Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Адам Михник: "Нужна польско-российская коалиция против идиотов"

Отношения России и Польши - тема традиционно непростая. На встрече в московском Доме журналиста политический обозреватель РИА Новости Дмитрий Бабич задал вопросы главному редактору "Газеты выборчей" Адаму Михнику прежде всего об отношениях двух государств – но не только о них.

Враги редко решаются бросить ему обвинения в лицо, предпочитая копаться в родословной и называть главного редактора "Газеты выборчей" Адама Михника предателем польской нации за глаза – скажем, в маргинальных националистических изданиях или на митингах "антилибералов".

Последняя такая выходка имела место на футбольном стадионе: националистически настроенные "болельщики" натянули у себя над головами огромный постер с фотографией Михника и словами: "Шехтер, проси прощения за отца и брата!".

Да, имя его отца – Осия Шехтер. Еще до Второй мировой отец был деятелем подпольной Коммунистической партии Западной Украины (КПЗУ), при поддержке СССР боровшейся в том числе и против полонизации территорий, входящих ныне в состав Украины. Мать, Хелена Михник, – историк. Старший брат успел даже поработать в суде в еще сталинистской Польской народной республике (ПНР). Увидев "реальный социализм" в ПНР, отец стал оппозиционером.

А юный Адам Михник уже в 16 лет, в 1962 году, основал свою первую диссидентскую организацию – Клуб искателей противоречий. Потом было исключение из университета, участие в "Комитете защиты рабочих" и "Солидарности", четыре "посадки" разной продолжительности. С 1989 года была новая Польша, в которой он стал редактором крупнейшей и популярнейшей либеральной газеты и депутатом сейма. Эту Польшу (третью Речь Посполиту, как называют ее сами поляки) Михник считает успешной, хотя и в ней не устает искать противоречия.

Теме успехов и противоречий посвящена и его книга "Антисоветский русофил" – его первая вышедшая в России. Это сборник статей о новой Польше и роли, которую в ней играют церковь, политические партии, русофобия и отношения с Россией в целом.  На встрече в московском Доме журналиста  политический обозреватель РИА Новости Дмитрий Бабич задавал вопросы Адаму Михнику прежде всего об этих отношениях – но не только о них.

– Адам, ваш интерес к России известен. Может быть, он, среди прочего,  объясняется и тем, что у наших стран множество общих проблем? Порой возникает впечатление, что если какая-то проблема есть в России, она обязательно есть и в Польше. Взять хотя бы те же экстремистские выступления на стадионах…

– Это так и есть! Я с этим стопроцентно согласен. И однажды даже высказал эту мысль на конференции в Московском центре Карнеги. Мой русский приятель после конференции отвел меня в сторонку и сказал: "Адам, ты же обидел всех присутствующих! Они-то думали, что все уникально плохо только у великороссов, а ты развеял их иллюзию, сказав, что то же самое есть еще и в Польше!" Ну что я могу сделать – такая у вас страна и такая у нас страна.

А что касается экстремизма на стадионах, то это, конечно, часть общей проблемы, которая касается не только России и Польши.

Перефразируя название книги Ленина, я бы назвал национализм последней и высшей стадией коммунизма. Национализм сегодня прекрасно себя чувствует и в Польше, и в России, и, скажем, в Венгрии, которая в прошлом тоже входила в советский блок. Посмотрите на венгерскую партию "Фидес" и ее лидера Виктора Орбана – они сейчас там у власти, а я критикую их уже несколько лет. Я помню Виктора Орбана 22 года назад – он был либералом! Теперь он – крайний националист, а в Польше звучат голоса, что и Польше надо идти вслед за Венгрией Орбана. Увы, мои опасения оправдываются – посмотрите внимательно, что происходит в Венгрии. Национализм опасен и в маленькой стране – для нее самой.

– А для Польши ее национализм не опасен? 

– Конечно, польский национализм представляет угрозу в первую очередь для Польши. Один мой друг сказал мне: Адам, ты любишь все национализмы, кроме польского. Колкое замечание, но в нем что-то есть. Герцен ведь вел себя точно так же: он поддерживал все национальные движения против царского деспотизма.

Я думаю, это правильный путь. Хотя, конечно, национализм опасен и в маленьких, недавно бывших угнетенными  нациях. Поляки – не маленькая нация, но и не большая, 38 миллионов человек. И как-то так получается, что у нас, поляков, есть все плохие черты характера и больших, и малых наций. Я об этом пишу в приводимых в этой книге эссе. Об этих эссе в Польше писали, что это тексты предателя родины. Ну что ж, я не первый человек в Польше, которого обвинили в предательстве родины, и не последний – в этом я уверен. А теперь вот эти эссе прочтут еще и россияне…

Пусть узнают про Польшу и хорошее, и плохое: эссеисты, журналисты вообще не должны заниматься пропагандой ни своего государства, ни своего правительства. У этих господ (у правительства – Ред.)  всегда найдется множество желающих их прославить. Мы должны выполнять функцию гусей, которые спасли Рим. Наше дело – гоготать. Это наша роль и наша обязанность.

– А про что гоготать?

– Ну, например, про то, что у нас главная оппозиционная партия "Закон и справедливость" – это что-то между вашими Жириновским и Рогозиным. И эта партия два года правила Польшей! У поляков короткая память – они уже забыли, что "ЗиС" правила нами всего четыре года назад. Это было, прямо скажу, неприятно.

– В своем эссе "Проблема", написанном в 1987 году и напечатанном теперь по-русски в "Антисоветском русофиле", вы приводите критические замечания тогдашних публицистов ПОРП (Польской объединенной рабочей партии – аналога КПСС) в адрес профсоюзного объединения "Солидарность". Тогда коммунисты писали, что люди "Солидарности" – это "зашоренные традиционалисты, питающиеся фанатичной духовной смесью, состоящей из извращенной разновидности католицизма и доведенных до шовинизма романтических традиций". Очень похоже на то, как ваша "Газета выборча" описывает нынешнюю "Солидарность", связанную с партией Ярослава Качинского. Так что, коммунисты оказались правы?..

– Нет, потому что нынешняя "Солидарность" не имеет почти никакого отношения к "Солидарности" восьмидесятых. Тогда это было всенародное движение за реформу государства, а теперь "Солидарность" превратилась в маленькую группку консервативно-католических маргиналов, использующую националистическую риторику. Я сильно не расстраиваюсь по этому поводу.

– А в целом нет чувства неудачи? Все-таки когда начиналось в Польше забастовочное движение в 1980 году, речь шла о выборности директоров, о трехлетнем отпуске для матерей по уходу за ребенком… А сегодня в Польше, да и в других странах Восточной Европы человека уволить с работы еще проще, чем в советские времена…

– Чувство, что не за это мы боролись, – это чувство есть. Сохраняется и множество опасностей – для демократии, для культуры, для общества в целом. Но еще не вечер – еще есть шанс, еще есть надежда. В целом эти 20 лет были для Польши очень удачными – это были самые удачные годы за последние 400 лет. Когда коммунизм рухнул, я очень боялся антирусских погромов – а их не было! Я боялся, что мы в Евросоюз так и не попадем, а на Востоке испортим отношения. А мы и связи на Востоке сохранили, и вошли в Евросоюз и в НАТО – для меня это гарантия, что не будет у нас никогда у власти правительство, не соблюдающее демократические нормы. Что касается экономики – посмотрите на цифры статистики. Люди живут намного лучше, чем раньше. Так что надежда есть, и эта книга – моя поддержка надежде.

– Приходится слышать мнение, что после того, как в Польше стали распространяться теории заговора насчет катастрофы самолета с президентом Качинским,  "Газета выборча" оказалась в одной лодке с Путиным. Потому что польские националисты утверждают, что в катастрофе виноваты не только россияне, но и либеральный премьер-министр Дональд Туск, а заодно и либеральная "Газета выборча". Можно ли так сказать, что ваша газета впервые за много лет оказалась с Россией по одну сторону баррикад? 

– Это правда! Путин, может быть, много сделал в своей жизни не самых лучших вещей, но в смоленской катастрофе он не виноват! И вел себя после этой катастрофы очень достойно.           

– Мы помним, что тогда и поляки очень тепло откликнулись на сочувствие, которые выразили им по поводу катастрофы россияне. Но потом эту тему заслонили привычные сюжеты – борьба за влияние на Белоруссию, Украину, другие польско-российские споры…

– Да, и поэтому мы должны особенно ценить тех людей, которые строили между нашими народами мосты. Я вспоминаю Ежи Гедройца, издателя выходившего в Париже польского эмигрантского журнала "Культура". Он же был первым человеком, опубликовавшим за границей еще в шестидесятые годы Андрея Синявского. Вот уж кто уважал русскую культуру! Помню, как работая над номером, он как-то сказал мне: "Я из России уже седьмую рукопись получаю! А вы что же, поляки, отстаете? Да вы по сравнению с русскими диссидентами просто трусы!".

Вот такой был человек. Патриот Польши, но при этом далекий от популярной ныне мысли, что поляки на протяжении всей своей истории были только безвинными жертвами. А вообще нам давно пора в России и Польше создать коалицию против врунов и идиотов. Ведь это наша с вами общая проблема: и у нас, и у вас есть куча политиков, чья профессия – демонизировать соседей и выставлять свою нацию невинной жертвой.

Рекомендуем
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала