Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на
Искусство
Культура

Мюзикл "Юнона и Авось". Мы его никогда не забудем

Клонируя чужие шоу и ваяя по их образцам собственные, российские рулевые индустрии мюзиклов пока не могут повторить успех Алексея Рыбникова, Андрея Вознесенского и Марка Захарова – создателей рок-оперы "Юнона и Авось". Самому талантливому отечественному мюзиклу 9 июля исполняется 30 лет.

Ольга Соболевская, обозреватель РИА Новости.

Клонируя чужие шоу и ваяя по их образцам собственные, российские рулевые индустрии мюзиклов пока не могут повторить успех Алексея Рыбникова, Андрея Вознесенского и Марка Захарова – создателей рок-оперы "Юнона и Авось". Самому талантливому отечественному мюзиклу 9 июля исполняется 30 лет.

"Юнона и Авось" Рыбникова, Караченцова и Шаниной

На Бродвее мюзиклом называют почти любой спектакль с музыкой, песнями и танцами. Советский мюзикл явился на сцену в облике рок-оперы. Спектакль "Юнона и Авось" Алексея Рыбникова – незаконное дитя русской церковной и городской музыки и американского рока – был поставлен Марком Захаровым в Московском театре имени Ленинского комсомола, Ленкоме, в 1981 году. И вскоре молодежь страны уже пела кульминационный романс спектакля с простыми и незабываемыми строками поэта-шестидесятника Андрея Вознесенского: "Я тебя никогда не увижу, я тебя никогда не забуду".

Трагическая история любви и разлуки, ток эмоций, энергия пластики, сила музыки, красивые голоса – все вместе это рождает успешный спектакль. А сверхмощь шоу возникает там, где актеры, преодолевая инстинкт самосохранения, горят на сцене, живут на ней, как в последний день.

Они обращены в веру авторов замысла и считают спектакль вызовом своему профессиональному "я". Так жили на сцене Елена Шанина и Николай Караченцов, исполнители ролей 16-летней дочери коменданта Сан-Франциско Кончиты и ее возлюбленного, русского дипломата графа Резанова, который вместе с Крузенштерном руководил первой отечественной кругосветной экспедицией.

Какими эпитетами ни описывай игру Караченцова и Шаниной – "волнующая", "проникновенная", "на разрыв аорты" – слова бессильны передать мощь той энергии, которая обрушивалась на зрителей в Ленкоме. Она вызывала потрясение у зала – тот самый катарсис, по поводу которого иронизируют и о котором втайне мечтают современные режиссеры.

Романсы и арии из рок-оперы тут же разошлись на цитаты, звучали на сцене и во дворах, вышли на пластинках, выпущенных студиями грамзаписи. Даже теперь, спустя 30 лет, мы помним музыкальные темы и строчки из рок-оперы "Юнона и Авось". В 1983 году была снята телеверсия спектакля-легенды, и сейчас ее можно увидеть в программах телевидения или найти в интернете.

Постановка идет в "Ленкоме" до сих пор, и нынешние исполнители главных ролей Дмитрий Певцов, Виктор Раков и Алла Юганова играют хорошо. Но все-таки зритель ассоциирует рок-оперу "Юнона и Авось" прежде всего с Караченцовым и Шаниной.

Предтечи ""Юноны…"

"Юнона и Авось" не была первой советской рок-оперой. Просто по успеху она превзошла своих предшественниц. Первыми рок-операми были "Звезда и смерть Хоакина Мурьеты" (1976) все того же Алексея Рыбникова в постановке Ленкома и написанные в 1970-х Александром Журбиным "Орфей и Эвридика", "Принц и нищий" и "Пенелопа".

На создание "Юноны" Рыбникова вдохновила рок-опера "Иисус Христос – Суперзвезда" Эндрю Ллойда Уэббера и Тима Райса. А в музыкальном подсознании композитора жили любимые им трофейные музыкальные фильмы, которые вдохновляли детей послевоенных лет: от "Большого вальса" с Милицей Корьюс и лент с Диной Дурбин и Марикой Рекк до "Багдадского вора".

В 1960-х самыми популярными в СССР киномюзиклами были "Моя прекрасная леди" с Одри Хепберн (Джордж Кьюкор экранизировал мюзикл Фредерика Лоу по мотивам "Пигмалиона" Джорджа Бернарда Шоу) и "Вестсайдская история" на музыку Леонарда Бернстайна и Стивена Сондхайма.

Наконец, были и советские фильмы, которые за рубежом назвали бы мюзиклами: ленты Ивана Пырьева ("Свинарка и пастух", "Трактористы") и Григория Александрова ("Веселые ребята", "Волга-Волга", "Цирк", "Весна"), в которых пели Марина Ладынина и Любовь Орлова.

Современные эстрадные артисты нашли в старых музыкальных фильмах золотые россыпи. Но, разрабатывая забытый было Клондайк, исполняя старые песни о главном, они подчас выносят чувства за скобки.

Призраки мюзикла

Нечто похожее происходит с мюзиклами. Музыкальные магнаты пытались заинтересовать публику "Метро", "Чикаго", "Волосами", "Кошками", "Нотр-Дам де Пари", "Ромео и Джульеттой", "Дракулой", "Иствикскими ведьмами" и другими лицензионными постановками.

Но переимчивость современной культуры сыграла злую шутку с ней самой. Есть точное выражение: "Тот, кто идет по чужой колее, не оставляет следов".

Публика не слишком долго ходила на неадаптированные спектакли, чисто механически перенесенные на российскую почву. "Чужеродные организмы" гибли довольно быстро. "42-я улица" была закрыта спустя 2,5 месяца после премьеры, немного дольше просуществовали "Чикаго" и "Иствикские ведьмы". Актеры подчас испытывали к мюзиклам лишь меркантильный интерес, публике были чужды герои и их настроения.

Получалось в итоге то, что описано Станиславским: "Театр живет не блеском огней, роскошью декораций и костюмов, эффектными мизансценами, а идеями драматурга. Изъян в идее пьесы нельзя ничем закрыть".

Автор музыки ко многим фильмам Максим Дунаевский не раз говорил, что в жанре мюзикла "нам нужны оригинальные постановки". Они появились. Но и у них несчастливая судьба. Название "Норд-Ост" (постановка Алексея Иващенко и Георгия Васильева) вызывает прежде всего ассоциации с трагедией в Театральном центре на Дубровке в конце октября 2002 года, когда террористы взяли в заложники 916 зрителей. Мюзиклы "Монте-Кристо", "Мастер и Маргарита", "Бременские музыканты", "Парфюмер", "Обыкновенное чудо", "Любовь и шпионаж" так или иначе остаются в тени громких импортных проектов. Широкая публика их не знает. Несколько оригинальных мюзиклов идет и в провинции.

Хореограф, актер и режиссер Егор Дружинин, участвовавший в создании ряда мюзиклов, всегда подчеркивает, что зрителей нужно терпеливо приучать к этому жанру. "Почему нам нравится драматический театр? Потому что нам кажется, что мы в нем разбираемся. Хотелось бы, чтобы у наших зрителей появилось знание мюзикла".

В интернет-форумах по поводу мюзиклов звучит мысль, что постановки в этом жанре так пока и не нашли своей ниши, в отличие от оперы или оперетты. Мюзикл получается легковесным и сбивчивым действом без запоминающихся мелодий, спектакли в этом жанре часто легко распадаются на череду музыкальных номеров. Билеты на шоу дорогие, а само шоу – малопрофессиональное. "Зритель недоумевает, зачем петь артисту с плохим голосом и слухом и танцевать неуклюжему артисту", – пишет одна из участниц форума.

Это не зрители не готовы воспринимать мюзиклы, это мюзиклы не готовы радовать зрителей. "Зелен виноград", – хочется сказать о мюзикле на российской сцене. Да и выращивают этот "плод" лишь для продажи. Оперетту называют шампанским, оперу – благородным вином. Таким же благородным вином стала и рок-опера "Юнона и Авось". Не хотелось бы, чтобы нынешние мюзиклы сравнивали с самогоном или дурным пивом.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Рекомендуем
Никита Исаев
Кардиологи прокомментировали смерть политика Никиты Исаева
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала