Рейтинг@Mail.ru
О чем молчат башни молчания - РИА Новости, 31.07.2013
Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

О чем молчат башни молчания

Читать ria.ru в

Иран – не только исламская теократия, где кандидатуры на пост президентов утверждают узким советом аятолл. Это еще и родина зороастризма - одной из древнейших монотеистических и главной религии могучей Персидской империи. Именно с изображениями Ахура Мазды на знаменах полчища персов надвигались на маленькую Древнюю Грецию.

© РИА Новости / Дмитрий ВиноградовИран – не только исламская теократия, где кандидатуры на пост президентов утверждают узким советом аятолл, а доминирующей военной и политической силой остается Корпус стражей Исламской революции. Это еще и родина зороастризма - одной из древнейших монотеистических и главной религии могучей Персидской империи. Именно с изображениями Ахура Мазды на знаменах полчища персов надвигались на маленькую Древнюю Грецию.

Впрочем, то, что Исламская Республика Иран – это теократия, знают практически все, а вот то, что здесь живут и вольготно себя чувствуют мусульмане-сунниты, армяне, имеющие свой квартал в Исфахане, адепты других ветвей христианства и даже иудеи (и это на фоне обещаний Махмуда Ахмадинежада стереть Израиль с лица земли!), известно гораздо хуже. Но особое место в ряду религиозных меньшинств занимают огнепоклонники (они же зороастрийцы, они же маздеисты) – последователи пророка Заратуштры, ставшего известным в Европе благодаря книге Фридриха Ницше, но не имеющего с героем его "Так говорил Заратустра" и в целом с ницшеанством ничего общего.

На фото - одна из великого множества разбросанных по территории современного Ирана башен молчания, получившая "туристическую прописку" в городе Йезд.
О чем молчат башни молчания
Иран – не только исламская теократия, где кандидатуры на пост президентов утверждают узким советом аятолл, а доминирующей военной и политической силой остается Корпус стражей Исламской революции. Это еще и родина зороастризма - одной из древнейших монотеистических и главной религии могучей Персидской империи. Именно с изображениями Ахура Мазды на знаменах полчища персов надвигались на маленькую Древнюю Грецию.

Впрочем, то, что Исламская Республика Иран – это теократия, знают практически все, а вот то, что здесь живут и вольготно себя чувствуют мусульмане-сунниты, армяне, имеющие свой квартал в Исфахане, адепты других ветвей христианства и даже иудеи (и это на фоне обещаний Махмуда Ахмадинежада стереть Израиль с лица земли!), известно гораздо хуже. Но особое место в ряду религиозных меньшинств занимают огнепоклонники (они же зороастрийцы, они же маздеисты) – последователи пророка Заратуштры, ставшего известным в Европе благодаря книге Фридриха Ницше, но не имеющего с героем его "Так говорил Заратустра" и в целом с ницшеанством ничего общего.

На фото - одна из великого множества разбросанных по территории современного Ирана башен молчания, получившая "туристическую прописку" в городе Йезд.
1 из 20
© РИА Новости / Дмитрий ВиноградовИменно Персия была колыбелью этой религии, четко указавшей на разделение добра и зла (языческие же боги частенько меняли свое настроение), сообщившей человеку о наличии у него бессмертной души, давшей заповеди и обещавшей вечную жизнь при условии их выполнения.

И поныне, по разным подсчетам, в Иране около 1-2% населения придерживаются именно этой веры. За ее представителями закреплены места в меджлисе, да и государственный флаг Ирана использует пришедшие из зороастризма цвета: зеленый - символ плодородия и процветания, белый - праведности и мира, красный - доблести и пролитой на войне крови.

А по всему Ирану попадаются святилища маздеистов - как действующие, так и те, чьи священные огни давно потухли. Были они и в заложенном Дарием I Персеполе, столице величественной империи Ахеменидов, фактически растоптанной войсками Александра Македонского - до наших дней дошли лишь руины былых построек, в частности, дворцового комплекса Ападана, из 72 колонн которого, прежде поддерживавших крышу просторного зала, сохранились только 13 (на фото).
О чем молчат башни молчания
Именно Персия была колыбелью этой религии, четко указавшей на разделение добра и зла (языческие же боги частенько меняли свое настроение), сообщившей человеку о наличии у него бессмертной души, давшей заповеди и обещавшей вечную жизнь при условии их выполнения.

И поныне, по разным подсчетам, в Иране около 1-2% населения придерживаются именно этой веры. За ее представителями закреплены места в меджлисе, да и государственный флаг Ирана использует пришедшие из зороастризма цвета: зеленый - символ плодородия и процветания, белый - праведности и мира, красный - доблести и пролитой на войне крови.

А по всему Ирану попадаются святилища маздеистов - как действующие, так и те, чьи священные огни давно потухли. Были они и в заложенном Дарием I Персеполе, столице величественной империи Ахеменидов, фактически растоптанной войсками Александра Македонского - до наших дней дошли лишь руины былых построек, в частности, дворцового комплекса Ападана, из 72 колонн которого, прежде поддерживавших крышу просторного зала, сохранились только 13 (на фото).
2 из 20
© РИА Новости / Дмитрий ВиноградовЗаратуштра среди всех создателей мировых религий самый загадочный, притом что по влиянию на мировую историю он не слишком уступает Будде, Христу, Мухаммеду, Конфуцию и Лао-Цзы. Но если про всех перечисленных пророков хотя бы известно время их жизни, а сам факт реальности последних троих даже не оспаривается, то про Заратуштру этого сказать нельзя.

Даже о времени его деятельности нет приблизительных данных. В иранской традиции долго считалось, что он жил за 258 лет до Дария III, то есть около 590 года до н.э. Гораздо позже ученые пришли к выводу, что если и привязывать время жизни Заратуштры к Дарию, то надо делать это по отношению к Дарию I, который жил на 200 лет раньше своего тезки. Тогда мы получаем дату примерно около 750 года до н.э., которая многими исследователями считается правдоподобной.

Впрочем, существует еще около 20 (!) вполне обоснованных точек зрения на этот вопрос. Диапазон, который отводят Заратуштре компетентные и осведомленные ученые, начинается с 1700 года до н.э. и заканчивается 550 годом до н.э.

С этим связан тонкий момент - чем раньше жил Заратуштра, тем, соответственно, в более искаженном виде до нас дошло его учение, ведь многие столетия оно передавалось только в устном виде. А позднее, когда оно было оформлено в священную книгу Авеста, возникла новая напасть - многочисленные завоеватели, приходившие на землю Персии, методично истребляли все ее списки. Особенно в этом деле преуспели, несмотря на мужество запечатленных на барельефе в Персеполе персидских воинов, греки Александра Македонского и арабы.
О чем молчат башни молчания
Заратуштра среди всех создателей мировых религий самый загадочный, притом что по влиянию на мировую историю он не слишком уступает Будде, Христу, Мухаммеду, Конфуцию и Лао-Цзы. Но если про всех перечисленных пророков хотя бы известно время их жизни, а сам факт реальности последних троих даже не оспаривается, то про Заратуштру этого сказать нельзя.

Даже о времени его деятельности нет приблизительных данных. В иранской традиции долго считалось, что он жил за 258 лет до Дария III, то есть около 590 года до н.э. Гораздо позже ученые пришли к выводу, что если и привязывать время жизни Заратуштры к Дарию, то надо делать это по отношению к Дарию I, который жил на 200 лет раньше своего тезки. Тогда мы получаем дату примерно около 750 года до н.э., которая многими исследователями считается правдоподобной.

Впрочем, существует еще около 20 (!) вполне обоснованных точек зрения на этот вопрос. Диапазон, который отводят Заратуштре компетентные и осведомленные ученые, начинается с 1700 года до н.э. и заканчивается 550 годом до н.э.

С этим связан тонкий момент - чем раньше жил Заратуштра, тем, соответственно, в более искаженном виде до нас дошло его учение, ведь многие столетия оно передавалось только в устном виде. А позднее, когда оно было оформлено в священную книгу Авеста, возникла новая напасть - многочисленные завоеватели, приходившие на землю Персии, методично истребляли все ее списки. Особенно в этом деле преуспели, несмотря на мужество запечатленных на барельефе в Персеполе персидских воинов, греки Александра Македонского и арабы.
3 из 20
© РИА Новости / Дмитрий ВиноградовДо Заратуштры древние персы и мидийцы исповедовали политеизм, пророк же призвал их отказаться от поклонения всем богам, кроме бога мудрости - Ахура Мазды (откуда и происходит термин "маздеизм"). Боги - покровители низших каст (дэвы) были "разжалованы" в демонов.

Свои взгляды и некоторые из своих деяний Заратуштра увековечил в религиозных гимнах - гатах, которые позднее вошли в Авесту. Поминая годы его жизни, можно констатировать, что Заратуштра "изобрел" монотеизм задолго до иудеев. Более того, вполне возможно, что идею единого бога евреи позаимствовали у персов во времена Вавилонского пленения. Общие черты можно увидеть, например, в перекочевавших из зороастризма в иудаизм ангелологии, демонологии и эсхатологии.

Европейцев же с учением огнепоклонников познакомил Геродот (около 485-428 до н.э.). В его "Истории" описывается религия магов, которыми тогда называли одно из шести мидийских племен (по другой версии - касту). Маги, например, не сжигали и не хоронили своих умерших, оставляя их тела на съедение хищникам. А еще они умели толковать сны, предсказания звезд и разбирались в магии. Кстати, именно представители этого племени и были знаменитыми волхвами, пришедшими поклониться младенцу Иисусу.

А так выглядит зороастрийское святилище в крепости Кале-йе Асадан ("Крепость львов"), что в Йезде. В центре - изображение Заратуштры, перед которым всегда горит священный огонь - стабильность гарантирует мобед, то есть смотритель. Мобеды считаются потомками первых учеников пророка, а потому занять эту должность может только здоровый мужчина из рода мобедов, не совершавший неискупимых грехов. Это условие стало еще одной причиной упадка зороастризма, поскольку враги этой религии методично уничтожали мобедов.
О чем молчат башни молчания
До Заратуштры древние персы и мидийцы исповедовали политеизм, пророк же призвал их отказаться от поклонения всем богам, кроме бога мудрости - Ахура Мазды (откуда и происходит термин "маздеизм"). Боги - покровители низших каст (дэвы) были "разжалованы" в демонов.

Свои взгляды и некоторые из своих деяний Заратуштра увековечил в религиозных гимнах - гатах, которые позднее вошли в Авесту. Поминая годы его жизни, можно констатировать, что Заратуштра "изобрел" монотеизм задолго до иудеев. Более того, вполне возможно, что идею единого бога евреи позаимствовали у персов во времена Вавилонского пленения. Общие черты можно увидеть, например, в перекочевавших из зороастризма в иудаизм ангелологии, демонологии и эсхатологии.

Европейцев же с учением огнепоклонников познакомил Геродот (около 485-428 до н.э.). В его "Истории" описывается религия магов, которыми тогда называли одно из шести мидийских племен (по другой версии - касту). Маги, например, не сжигали и не хоронили своих умерших, оставляя их тела на съедение хищникам. А еще они умели толковать сны, предсказания звезд и разбирались в магии. Кстати, именно представители этого племени и были знаменитыми волхвами, пришедшими поклониться младенцу Иисусу.

А так выглядит зороастрийское святилище в крепости Кале-йе Асадан ("Крепость львов"), что в Йезде. В центре - изображение Заратуштры, перед которым всегда горит священный огонь - стабильность гарантирует мобед, то есть смотритель. Мобеды считаются потомками первых учеников пророка, а потому занять эту должность может только здоровый мужчина из рода мобедов, не совершавший неискупимых грехов. Это условие стало еще одной причиной упадка зороастризма, поскольку враги этой религии методично уничтожали мобедов.
4 из 20
© РИА Новости / Дмитрий ВиноградовИменно зловещие и таинственные башни молчания, в которых зороастрийцы оставляли трупы, дошли до наших дней лучше всего. И не только в Иране - такие башни и храмы огня сохранились в соседних Азербайджане и республиках Средней Азии. Большая диаспора огнепоклонников есть в Индии, в частности, в Мумбаи, куда они бежали от нашествия мусульман. Огнепоклонников здесь именуют парсами - нетрудно догадаться, что такое название произошло от слова "перс".

В самом центре бывшего Бомбея, в престижном районе Малабар-Хилл, застроенном викторианскими особняками и современными небоскребами, есть парк, над которым всегда кружит воронье. Парк огорожен высоким забором с колючей проволокой, за который пускают только огнепоклонников, - здесь находятся действующие башни молчания.

Дело в том, что по канонам этой религии мертвых надо хоронить так, чтобы не осквернить ни землю (то есть тела не закапывают, как христиане и мусульмане), ни воду (не предают реке, как индусы), ни тем более огонь (крематории отсутствуют как факт). Поэтому "хоронят" зороастрийцы в воздухе, выкладывая кадавры (и тут без иронии и без воскрешения) в специальных башнях, тем самым отдавая тела на растерзание хищным птицам и зверям. Обглоданные же кости помещают в специальные урны - оссуарии (или костницы), которые, в зависимости от статуса и достатка семьи, отправляются в землю, находят свое место в мавзолеях или же хранятся в тех же башнях.

В самом Иране, впрочем, эта традиция не сохранилась - в 70-х годах исламские власти запретили столь антисанитарный обычай, и зороастрийцы теперь хоронят умерших в специальных бетонных бункерах, чтобы хотя бы формально соблюсти религиозные требования. О былом иранцам напоминают такие башни, как эта, застывшая на дороге из Йезда в Шираз. Давным-давно, когда деревья были большими, а Ахемениды диктовали миру свои правила, вокруг этой каменной ямы огнепоклонники и выкладывали тела сородичей на съедение хищникам.
О чем молчат башни молчания
Именно зловещие и таинственные башни молчания, в которых зороастрийцы оставляли трупы, дошли до наших дней лучше всего. И не только в Иране - такие башни и храмы огня сохранились в соседних Азербайджане и республиках Средней Азии. Большая диаспора огнепоклонников есть в Индии, в частности, в Мумбаи, куда они бежали от нашествия мусульман. Огнепоклонников здесь именуют парсами - нетрудно догадаться, что такое название произошло от слова "перс".

В самом центре бывшего Бомбея, в престижном районе Малабар-Хилл, застроенном викторианскими особняками и современными небоскребами, есть парк, над которым всегда кружит воронье. Парк огорожен высоким забором с колючей проволокой, за который пускают только огнепоклонников, - здесь находятся действующие башни молчания.

Дело в том, что по канонам этой религии мертвых надо хоронить так, чтобы не осквернить ни землю (то есть тела не закапывают, как христиане и мусульмане), ни воду (не предают реке, как индусы), ни тем более огонь (крематории отсутствуют как факт). Поэтому "хоронят" зороастрийцы в воздухе, выкладывая кадавры (и тут без иронии и без воскрешения) в специальных башнях, тем самым отдавая тела на растерзание хищным птицам и зверям. Обглоданные же кости помещают в специальные урны - оссуарии (или костницы), которые, в зависимости от статуса и достатка семьи, отправляются в землю, находят свое место в мавзолеях или же хранятся в тех же башнях.

В самом Иране, впрочем, эта традиция не сохранилась - в 70-х годах исламские власти запретили столь антисанитарный обычай, и зороастрийцы теперь хоронят умерших в специальных бетонных бункерах, чтобы хотя бы формально соблюсти религиозные требования. О былом иранцам напоминают такие башни, как эта, застывшая на дороге из Йезда в Шираз. Давным-давно, когда деревья были большими, а Ахемениды диктовали миру свои правила, вокруг этой каменной ямы огнепоклонники и выкладывали тела сородичей на съедение хищникам.
5 из 20
© РИА Новости / Дмитрий ВиноградовВ Мумбаи же несколько лет назад разразился большой скандал - оказалось, что стервятников, которые должны были выполнять свою грязную работу и в то же время столь ответственную миссию, выкосила какая-то эпидемия вроде птичьего гриппа (точно диагноз поставить не удалось, а ученых зороастрийцы к своим башням не подпустили). Оставшиеся птицы просто не справлялись со своими обязанностями, а потому башни довольно быстро оказались забиты трупами.

И если в Иране из-за запрета властей хоронить умерших зороастрийцев по традиционному обряду башни молчания из культового сооружения превратились в туристический аттракцион и излюбленное место прогулок горожан (не в последнюю очередь - из-за впечатляющего пейзажа, открывающегося с высоты), то в Мумбаи дело обстоит иначе. Охранники за версту определяют приверженцев иных культов (как и представителей четвертой власти, в чем лично убедился корреспондент РИА Новости) и на пушечный выстрел не подпускают их к башням, не позволяя сфотографировать даже табличку на входе. Парк же такой большой, что снаружи башни не видны, только над деревьями всегда кружат зловещие птицы, как в фильмах ужасов.

И все это, напомним запамятовавшим, в центре престижнейшего и ультрадорогого района Мумбаи. В нескольких десятках метров от этого милого местечка расположены огромные подземные резервуары с пресной водой, которые питают жителей окрестных домов.
О чем молчат башни молчания
В Мумбаи же несколько лет назад разразился большой скандал - оказалось, что стервятников, которые должны были выполнять свою грязную работу и в то же время столь ответственную миссию, выкосила какая-то эпидемия вроде птичьего гриппа (точно диагноз поставить не удалось, а ученых зороастрийцы к своим башням не подпустили). Оставшиеся птицы просто не справлялись со своими обязанностями, а потому башни довольно быстро оказались забиты трупами.

И если в Иране из-за запрета властей хоронить умерших зороастрийцев по традиционному обряду башни молчания из культового сооружения превратились в туристический аттракцион и излюбленное место прогулок горожан (не в последнюю очередь - из-за впечатляющего пейзажа, открывающегося с высоты), то в Мумбаи дело обстоит иначе. Охранники за версту определяют приверженцев иных культов (как и представителей четвертой власти, в чем лично убедился корреспондент РИА Новости) и на пушечный выстрел не подпускают их к башням, не позволяя сфотографировать даже табличку на входе. Парк же такой большой, что снаружи башни не видны, только над деревьями всегда кружат зловещие птицы, как в фильмах ужасов.

И все это, напомним запамятовавшим, в центре престижнейшего и ультрадорогого района Мумбаи. В нескольких десятках метров от этого милого местечка расположены огромные подземные резервуары с пресной водой, которые питают жителей окрестных домов.
6 из 20
© РИА Новости / Дмитрий ВиноградовСамые сильные позиции зороастрийство в Иране сохранило в глубине страны - вдали от таких мусульманских центров, как Кум или Исфахан. Неформальной столицей этой древней религии считается зажатый между пустыней Деште-Лут и хребтом Кухруд город Йезд. Здесь-то и можно разглядеть во всех подробностях башни молчания, пусть и недействующие (хотя это, быть может, и к счастью).
О чем молчат башни молчания
Самые сильные позиции зороастрийство в Иране сохранило в глубине страны - вдали от таких мусульманских центров, как Кум или Исфахан. Неформальной столицей этой древней религии считается зажатый между пустыней Деште-Лут и хребтом Кухруд город Йезд. Здесь-то и можно разглядеть во всех подробностях башни молчания, пусть и недействующие (хотя это, быть может, и к счастью).
7 из 20
© РИА Новости / Дмитрий ВиноградовЙезд был "официально" основан как крепость еще в период правления династии Сасанидов - в первой половине I тысячелетия нашей эры, то есть еще до прихода в эти края ислама. Впрочем, к тому моменту это были даже не земли, а сплошной культурный слой, ведь первое упоминание о здешних поселениях относится к 3 тысячелетию до н.э. Само название города предопределило его роль - быть главным центром зороастризма. Дело в том, что слово "яздан" переводится как "божество". Ученые говорят, что до зороастризма это слово обозначало одного из членов языческого древнеиранского пантеона, а потом перешло в более современный персидский язык как одно из обозначений верховного бога.

Главный "хит" современного Йезда, помимо все тех же башен, которые давно уже не используются по прямому назначению и поэтому открыты для всех желающих, - это атешкадех ("Священное вечное пламя" - так называются все зороастрийские храмы огня).

Чтобы попасть к нему, я сел в такси и сказал водителю на чистом персидском языке: "Атешкадех". Собственно, только это слово я и знал. Кивнув, таксист подвез меня к высоченному забору с наглухо запертой калиткой. Никакого расписания на стенах не было, и все говорило о том, что зороастрийцы стараются соблюдать определенную конспирацию - все-таки не зря официально Иран называется исламской республикой. Безуспешно попытавшись привлечь внимание какого-нибудь сторожа, я отправился восвояси.
О чем молчат башни молчания
Йезд был "официально" основан как крепость еще в период правления династии Сасанидов - в первой половине I тысячелетия нашей эры, то есть еще до прихода в эти края ислама. Впрочем, к тому моменту это были даже не земли, а сплошной культурный слой, ведь первое упоминание о здешних поселениях относится к 3 тысячелетию до н.э. Само название города предопределило его роль - быть главным центром зороастризма. Дело в том, что слово "яздан" переводится как "божество". Ученые говорят, что до зороастризма это слово обозначало одного из членов языческого древнеиранского пантеона, а потом перешло в более современный персидский язык как одно из обозначений верховного бога.

Главный "хит" современного Йезда, помимо все тех же башен, которые давно уже не используются по прямому назначению и поэтому открыты для всех желающих, - это атешкадех ("Священное вечное пламя" - так называются все зороастрийские храмы огня).

Чтобы попасть к нему, я сел в такси и сказал водителю на чистом персидском языке: "Атешкадех". Собственно, только это слово я и знал. Кивнув, таксист подвез меня к высоченному забору с наглухо запертой калиткой. Никакого расписания на стенах не было, и все говорило о том, что зороастрийцы стараются соблюдать определенную конспирацию - все-таки не зря официально Иран называется исламской республикой. Безуспешно попытавшись привлечь внимание какого-нибудь сторожа, я отправился восвояси.
8 из 20
© РИА Новости / Дмитрий ВиноградовНа следующий день, но в другое время, я снова попытал счастья. На этот раз мне повезло - атешкадех был открыт. За забором скрывался симпатичный садик с невыразительным павильоном в глубине. На входе в павильон, прямо как в наших церквах, торговали священными книгами и портретами Заратуштры. Недалеко от входа просили милостыню нищие.

Сам павильон был заполнен строгими мужчинами в костюмах и женщинами в хиджабах – на улице такую ни за что не отличишь от мусульманки. Их лица и ладони, сложенные в молитве, были обращены к стеклу, за которым пылал огонь.
О чем молчат башни молчания
На следующий день, но в другое время, я снова попытал счастья. На этот раз мне повезло - атешкадех был открыт. За забором скрывался симпатичный садик с невыразительным павильоном в глубине. На входе в павильон, прямо как в наших церквах, торговали священными книгами и портретами Заратуштры. Недалеко от входа просили милостыню нищие.

Сам павильон был заполнен строгими мужчинами в костюмах и женщинами в хиджабах – на улице такую ни за что не отличишь от мусульманки. Их лица и ладони, сложенные в молитве, были обращены к стеклу, за которым пылал огонь.
9 из 20
© РИА Новости / Дмитрий Виноградов"Этот огонь горит с 470 года", - гласила англоязычная табличка на стене. Из остальных пояснений можно было узнать, что павильон построен на средства огнепоклоннической общины Мумбаи - на сегодня это самое мощное и влиятельное комьюнити зороастрийцев в мире. Святилище было построено в 1934 году, а до этого священный огонь дважды менял свое месторасположение.

Собственно, для зороастрийцев священным является не само здание храма (как, допустим, у христиан), а именно огонь. В то же время сами зороастрийцы очень не любят, когда их называют огнепоклонниками. Во-первых, поклоняются они не самому огню - он лишь символ, проявление божества. Во-вторых, поклонов или коленопреклонений как таковых маздеисты не делают - они молятся стоя во весь рост.
О чем молчат башни молчания
"Этот огонь горит с 470 года", - гласила англоязычная табличка на стене. Из остальных пояснений можно было узнать, что павильон построен на средства огнепоклоннической общины Мумбаи - на сегодня это самое мощное и влиятельное комьюнити зороастрийцев в мире. Святилище было построено в 1934 году, а до этого священный огонь дважды менял свое месторасположение.

Собственно, для зороастрийцев священным является не само здание храма (как, допустим, у христиан), а именно огонь. В то же время сами зороастрийцы очень не любят, когда их называют огнепоклонниками. Во-первых, поклоняются они не самому огню - он лишь символ, проявление божества. Во-вторых, поклонов или коленопреклонений как таковых маздеисты не делают - они молятся стоя во весь рост.
10 из 20
© РИА Новости / Дмитрий ВиноградовДругая важная достопримечательность Йезда - уже помянутая "Крепость львов" на окраине города. Когда-то именно здесь зороастрийцы до последнего оборонялись от полчищ нахлынувших мусульман-арабов. Проиграв, персы, по крайней мере большинство из них, приняли ислам.

Но и здесь чужеземец лишний раз убедится в том, что зороастрийские достопримечательности вовсе не так ориентированы на туристов и посетителей вообще, как мусульманские (в большинство мечетей Ирана можно попасть и не будучи мусульманином, а его древние мечети активно рекламируются как туристические объекты). На дверях - никакой таблички, а потому и никакой уверенности в том, что это именно Кале-йе Асадан. Спасает логика, базирующаяся на чувственном восприятии: видно же, что это действительно крепость, да и палец, зажавший достопримечательную точку на карте словно в испуге, что она топографически неверна этой местности, убеждал в том, что тут ей и место. Дверь была открыта, и я, в отличие от средневековых арабских отрядов, беспрепятственно вошел внутрь.

В недрах небольшой крепости располагалось маленькое строение. Изнутри доносилось бормотание, очень похожее на молитву. Это оно и было - в глубине здания сидел смотритель, не обращавший на меня никакого внимания, и читал Авесту. Перед ним горел священный огонь, и располагался небольшой пантеон - изображения Заратуштры, Ахура Мазды и еще каких-то важных деятелей. Молча кивнув на мое приветствие, смотритель продолжил молитву. Я же внимательно все осмотрел и убрался.
О чем молчат башни молчания
Другая важная достопримечательность Йезда - уже помянутая "Крепость львов" на окраине города. Когда-то именно здесь зороастрийцы до последнего оборонялись от полчищ нахлынувших мусульман-арабов. Проиграв, персы, по крайней мере большинство из них, приняли ислам.

Но и здесь чужеземец лишний раз убедится в том, что зороастрийские достопримечательности вовсе не так ориентированы на туристов и посетителей вообще, как мусульманские (в большинство мечетей Ирана можно попасть и не будучи мусульманином, а его древние мечети активно рекламируются как туристические объекты). На дверях - никакой таблички, а потому и никакой уверенности в том, что это именно Кале-йе Асадан. Спасает логика, базирующаяся на чувственном восприятии: видно же, что это действительно крепость, да и палец, зажавший достопримечательную точку на карте словно в испуге, что она топографически неверна этой местности, убеждал в том, что тут ей и место. Дверь была открыта, и я, в отличие от средневековых арабских отрядов, беспрепятственно вошел внутрь.

В недрах небольшой крепости располагалось маленькое строение. Изнутри доносилось бормотание, очень похожее на молитву. Это оно и было - в глубине здания сидел смотритель, не обращавший на меня никакого внимания, и читал Авесту. Перед ним горел священный огонь, и располагался небольшой пантеон - изображения Заратуштры, Ахура Мазды и еще каких-то важных деятелей. Молча кивнув на мое приветствие, смотритель продолжил молитву. Я же внимательно все осмотрел и убрался.
11 из 20
© РИА Новости / Дмитрий ВиноградовС эпохой вторжения мусульман связана и еще одна достопримечательность - такое уж это судьбоносное для Ирана и его древней религии было событие. В 60 километрах от Йезда находится важное место паломничества зороастрийцев - святилище Чак-Чак, что переводится не иначе как "кап-кап". Чак-чак находится в горах, в пещере, где в 637 году будто бы скрывалась от преследователей принцесса Никбанух с верными сторонниками. В пещере их то ли засыпало, то ли замуровали арабы, одним словом - огнепоклонники остались без средств для поддержания жизни. Ударив какой-то палкой по скале, Никбанух силой молитвы заставила "явиться" воду - отсюда и "кап-кап".

В Чак-Чак меня с пестрой компанией туристов сопровождал настоящий зороастриец со странным именем Кейкхосро Лориан. С его слов следовало, что гидом он только подрабатывает, а в основное время работает учителем в школе. В его автомобиле под стеклом заднего вида, как раз там, где у нас вешают православные иконки, болтался один из символов зороастризма - фаравахар (он же и на фронтоне одного из полуразрушенных зданий Персеполя), изображающий старца, как будто оседлавшего крылатую повозку. Старца зовут Фраваши, и он кто-то вроде нашего ангела-хранителя, сопровождающего душу к ее слиянию с Ахура Маздой (по мнению многих исследователей, идея ангела-хранителя и была позаимствована христианством из этой более древней религии).

Каждая деталь фаравахара важна. Например, старец держит кольцо - это символ завета, договора между человеком и Ахура Маздой. Его крылья имеют три слоя перьев: первый отвечает за добрые мысли, второй - за добрые слова, а третий - за добрые деяния. Все это - ключевые условия загробного вознаграждения.
О чем молчат башни молчания
С эпохой вторжения мусульман связана и еще одна достопримечательность - такое уж это судьбоносное для Ирана и его древней религии было событие. В 60 километрах от Йезда находится важное место паломничества зороастрийцев - святилище Чак-Чак, что переводится не иначе как "кап-кап". Чак-чак находится в горах, в пещере, где в 637 году будто бы скрывалась от преследователей принцесса Никбанух с верными сторонниками. В пещере их то ли засыпало, то ли замуровали арабы, одним словом - огнепоклонники остались без средств для поддержания жизни. Ударив какой-то палкой по скале, Никбанух силой молитвы заставила "явиться" воду - отсюда и "кап-кап".

В Чак-Чак меня с пестрой компанией туристов сопровождал настоящий зороастриец со странным именем Кейкхосро Лориан. С его слов следовало, что гидом он только подрабатывает, а в основное время работает учителем в школе. В его автомобиле под стеклом заднего вида, как раз там, где у нас вешают православные иконки, болтался один из символов зороастризма - фаравахар (он же и на фронтоне одного из полуразрушенных зданий Персеполя), изображающий старца, как будто оседлавшего крылатую повозку. Старца зовут Фраваши, и он кто-то вроде нашего ангела-хранителя, сопровождающего душу к ее слиянию с Ахура Маздой (по мнению многих исследователей, идея ангела-хранителя и была позаимствована христианством из этой более древней религии).

Каждая деталь фаравахара важна. Например, старец держит кольцо - это символ завета, договора между человеком и Ахура Маздой. Его крылья имеют три слоя перьев: первый отвечает за добрые мысли, второй - за добрые слова, а третий - за добрые деяния. Все это - ключевые условия загробного вознаграждения.
12 из 20
© РИА Новости / Дмитрий ВиноградовСначала мы заехали в брошенные деревни в пустыне Деште-Кевир, оставленные жителями еще 100-150 лет назад - что-то у них не заладилось с сельским хозяйством. Тут наш экскурсовод проявил свои навыки школьного учителя:

- Как определить, была эта деревня мусульманской или зороастрийской? - задал он свой вопрос "ученикам".
- Наверное, по наличию мечети, - неуверенно произнес кто-то из "двоечников".
- Ну, это-то само собой. А вот по домам как определить? - спросил учитель и, не заметив инициативы, ответил сам. - Во-первых, в мусульманских деревнях двери ориентированы на север. В зороастрийских - куда придется. Второе - в исламе собака считается нечистым животным, поэтому собак вы у них не встретите. А у нас собака - животное чистое. Поэтому сейчас по деревням бегает множество одичавших собак. Будьте осторожнее!

Собака вообще занимает в зороастризме особое место - например, она может видеть и отгонять дэвов. Собака же может заменить одного из людей во многих обрядах (например, нести труп умершего должны два человека или человек + собака). Собак даже хоронят по тем же правилам, что и людей.
О чем молчат башни молчания
Сначала мы заехали в брошенные деревни в пустыне Деште-Кевир, оставленные жителями еще 100-150 лет назад - что-то у них не заладилось с сельским хозяйством. Тут наш экскурсовод проявил свои навыки школьного учителя:

- Как определить, была эта деревня мусульманской или зороастрийской? - задал он свой вопрос "ученикам".
- Наверное, по наличию мечети, - неуверенно произнес кто-то из "двоечников".
- Ну, это-то само собой. А вот по домам как определить? - спросил учитель и, не заметив инициативы, ответил сам. - Во-первых, в мусульманских деревнях двери ориентированы на север. В зороастрийских - куда придется. Второе - в исламе собака считается нечистым животным, поэтому собак вы у них не встретите. А у нас собака - животное чистое. Поэтому сейчас по деревням бегает множество одичавших собак. Будьте осторожнее!

Собака вообще занимает в зороастризме особое место - например, она может видеть и отгонять дэвов. Собака же может заменить одного из людей во многих обрядах (например, нести труп умершего должны два человека или человек + собака). Собак даже хоронят по тем же правилам, что и людей.
13 из 20
© РИА Новости / Дмитрий ВиноградовКрыши занесенных песком домов оставленной деревни щетинились бадгирами - хитроумными устройствами для вентиляции помещений. Они устроены таким образом, что улавливают ветер, с какой бы стороны он ни дул. Очень полезное изобретение для жизни в пустыне.
О чем молчат башни молчания
Крыши занесенных песком домов оставленной деревни щетинились бадгирами - хитроумными устройствами для вентиляции помещений. Они устроены таким образом, что улавливают ветер, с какой бы стороны он ни дул. Очень полезное изобретение для жизни в пустыне.
14 из 20
© РИА Новости / Дмитрий ВиноградовРазумеется, как выглядел Чак-Чак, к которому мы направлялись, никто из нас не знал (кроме экскурсовода, конечно), и он развлекал нас тем, что со словами "Может быть, это Чак-Чак?!" указывал на какую-нибудь удаленную скалу, заставляя в нее безуспешно вглядываться. Пейзаж между тем вокруг был совершенно фантастический.
О чем молчат башни молчания
Разумеется, как выглядел Чак-Чак, к которому мы направлялись, никто из нас не знал (кроме экскурсовода, конечно), и он развлекал нас тем, что со словами "Может быть, это Чак-Чак?!" указывал на какую-нибудь удаленную скалу, заставляя в нее безуспешно вглядываться. Пейзаж между тем вокруг был совершенно фантастический.
15 из 20
© РИА Новости / Дмитрий ВиноградовКогда нам наконец надоело играть в эту дебильную игру для туристов, из-за очередной скалы вынырнул настоящий Чак-Чак. Смотрелся он как вмонтированный в скалу советский панельный пансионат. Вокруг святилища по скалам привольно раскинулись гостевые корпуса для паломников, выполненные в той же архитектурной "традиции".

Выглядела святыня, впрочем, не очень впечатляюще: это пещера, по стенам которой действительно стекала какая-то вода. Смотритель в шапочке, очень похожей на мусульманские тюбетейки, заставил нас разуться, мы пошли вглубь пещеры босыми ногами по мокрому полу. Пещера была уставлена специальными подставками со свечками, благодаря чему напоминала православный храм.
О чем молчат башни молчания
Когда нам наконец надоело играть в эту дебильную игру для туристов, из-за очередной скалы вынырнул настоящий Чак-Чак. Смотрелся он как вмонтированный в скалу советский панельный пансионат. Вокруг святилища по скалам привольно раскинулись гостевые корпуса для паломников, выполненные в той же архитектурной "традиции".

Выглядела святыня, впрочем, не очень впечатляюще: это пещера, по стенам которой действительно стекала какая-то вода. Смотритель в шапочке, очень похожей на мусульманские тюбетейки, заставил нас разуться, мы пошли вглубь пещеры босыми ногами по мокрому полу. Пещера была уставлена специальными подставками со свечками, благодаря чему напоминала православный храм.
16 из 20
© РИА Новости / Дмитрий ВиноградовЕсли Йезд – столица современного иранского зороастризма (как Кум – иранского ислама), то столицей туризма в Персии, без сомнения, нужно считать знаменитые Персеполь и Пасаргады – руины некогда настоящих столиц Персидской империи. Неудивительно, что на их развалинах символы зороастризма встречаются на каждом шагу.

Пасаргады основал сам Кир II Великий – создатель Персидской империи. Произошло это в начале VI века до н.э. А уже в конце того же века Дарий I начал строительство Персеполя – огромного дворцового комплекса в 80 километрах от Пасаргад. Он сохранился значительно лучше бывшей столицы, хотя солдаты Александра Македонского вволю "погуляли" на его землях.

Будь Аристотель учителем рангом пониже да талантом пожиже, глядишь, и не вышло бы из его воспитанника великого полководца, и у создателя барельефа из Персеполя, на котором изображены покоренные племена, несущие дань персидскому царю, была бы лишняя возможность заявить о своем историческом провидении и склонности к реалистичному восприятию мира. Но закалившийся на симпосионах да в прениях с Платоном Аристотель слабины не дал...
О чем молчат башни молчания
Если Йезд – столица современного иранского зороастризма (как Кум – иранского ислама), то столицей туризма в Персии, без сомнения, нужно считать знаменитые Персеполь и Пасаргады – руины некогда настоящих столиц Персидской империи. Неудивительно, что на их развалинах символы зороастризма встречаются на каждом шагу.

Пасаргады основал сам Кир II Великий – создатель Персидской империи. Произошло это в начале VI века до н.э. А уже в конце того же века Дарий I начал строительство Персеполя – огромного дворцового комплекса в 80 километрах от Пасаргад. Он сохранился значительно лучше бывшей столицы, хотя солдаты Александра Македонского вволю "погуляли" на его землях.

Будь Аристотель учителем рангом пониже да талантом пожиже, глядишь, и не вышло бы из его воспитанника великого полководца, и у создателя барельефа из Персеполя, на котором изображены покоренные племена, несущие дань персидскому царю, была бы лишняя возможность заявить о своем историческом провидении и склонности к реалистичному восприятию мира. Но закалившийся на симпосионах да в прениях с Платоном Аристотель слабины не дал...
17 из 20
© РИА Новости / Дмитрий ВиноградовТут и там на стелах в Персеполе попадается фаравахар. Еще один часто повторяющийся мотив - сцена поединка между добрым Ахура Маздой и его братом, злым божеством Ангро Манью (он же Ахриман), "коллегой" христианского дьявола.

Ахура Мазда обычно изображается в виде мужчины в царском одеянии (намек понятен: полноправным представителем бога на земле и является царь), а его оппонент - в виде разъяренного быка или льва. Интересна, кстати, история появления этих двух персонажей. Вернее, ортодоксальный зороастризм никаких объяснений на эту тему не дает - два бога просто всегда были, и все тут. А вот одна из сект, зурванисты, считает, что отцом Ахура Мазды и Ангро Манью было божество Зурван, то есть само Время. Ахура Мазда появился после тысячелетних молитв и жертвоприношений Зурвана. Однако в какой-то момент Зурван усомнился в их эффективности, и тут же из этого сомнения родился Ахриман.

Согласно учению Заратуштры весь смысл мировой истории и сводится к борьбе между Ахура Маздой и Ахриманом. Человек, наделенный свободной волей, может выбрать, чью сторону принять. Впрочем, при выборе надо иметь в виду, что противостояние все равно закончится разгромом Ахримана, очищением мира в расплавленном металле от скверны и наступлением эры вечного блаженства. Историю будущего подтверждает французская гравюра XIX века, изображающая барельеф из Персеполя со сценой убийства Ахура Маздой Ахримана. Любопытно, что в подписи значится "Царь убивает различных монстров" - о теологическом смысле барельефа исследователи узнали гораздо позже.
О чем молчат башни молчания
Тут и там на стелах в Персеполе попадается фаравахар. Еще один часто повторяющийся мотив - сцена поединка между добрым Ахура Маздой и его братом, злым божеством Ангро Манью (он же Ахриман), "коллегой" христианского дьявола.

Ахура Мазда обычно изображается в виде мужчины в царском одеянии (намек понятен: полноправным представителем бога на земле и является царь), а его оппонент - в виде разъяренного быка или льва. Интересна, кстати, история появления этих двух персонажей. Вернее, ортодоксальный зороастризм никаких объяснений на эту тему не дает - два бога просто всегда были, и все тут. А вот одна из сект, зурванисты, считает, что отцом Ахура Мазды и Ангро Манью было божество Зурван, то есть само Время. Ахура Мазда появился после тысячелетних молитв и жертвоприношений Зурвана. Однако в какой-то момент Зурван усомнился в их эффективности, и тут же из этого сомнения родился Ахриман.

Согласно учению Заратуштры весь смысл мировой истории и сводится к борьбе между Ахура Маздой и Ахриманом. Человек, наделенный свободной волей, может выбрать, чью сторону принять. Впрочем, при выборе надо иметь в виду, что противостояние все равно закончится разгромом Ахримана, очищением мира в расплавленном металле от скверны и наступлением эры вечного блаженства. Историю будущего подтверждает французская гравюра XIX века, изображающая барельеф из Персеполя со сценой убийства Ахура Маздой Ахримана. Любопытно, что в подписи значится "Царь убивает различных монстров" - о теологическом смысле барельефа исследователи узнали гораздо позже.
18 из 20
© РИА Новости / Дмитрий ВиноградовИ в самом Персеполе, и в его окрестностях находится несколько захоронений персидских императоров, в том числе знаменитых Дария I, Ксеркса I, Артаксеркса I и других. Все они были захоронены по зороастрийскому обряду - богато украшенные фаравахарами и изображениями Ахура Мазды могилы скрывали небольшие урны с костями владык, в свое время наводивших ужас на всю Ойкумену. Например, барельеф на могиле Артаксеркса I (465-424 до н. э.) показывает бога, передающего царю священное кольцо - символ власти. Под конями царя и бога корячатся их поверженные враги - у Ахура Мазды, соответственно, Ахриман, а у Артаксеркса - Ардаван, царь покоренной им Парфии.
О чем молчат башни молчания
И в самом Персеполе, и в его окрестностях находится несколько захоронений персидских императоров, в том числе знаменитых Дария I, Ксеркса I, Артаксеркса I и других. Все они были захоронены по зороастрийскому обряду - богато украшенные фаравахарами и изображениями Ахура Мазды могилы скрывали небольшие урны с костями владык, в свое время наводивших ужас на всю Ойкумену. Например, барельеф на могиле Артаксеркса I (465-424 до н. э.) показывает бога, передающего царю священное кольцо - символ власти. Под конями царя и бога корячатся их поверженные враги - у Ахура Мазды, соответственно, Ахриман, а у Артаксеркса - Ардаван, царь покоренной им Парфии.
19 из 20
© РИА Новости / Дмитрий ВиноградовПоследним аккордом в путешествии по зороастрийскому Ирану стал небольшой храм на горе в окрестностях Исфахана - одного из крупнейших городов этой страны. Его центр заполнен прекрасными, знаменитыми на весь мир мечетями и медресе и средневековыми дворцами шахов. А за городом на одной из высоких скал скромно притаилось небольшое святилище, которое тоже называется атешкадех. Таких святилищ по всему Ирану сохранилось довольно много, и они все однотипные, напоминающие своей круглой формой наши террасы или ротонды. Святилище каменное - в центре его когда-то горел священный огонь, а сейчас оно заброшено и исписано именами влюбленных - привычки иранцев не очень-то отличаются от наших.

Путь к храму (не вообще, а к конкретному) непрост - несколько сотен метров карабканий по высокой скале. Зато потрясающие виды с верхотуры с лихвой искупают все трудности. Самое место, чтобы немного посидеть, отдохнуть от подъема и поразмышлять над бренностью всего сущего - гори оно все священным огнем!
О чем молчат башни молчания
Последним аккордом в путешествии по зороастрийскому Ирану стал небольшой храм на горе в окрестностях Исфахана - одного из крупнейших городов этой страны. Его центр заполнен прекрасными, знаменитыми на весь мир мечетями и медресе и средневековыми дворцами шахов. А за городом на одной из высоких скал скромно притаилось небольшое святилище, которое тоже называется атешкадех. Таких святилищ по всему Ирану сохранилось довольно много, и они все однотипные, напоминающие своей круглой формой наши террасы или ротонды. Святилище каменное - в центре его когда-то горел священный огонь, а сейчас оно заброшено и исписано именами влюбленных - привычки иранцев не очень-то отличаются от наших.

Путь к храму (не вообще, а к конкретному) непрост - несколько сотен метров карабканий по высокой скале. Зато потрясающие виды с верхотуры с лихвой искупают все трудности. Самое место, чтобы немного посидеть, отдохнуть от подъема и поразмышлять над бренностью всего сущего - гори оно все священным огнем!
20 из 20
 
 
 
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии,
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Обсуждения
Заголовок открываемого материала