Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на
Искусство
Культура

Хореографический патриций Марис Лиепа

Читать ria.ru в
Танцевал ли Марис Лиепа Красса в "Спартаке", Ферхада в "Легенде о любви", Зигфрида и Дезире в балетах Чайковского, Гамлета, Ромео, Вронского или профессора Хиггинса, он всегда создавал образ духовного аристократа, мужественного человека, масштабной личности. 27 июля Лиепе исполнилось бы 75 лет.

Ольга Соболевская, обозреватель РИА Новости.

Танцевал ли Марис Лиепа Красса в "Спартаке", Ферхада в "Легенде о любви", Зигфрида и Дезире в балетах Чайковского, Гамлета, Ромео, Вронского или профессора Хиггинса, он всегда создавал образ духовного аристократа, мужественного человека, масштабной личности. 27 июля Лиепе исполнилось бы 75 лет. Латвийский "хореографический патриций" Большого театра, звезда из плеяды балетмейстера Юрия Григоровича многое так и не станцевал. Но состоявшиеся балетные партии зрители не забывают до сих пор.

Завоевания Лиепы, победы Григоровича

"Золотой век Григоровича" в Большом театре был одновременно "золотым веком" для многих замечательных артистов балета. Юрий Григорович, возглавивший балет Большого в 1964 году, в течение 30 лет определял танцевальную политику главного музыкального театра страны. В первые годы своей работы в Большом он открыл таланты целого поколения танцовщиков. Екатерина Максимова, Владимир Васильев, Марис Лиепа, Нина Тимофеева, Михаил Лавровский и другие артисты исполнили в постановках балетмейстера незабываемые роли, показав их в стране и за рубежом.

Один из западных искусствоведов сравнил Григоровича с полководцем, который вел свою яркую армию к новым и новым завоеваниям. Как не раз замечали балетные критики, у нынешнего поколения звезд Большого театра нет такого лидера, хореографа, который выявил бы разные грани их дарований. В форумах балетоманов звучит и такая мысль: "Нынешние звезды светят, но не греют. Да и некому поддерживать их огонь".

Владимир Васильев вспоминает, что Марис Лиепа был "героем в любой роли". Зрители восхищались его Альбертом в "Жизели" Адана. За эту балетную партию Парижская академия танца присудила Лиепе премию имени Вацлава Нижинского. А роль Ромео принесла ему в Великобритании славу "балетного Лоуренса Оливье", артиста с незаурядным драматическим даром.

И все же главным завоеванием Мариса Лиепы стала роль Красса в "Спартаке" Арама Хачатуряна в постановке Григоровича. Красивый, атлетичный и одновременно изысканный, Лиепа был лучшим Крассом советского балета. Спартаки менялись, Красс оставался неизменным. "В этой роли Лиепу не превзойти!" – говорили коллеги. В книге "Я хочу танцевать сто лет" артист писал: "Танец – это триумф Красса. Его прыжки подобны острым ударам клинка, которые разрезают воздух".

В 1970 году за роль Красса Лиепа получил Ленинскую премию.

Сам Лиепа, похоже, разделял кредо своего коллеги Михаила Барышникова: "Я не стараюсь танцевать лучше всех остальных. Я стараюсь танцевать лучше себя самого". Так, как Лиепа, парил над сценой в прыжке и казался невесомым, пожалуй, только Вацлав Нижинский.

Изгнание из Большого театра, но не из балета

Григорович сыграл в судьбе Лиепы двойственную роль. С одной стороны, зажег его звезду. С другой стороны, впоследствии чуть не погасил ее. Для Мариса Лиепы самыми плодотворными в работе с Григоровичем были первые шесть лет. В начале 1970-х отношения между танцовщиком и балетмейстером стали натянутыми, после Красса Лиепа станцевал лишь четыре новые партии. Григорович, как многие другие балетные мэтры, был склонен к авторитарному "правлению" танцем. Так же как и, к примеру, его коллега, французский балетмейстер Ролан Пети, он редко шел на компромисс с артистами, руководствуясь логикой: "Или я, или вы".

Статья в "Правде" в 1979 году, в которой Лиепа критиковал хореографию новых балетов Большого, окончательно рассорила артиста и балетмейстера. Новые роли в театре ему давали лишь другие балетмейстеры. Лиепа и сам ставил спектакли – в нестоличных театрах. Всякое бездействие томило, угнетало его.

В 45 лет, весной 1982 года, танцовщика выгнали из Большого театра на пенсию из-за "профнепригодности". Вахтер не пустил актера в театр, отобрал у него пропуск… Другим звездам "повезло" больше: Григорович уволил Плисецкую, Васильева, Максимову, Тимофееву, Лавровского и Бессмертнову лишь в 1988 году.

Как замечает Владимир Васильев, изгнание из Большого театра надломило Мариса Лиепу. В его дневнике появилось слово "бесперспективность" – жизнь без ролей и без надежд.

После увольнения из Большого театра Лиепа по приглашению болгарского правительства стал руководить балетом Софийской Народной оперы. В этом театре он поставил "Дон-Кихота" и "Спящую красавицу". Он писал статьи,  преподавал, снимался в телефильмах (его кинокарьера началась еще в 1969 году, с фильма-балета "Гамлет"), ставил танцы в драматических спектаклях. Лиепа восстановил балет Михаила Фокина "Видение розы", в котором когда-то танцевал Нижинский.

Сейчас классические балеты начала XX века восстанавливает сын Лиепы Андрис, в прошлом – также замечательный танцовщик Большого театра. Яркие роли в Большом станцевала и Илзе Лиепа, дочь Мариса.

Марис Лиепа прожил всего 52 года. Но его звезда не гаснет. Зрители вспоминают его энергию, горящие глаза, чеканное лицо, совершенство танца. Такого "Спартака", как тогда, в конце 1960-х – начале 1970-х, поставить уже невозможно, пишут в форумах балетоманы.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 
 
 
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала