усмотреть что-то новое в мыслях насчет роли неправительственных организаций в демократическом процессе. А именно: "Россия не использует национальные НПО других стран, не финансирует эти НПО, зарубежные политические организации в целях проведения своих интересов. Не действуют так ни Китай, ни Индия, ни Бразилия". Если же покопаться, то и это, слегка в иной форме, говорилось. Правда, без упоминаний того, что мы ведь тоже так могли бы действовать.

И о нашем восприятии роста Китая, о "легализации" талибов, об отношении в США или Европе к нашим инвесторам… В целом - было.

О главном - в конце

Тогда в чем главный заряд этой статьи? По русской медийно-литературной традиции - писать о главном в конце - Владимир Путин завершает ее так: "Мы стремимся понять и учитывать интересы наших партнеров - но просим уважать наши".

Собственно, тут вся суть. Статья Путина - это призыв к сотрудничеству и изложение наших условий для этого сотрудничества. Последнее понятно - было бы странно, если бы мы шли на него на чьих-то чужих условиях.

Путин вообще с первых дней своего первого президентства, то есть с 1999 года, более всего пытается договориться о взаимодействии именно с Западом, то есть с США и ЕС. В нынешней статье отчетливо звучит мысль о том, что мы хотим помочь впавшей в экономический кризис Европе ("союз Европы", "единый энергокомплекс Европы" и т.д.), есть там слова и о том, что "в отношениях с США мы были бы готовы пойти действительно далеко, совершить качественный прорыв".

И вот это - либо новые вещи, либо неслучайное повторение того, что уже было сказано в других исторических условиях, а сейчас говорится снова.

И теперь пора вспомнить о "том Мюнхене", 2007 года. Если кто-то не умеет читать более чем три слова в заголовке, то он наверняка считает, что "тот Мюнхен" - это чуть ли не провозглашение новой холодной войны. Но тексты все же лучше читать целиком. И особенно интересно сопоставить то мюнхенское выступление с нынешней статьей.

Очень много резонансов. И если вы тот самый "человек трех строчек", то сегодняшнюю статью Путина можно называть "Анти-Мюнхеном". Если же вы читаете все полностью…

Вспомним, о каком времени идет речь: о закате, если не катастрофе, президентства Джорджа Буша, о том, что его европейские союзники не знали тогда, что делать с односторонними действиями США: терпеть невозможно, противодействать тоже... В Мюнхене как раз и говорили о том, что делать нельзя, а что - можно и нужно.

Та мюнхенская речь Путина в ее целом виде была очень "европейской", и речь в ней шла тоже о необходимости сотрудничества и о том, что для этого требуется. То, что кто-то очень постарался изобразить ее как недопустимый вызов - ну, и чего добился? Что выиграл? Или тогда и вправду рано было это говорить?

Сегодня, почти ровно через пять лет, ситуация для США и особенно для ЕС стала еще хуже. И Путин снова говорит о том, что хотел бы сотрудничества. Это называется последовательность.

Мнение автора может не совпадть с позицией редакции

 
 
 
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии,
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Обсуждения
Заголовок открываемого материала