Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Трактат о вреде реформ вообще, или Как помочь русскому театру

© РИА НовостиГригорий Заславский
Григорий Заславский
Который день не дает мне покоя распоряжение №1019-р "Об одобрении Концепции долгосрочного развития театрального дела в Российской Федерации до 2020 года". В субботу оно появилось на сайте правительства. Никак не пойму: радоваться или нет?

Который день не дает мне покоя распоряжение №1019-р "Об одобрении Концепции долгосрочного развития театрального дела в Российской Федерации до 2020 года". В субботу оно появилось на сайте правительства. Никак не пойму: радоваться или нет?

Много лет говорили (конечно, не на всех углах - говорили театральные деятели): нужен закон о театре, закон о театре расставит всё по своим местам. "Концепция…", над которой, я знаю, большая группа экспертов трудилась три года, может, даже чуть дольше, заменяет собой закон? Или нет? Во всяком случае, закон, который ни разу не добрел даже и до первого чтения, теперь отложат.

Наверняка в России немало вопросов, по которым нет еще ни одного документа, а у театра уже есть своя "Концепция…", одобренная, с нею уже можно идти к мэру, к губернатору, писать письма, ссылаясь на распоряжение №1019-р.

А что там?

Гастроли, их должно быть больше. Будет больше, к 2020 году - точно.

В репертуаре появятся новые пьесы, свежие, только что написанные. Кто-то совсем недавно предлагал - нужно установить что-то вроде квот: в репертуаре каждого театра современные пьесы, наши, российские, должны составлять 30%. Не меньше. В "Концепции…" про проценты не сказано ничего, но в общих чертах говорится, что современная российская драматургия нужна. А пока что в репертуаре безраздельно царствует современная западноевропейская комедия. Говорится, что в России есть частные театры. Есть. Но главное - сохранить русский репертуарный театр.

Вообще, я так понял, документ мог быть намного более продвинутым, даже революционным, но поскольку Минфин решительно пытается перевести в последние годы культуру на рельсы максимальной самоокупаемости, вытолкнуть всех кого можно в автономию, в рынок, поневоле "Концепция…" приобрела черты охранительные, консервативные, сохранить то, что есть, стало важнее продвижения к новым формам.

Нужны новые формы? Нужны, конечно.

До 2020 года, пока такая возможность остается, будем сохранять то, что досталось от прежних лет, то, что разваливается порой буквально на глазах. Русский репертуарный театр.

Но разве я не рад, что в "Концепции…" частные театры и театры государственные, репертуарные, не уравнены в правах? Не уравнены. Наверное, правильно. Не время ещё.

Частные театры есть, хороших среди них немного. Самый известный - Студия театрального искусства Сергея Женовача. Такой - единственный. Я знаю еще один, о котором не стыдно рассказать друзьям, сводить знакомых, - "Квартет И", частная театральная инициатива нескольких выпускников ГИТИСа. "День радио", "День выборов", "Разговоры мужчин…"; как появились первые деньги, тут же открыли параллельно еще один театр, "Другой театр", в нем играют "Утиную охоту" Вампилова, "Розенкранц и Гильденстерн мертвы" Стоппарда…

Другое дело, в репертуарных театрах часто, мне кажется, забывают, что платит им государство за риск, за "просвещенья дух", то есть не за то, что они научились зарабатывать и зарабатывают, некоторые - неплохо, а за Горького, Чехова, за "новую драму", которую без них играть будет точно некому. А у нас получается всё наоборот: кто играет "новую драму" - балансирует на опасной грани "не высокоэффективного использования сценической площадки".

Хорошо, что в "Концепции…" нашлось место для слов: "Экспериментальные постановки... не всегда ориентированы на успех у массового зрителя, поэтому могут пользоваться ограниченным спросом. При этом наличие в театре права на эксперимент является необходимым для развития театрального искусства и культуры в целом". Как говорится, и стоило жить, и работать стоило!

Мне нравится, что в "Концепции…" вспоминают о кочевой природе актерства, о том, что этой возможностью - сорваться с места, поехать за режиссёром в другой город - жив был всегда провинциальный русский театр. Тот самый, которому гимн сложил Островский в комедии "Лес". Когда встречаются в лесу Счастливцев и Несчастливцев, один идёт из Керчи в Вологду, другой - из Вологды в Керчь, тут и узнают, что театра сейчас нет ни там, ни там (я так понимаю, смысл "долгосрочного развития театрального дела в России" - в том как раз, чтобы театры были везде в России, а главное - не закрылись там, где пока ещё работают).

Соответственно, нужны квартиры, нужны общежития… Вспомнил кстати: некоторое время тому назад был я на театральном фестивале в Вышнем Волочке, среди прочих фестивальных мероприятий была, конечно, и протокольная встреча у мэра. Мэр, выяснилось, - большой театрал, помогал театру и до прихода на государственную службу, когда еще трудился по коммерческой части. Дошел разговор до квартир для актёров, и выясняется, что в городе за последние 16 лет не построено ни одного квадратного метра жилья. Вообще. Известный, пусть и небольшой провинциальный город, стоит на пути из Петербурга в Москву, всякий, кто ездил, помнит, - машины там замедляют ход… Про него в Венеции в прошлом году докладывали на архитектурной Биеннале, предлагая проект возрождения Вышнего Волочка, когда-то славившегося своими вазами из разноцветного стекла.

Не может пригласить театр Вышнего Волочка к себе новых актеров. Селить негде. И режиссера не может. Платить нечем. В одном из проектов "Концепции…" предлагалось написать, что зарплата актеров к 2020 году должна составлять не менее 90% от средней в данном регионе. В итоговом документе нет такой строчки, я такой, во всяком случае, так и не нашел. Минфин против?

И, пожалуй, главное - контракт. Актерская профессия по природе своей зависимая. У нас сегодня не так. Ну, разве согласится народный артист Владимир Коренев с тем, что слово худрука важнее, чем его, актерское?

Вот он, конкретный пример. Драматическая история трехлетнего союза Александра Галибина с Театром имени Станиславского неминуемо приближается к развязке. Он, наверное, уйдет. Придет другой.

Будет третьим, четвертым? От кого начинаем считать? От Ланского, после которого театром руководили, сменяя друг друга, Козак, Спивак, Мирзоев, Ахрамкова? Три сезона Галибина - три директора, каждый сезон - с новым.

Должность называется художественный руководитель, одно из основных положений "Концепции…" как раз о них, о худруках, которых сегодня ищут каждый раз днем с огнем, найти не могут. Исчезающий вид.

А откуда им взяться?

Худрук не может появиться как черт из табакерки, нельзя же, например, представить, чтобы в Студию театрального искусства вместо Сергея Васильевича Женовача привели другого худрука, поскольку там другого быть не может. Худрук - единственный, другой может стать директором, распорядителем, а худрук там один, Женовач.

Назначение худрука давно уже должно было подвести к идее неизбежности контрактной системы. Назначение худрука неизбежно должно означать вывод всех актеров за штат и собирание труппы заново. Хорошо, пусть числятся, пусть получают зарплату. Но те, кто не нужен тому, кому доверили художественное руководство, переходят в переменную половину труппы. А иначе идеальным художественным руководителем окажется режиссер N., который всегда готов поруководить и Театром Маяковского, и Театром Пушкина, и Театром на Малой Бронной… Подходит к концу контракт Галибина, не сомневаюсь, он и тут готов подставить плечо.

Хороший режиссер и не согласится, потому что нет смысла ему тратить силы и нервы на тех, о ком он не думал вчера и завтра думать не собирался. Это ж как свадьба, а тут жениху подкладывают несвежую и явно нелюбимую девушку, от которой всякий разумный режиссер побежит, как Мопассан от Эйфелевой башни… Или башня пристукнет его однажды ночью сама, раз у самого ума не хватило вовремя смыться.

Худрук захочет построить свой театр, в котором ему потребуются свои актеры. Ему, если продолжить разговор о Театре Станиславского, может понадобиться Коренев, а может и не понадобиться. Традиций никаких в этом, как и в десятке других московских театров нет никаких, давно все выветрились. Остались амбиции, в основном - дутые, казначейские билеты, ничем не обеспеченные.

На днях я разговаривал с гендиректором Большого театра Анатолием Иксановым. В том числе - о контрактах: "Из десяти молодых исполнителей из молодежной программы мы отобрали четверых. А куда их брать? Все забито, все места заняты. У нас есть один-единственный механизм - аттестация. Провели, в результате после каждой аттестации неаттестованные идут в суды, а суды, как известно, принимают сторону работника, а не работодателя, и в 90% случаев их восстанавливают".

Но про контракты в "Концепции долгосрочного развития театрального дела…" ничего определенного не сказано. А жаль.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Оценить 1
Рекомендуем
РИА
Новости
Лента
новостей
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала