Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Волков: мы с Жулиным пытаемся раздвинуть рамки правил танцев на льду

© РИА Новости / Виталий Белоусов / Перейти в фотобанкОлег Волков, Натали Пешала, Фабиан Бурза, Александр Жулин (слева направо)
Олег Волков, Натали Пешала, Фабиан Бурза, Александр Жулин (слева направо)
Читать ria.ru в
Российский тренер по фигурному катанию Олег Волков рассказывает корреспонденту агентства "Р-Спорт" Андрею Симоненко о своем видении нынешнего положения дел в танцах на льду.

"Олег Волков – потрясающий технарь. Он ставит нам все дорожки, помогает разобраться в разных сложных нюансах в исполнении программ".

Эти слова принадлежат Елене Ильиных, чемпионке мира среди юниоров 2010 года в паре с Никитой Кацалаповым, и сказаны они были в Берне, где в январе 2011-го ученики Александра Жулина и Олега Волкова заняли четвертое место дебютного для себя взрослого чемпионата Европы. В тот момент казалось, что молодые талантливые спортсмены и их тренеры надолго связаны крепкой творческой нитью. Однако уже в мае Ильиных и Кацалапов ушли к Николаю Морозову, а за несколько дней до этого группу Жулина/Волкова покинула и другая звездная пара – Натали Пешала/Фабьен Бурза.

"Пустота и разочарование. Завязывать с тренерством хотели", – такими словами Волков охарактеризовал ощущения того периода. Но вот начался новый сезон, и тренерский тандем сотворил очередное чудо. Ксения Коробкова и Даниил Глейхенгауз, российская юниорская пара Жулина/Волкова, одержала победу на своем первом же международном старте в карьере – турнире NRW Trophy в Дортмунде. Причем Глейхенгауз – бывший одиночник, выступающий в танцах на льду всего лишь второй (!) год.

– Олег Геннадьевич, ожидали такого успеха от ребят?

– Мы-то ожидали, только я думал, что их на первое место там не пропустят. Потому что наша федерация, по большому счету, не заинтересована в продвижении нашей пары. По юниорам они выступают последний год, дальше Глейхенгауз по возрасту превосходит верхний рубеж юниорского разряда. Что могу сказать про них… Даниил – бывший одиночник, в танцах выступает всего лишь второй сезон. Ксения пришла из синхронного катания. И в Дортмунде они превзошли два дуэта, которые входят в состав сборной России. Ребята катаются мощно, хотя расти им, конечно, есть куда. И для них такой результат – серьезный стимул для работы. Они сейчас тренируются совсем с другим настроением.

– Есть у них шансы отобраться на юниорское первенство мира в нынешнем сезоне?

– Не думаю. У нас сейчас очень сильные юниорские танцы. Три пары, побеждавшие на этапах Гран-при. Поэтому я в данном случае федерацию прекрасно понимаю. Продвигать нашу пару сейчас ей просто невыгодно. Но мы в любом случае, конечно, будем их накатывать. Пусть бьются, набираются опыта. По сути, "зеленые" же еще ребята, девочка слабовата. Но выиграли свой первый же международный старт – молодцы, вопросов нет.

- Многие специалисты говорят, что нынешние юниорские танцы в целом по уровню намного сильнее, чем, допустим, лет десять тому назад. Согласны с таким мнением?

- Абсолютно согласен. Сейчас юниоры действительно катаются на совершенно другом уровне. Ну вот, чтобы было понятно, скажу так – в тот временной промежуток программы, в котором раньше делалось три элемента, сейчас делается десять элементов. Практически на каждый счет исполняется какой-то элемент, и не будем забывать о том, что все это надо "продавливать", и при этом показывать реберность катания, элегантность, позиции.

- Каковы, на ваш взгляд, плюсы наших юниорских пар, побеждавших в нынешнем сезоне в юниорском Гран-при – Виктория Синицина/Руслан Жиганшин, Александра Степанова/Иван Букин, Анна Яновская/Сергей Мозгов?

– Ну, это в целом очень сильные пары. Молодые, но уже опытные, серьезные спортсмены, не первый год на арене. Хорошо себя зарекомендовали. Кроме тех, кого вы назвали, есть еще Евгения Косыгина с Николаем Морошкиным. Действительно, классные дуэты, с которыми, так скажем, можно воевать. Но и в других странах тренеры, так скажем, не спят. По юниорам есть французские танцоры очень сильные, эстонцы хорошие. Американцы и канадцы есть хорошие. У Украины есть пары хорошие. То есть, соперники не дремлют.

- Раньше в танцах на льду, как известно, существовало понятие "очереди". То есть, молодой паре, пока всех старших товарищей не одарят медалями, рассчитывать было не на что. Сейчас, когда действующим олимпийским чемпионам (Тессе Вирчу/Скотту Мойру) и чемпионам мира (Мэрил Дэвис/Чарли Уайту) по 22-24 года, ни о каких очередях говорить не приходится?

– Конечно, теперь ерунда это все. Работать надо. Игорь Шпильбанд с канадцами и американцами работает – вот они и выскочили все наверх молодыми. Наша бывшая пара Ильиных и Кацалапов – они еще сейчас могли бы по юниорам кататься! Но мы их намеренно в прошлом сезоне выпустили во взрослое катание. И как они дебютировали на чемпионате Европы – четвертое место! Я такого, честно говоря, никогда раньше не видел. Молодым вообще сейчас легче, чем раньше. У них восстановление другое, динамика другая. И спорт в целом, и танцы на льду омолаживаются.

- И вчерашние юниоры, брат с сестрой Шибутани, выигравшие бронзу московского чемпионата мира, еще один пример…

- О чем мы и говорим. Поэтому никаких очередей сейчас уже нет.

- Ранний взлет на вершину Вирчу/Мойра и Дэвис/Уайта создал такое впечатление, что эти пары там теперь надолго, и их оттуда не сшибешь. Это ложное впечатление?

– Ложное. Конечно, сейчас канадцы и американцы - это другая планета. Они раскатистые, раскрепощенные, легкие. Мне более импонируют Вирчу и Мойр - по исполнению программ, по эмоциям. Дэвис и Уайт же впечатляют другим – они реактивные, берут напором. Но не надо забывать, что танцы на льду - это спорт. Помните, как австралиец на Олимпиаде в шорт-треке выиграл золото, когда все его соперники перед ним упали? Так вот, и в нынешних танцах все может измениться. Сегодня положение дел одно – а завтра может повернуться совсем другой стороной.

– А когда может наступить это "завтра"? Наверняка ведь до Олимпиады в Сочи ничего не изменится…

- Я так не думаю. У нас есть много талантливых тренеров. Которые могут ускорить наступление этого "завтра". Поднять пары до самого высокого уровня за очень короткий срок. Все выполнимо. Например, Боброва и Соловьев в нынешнем сезоне прибавили, я думаю, что Кустарова доведет их до ума уже к Финалу Гран-при, где они должны побороться за медали. Хотя с французами (Натали Пешала/Фабьеном Бурза) конкурировать им будет непросто. Французы умеют работать, им только скажи, и они будут пахать и пахать. Это трудяги, настоящие спортсмены.

- Высокий, можно сказать, запредельный уровень нынешних лидеров не является неким психологическим гнетом для тех, кто за ними пытается дотянуться?

– Нет. Любой тренер всегда настраивает учеников так, чтобы они исполняли все программы технически грамотно, безукоризненно и красиво. Для этого он составляет план работы, определяет, какие соревнования самые главные, и подводит к ним спортсменов на пике, в максимальной точке их мастерства. Чтобы фигуристы катались и не думали о соперниках. А вот тренеры о них, да, думают и следят за соперниками своих учеников. Чтобы быть в курсе всех последних тенденций. Замечать, когда появляется что-то новое. Мы ведь не просто так ездим по миру, чтобы сопровождать фигуристов на соревнованиях. Я, например, наблюдаю не только за прокатами соперников, но и за работой их тренеров. Плюс оцениваю каждую постановку с той точки зрения, как "склеена" в ней музыка, какие там элементы, как они расставлены по программе. Здесь масса важнейших нюансов, и скрупулезно подмечать их, фиксировать - все это тренерская работа.

- Вот так многие тренеры что-то "подмечают и фиксируют" - а потом критики нынешних танцев на льду говорят, что все пары стали одинаковыми, исполняют, к примеру, одни и те же поддержки…

– Ложно это тоже все. Зависит от конкретного специалиста, кто как работает. Посмотрите на пары Игоря Шпильбанда – там что, много повторов? Посмотрите на пары Елены Кустаровой – они делают очень красивые поддержки.

- Но это сплошной креатив, или есть использование старых идей?

- Креатив. Понимаете, есть большая разница между тренерами, которые готовят спортсменов для борьбы за первые места в мире, и всеми остальными. Те, кто работают на лидерство, не халтурят. Но при этом, конечно, в мировом фигурном катании есть такой круговорот идей, их усовершенствование и переработка. Когда я вижу что-то удачное, придуманное другим тренером – я аплодирую. И думаю – а что я могу придумать еще лучше, еще интереснее?

- То есть, не преувеличивают, когда говорят: фигурное катание – это одна большая интернациональная семья?

– Конечно. Это такой международный котел. Фигурное катание - это планета. Когда меня спрашивают: вот, ты много где был, в какой стране тебе больше всего нравится, я отвечаю: ребята, у нас планета такая интересная, как можно выделить какую-то одну ее часть? Так и в фигурном катании. Все на нашей "планете" работают, и нет предела совершенству – фигурное катание можно улучшать, улучшать и улучшать.

- Помнится, Жулин то ли на первый, то ли на второй год существования новой системы судейства сказал: она убила танцы. Сейчас, на ваш взгляд, танцы реанимировались?

– Во-первых, я уверен, Жулин уже поменял свою точку зрения. Во-вторых, система судейства не стоит на месте: каждый год появляются какие-то дополнения и изменения. ISU тоже работает, это важно, они стараются улучшить эту систему. Где-то это, возможно, получается, где-то нет – но процесс идет. Ну и наконец, суть нынешней системы в том, что нам даны некие технические рамки – и предложение выпрыгнуть из штанов. Сделать танец так, чтобы он соответствовал правилам, чтобы катание было мощным и реберным – и в то же время красивым и элегантным. Кто из нас лучше это сделает – тот и первый. Кстати, я сказал, что танцы ушли вперед – но ведь и одиночное, и парное катание тоже резко прогрессирует. Их тоже заставляют кататься, и в позициях танцевальных, чтобы и шаги у них были сложные. Сейчас интересно смотреть и одиночников, и парников – там все в динамике, все пытаются не только делать прыжки, но и разнообразить свое катание.

- Так значит, система пошла фигурному катанию на пользу?

- Я думаю, да. Система работает. Сначала, признаюсь, мы с Сашей действительно восприняли ее негативно. А сейчас, можно сказать, втянулись в нее. Конечно, кто-то может сказать, что в танцах раньше было больше интересных постановок, драм на льду. Но какие тогда были скорости, динамика – не сравнить с нынешними! Раньше одиночники что прыгали – тройные? А сейчас на четыре оборота заходят все подряд. Вот так же и с танцами, такой же прогресс. А тем, кому нынешние танцы не нравятся, скажу так: у нас спорт, а не театр! Да, техническая сторона вопроса сейчас очень важна. И почти нет времени, чтобы вставлять в программы хореографию. Да, по большому счету, мы бегаем от элемента к элементу. Но выигрывает тот, кто это "бегание" делает красивее и элегантнее.

– При том что техническая сторона важна, в вашей группе что ни постановка, то попытка сделать мини-спектакль…

– Так нам самим это интересно. Намного увлекательнее работать, когда придумываешь такие спектакли, а не делаешь что-то стандартное. Жулин иногда приходит на лед с такими поразительными идеями – словами не описать. Рассказывает что-то, рассказывает, а потом я ему говорю: Саша, во-первых, нам для каждого судьи либретто, что ли, писать, а во-вторых, как мы все эти идеи воплотим в программе? У нас есть десять секунд там, десять там, и попробуй сделать в таких временных рамках чудо. Хотя придумывать что-то необычное иногда удается. Вот, когда Ильиных и Кацалапову мы сделали танец "Список Шиндлера", к нам подходили люди, которые прошли войну, прошли концлагеря, и благодарили нас со слезами на глазах. Поэтому рамки правил иногда действительно получается раздвинуть, и нам интересно пытаться это делать.

Андрей Симоненко

 
 
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала