Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на
Культура

"Событие" и пустота. Что такое по-настоящему хорошая постановка

© РИА Новости / Владимир Федоренко / Перейти в фотобанкАктриса Марина Зудина в сцене из спектакля "Событие" на сцене МХТ им. А.П.Чехова
Актриса Марина Зудина в сцене из спектакля Событие на сцене МХТ им. А.П.Чехова
Если ваш театр называется МХТ (тот, который в Камергерском, имени Чехова) и вы ставите пьесу под названием "Событие" – то событие и будет. Даже если – предположим – МХТ с новой постановкой завалился бы, так ведь тоже событие, из серии невероятных. Но тут все получилось, еще как получилось.

Дмитрий Косырев, политический обозреватель РИА Новости.

Если ваш театр называется МХТ (тот, который в Камергерском, имени Чехова) и вы ставите пьесу под названием "Событие" – то событие и будет. Даже если – предположим – МХТ с новой постановкой завалился бы, так ведь тоже событие, из серии невероятных. Но тут все получилось, еще как получилось. И наводит на мысли о том, что же это такое – настоящее, подлинное, высокого класса произведение искусства, чем оно отличается от имитации искусства. И еще – зачем нам вот такое, настоящее, нужно, и каким именно "нам".

Набоков – это сложно

Сначала о том, что происходило на сцене. Кстати, премьера как таковая еще неизвестно когда будет, однако идут предпремьерные показы в немалом количестве – и, как бы это ни называлось, постановка есть…

Так вот, только в очень хороших театрах сразу возникает это ощущение добротности и подлинности: тщательно, как при Чехове, сделанные декорации, множество высокого класса актеров, десятки хорошо проработанных деталей… Это – о первом впечатлении.

Долгожданное "Событие" в МХТ. Фотолента>>

Второе впечатление – что замахнулись на чрезвычайно сложную вещь. И на автора, которого не так часто ставят, потому что боятся. Это не превращенный в пьесу рассказ или фрагмент романа классика (такое в последнее время у нас проделывают с Чеховым, Достоевским и не только). Это действительно пьеса Владимира Набокова, нелегкая (хороший материал про историю создания самой пьесы – не про нынешнюю постановку – можно прочесть здесь). У него их шесть, и что-то ставить их не каждый стремится.

Что это такое? Представьте себе, например, что вы смотрите Чехова, классического, с замедленным действием, на сцене как бы ничего и не происходит – и тут Чехов незаметно переходит в театр абсурда, на сцену вылезают, кроме людей, какие-то сущности (они в пьесе – с набеленными лицами) и несут черт знает что…

А еще действие происходит в русском эмигрантском доме в Германии (при раннем Гитлере), и это добавляет абсурда. Что мы, в самом деле, знаем об этом странном довоенном мире, где и русские, и немцы ходили по одним и тем же улицам? Это вам не про Брайтон-бич пьесу ставить.

Где Зудина?

Но тут среди всего творящегося на сцене балагана вдруг замечаешь то, что всегда трудно заметить. А именно, отсутствие чего-то. И мысленно задаешь вопрос: а где же Марина Зудина?

То есть, конечно, вот она, первой вышла на сцену, последней ее покинула. Все время здесь. Но… мы же все знаем, зачем ходим в театр. На звезд. И ждем от них – многого, многого. Собственно, и в "Событии", уверен, все идут "на Зудину".

Да, а там же еще сверкает и затмевает всех великолепный Александр Семчев… если его не знаете, то я все-таки это скажу, Семчев – тот большой человек, который рекламировал в свое время пиво, хотя мы его ценим не только за это… а играет он маму (!!!) Зудиной, то есть ее героини… И как играет!

Но сама-то она что? А она… произносит ничего не значащие слова… и практически не делает ничего. Как играет? А вроде бы никак. Пустое место.

Дальше начинаешь понимать – возможно, с запозданием – что это не просто пустота. Это такая воронка, вокруг которой пьеса и вращается, там происходит множество событий, несутся крики, люди входят и выходят… И все это – вокруг безучастной Зудиной. Она чего-то ждет. Но мы не понимаем, чего.

А вот это сильно. Это надо не бояться – изобразить пустоту, тем более употребить для этого такую актрису. Конечно, режиссер постановки, очень рисковый и пламенный человек по имени Константин Богомолов, доказал, что такое может – но ведь наверняка страшно же было.

Зимние премьеры театральной Москвы. Инфографика>>

Кстати, не то чтобы у него это идеально получилось. Тут такой сюжет: пьеса строится вокруг того, что несколько лет назад в героиню Зудиной стрелял некто Барбашин, сел, сейчас вышел досрочно – и вот-вот войдет в дверь. И все боятся Барбашина, только героиня Зудиной, оказывается, вовсе не от страха молчит. И когда выясняется, что Барбашин не придет, она… просто закрывает лицо руками.

Надо признаться, лично я сообразил, что произошло, уже на улице. Может быть, для таких, как я, надо было в этот момент что-то придумать. Декорации, что ли, обрушить. Паузу сделать грандиозную. Ну, все впереди, это еще даже не премьера.

Настоящий класс

Не так уж трудно сделать грандиозный спектакль. Или написать картину, от которой все зарыдают. Склеить роман, о котором будут говорить (пока не забудут). Все приемы, создающие нужные эффекты в театре, известны. Дико громкая музыка, танцы, экран (в "Событии" – висит, показывает). Кто-нибудь голый скачет по сцене. Почти настоящая кровь. И злободневная, всем понятная тема, задевающая за живое. Лучше политическая. Вот и успех. Народ валом идет.

И зачем, вроде бы, тогда делать… настоящие вещи? Такие, как если входит в комнату женщина, и никто не говорит, какое у нее роскошное платье – все говорят, как она сама хороша (хотя дело как раз в платье). Или вот – выдумывать этот невероятный эффект "зудинской пустоты". Зачем, если настоящее создавать сложнее, чаще всего дороже, а еще ведь надо, чтобы его заметили те, кто привык лишь к внешним эффектам.

Настоящая культура не только в России всегда подвергалась испытаниям, прежде всего материальным. Соблазн слишком велик – заработать деньги, а не заниматься "чистым" искусством для немногих. А еще тут все накладывается на демографические волны – поколения меняются почему-то волнами, вдруг и сразу приходят новые потребители, неграмотные, примитивные. И я не только про Россию. В США, например, все признаки того, что вот-вот маятник в этом плане пойдет назад, потому что хотя бы кино – уже, вроде бы, тупее некуда.

Но среда тех, кто создает прекрасное (или не очень прекрасное), сама себя лечит. Даже если ее искусственно подстричь сверху, избавив от лучшего. Природа творчества такова, что желание "сделать лучше всех" сильнее жажды денег и даже славы. Не для толпы, для узкого круга – чтобы удивились профессионалы. А потом и менее профессиональные потребители захотели бы попробовать – а что это такое, настоящий высокий класс? Что такое – "Событие" для тех, кто знает цену событиям?

И пока это так, человечество не деградирует. Его спасет бескорыстное завистливое желание художника быть первым.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Рекомендуем
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала