Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на
Культура

"Елена" в призерах. Кому же достанется "Ветвь"?

© Фото : Личный архив Юрия ГладильщиковаЮрий Гладильщиков
Юрий Гладильщиков
То, что "Елена" завоевала специальный приз жюри "Особого взгляда", можно считать большим успехом. Да, главный приз достался картинам двух других известных мастеров. Его поделили Arirang корейца Ким Кидука (мы о нем писали) и очень достойный фильм немца Андреаса Дрезена "Остановленный на трассе" о семейном человеке средних лет, который внезапно узнает, что ему осталось жить всего ничего.

То, что "Елена" завоевала специальный приз жюри "Особого взгляда", можно считать большим успехом. Да, главный приз достался картинам двух других известных мастеров. Его поделили Arirang корейца Ким Кидука (мы о нем писали) и очень достойный фильм немца Андреаса Дрезена "Остановленный на трассе" о семейном человеке средних лет, который внезапно узнает, что ему осталось жить всего ничего. Но они оказались в более выгодных условиях, нежели "Елена". Она, как мы уже говорили, попала в программу в последний момент. О ней вообще не упоминается в каннском каталоге, поскольку тот уже был напечатан (а это основной документ фестиваля). У Звягинцева не было пресс-конференции и т.д.

Нашим обоим фильмам – "Елене" и "Охотнику" Бакура Бакурадзе - вообще не повезло, поскольку именно они стали последними, которые продемонстрировал "Особый взгляд". К концу каннского марафона все – журналисты, продюсеры, прокатчики – страшно изматываются. Взгляд уже замылен. Не до свежих впечатлений. Но если фильмы большого конкурса, которые показывают напоследок, привлекают пристальный интерес (показ под занавес подозрителен: именно "подзанавесные" картины в Канне нередко выигрывали), то на "особовзглядовские" у многих уже сил нет.

А тут еще оба фильма требуют внимательного вдумчивого подхода. В обоих – масса деталей, которые нужно заметить, и недосказанностей, которые требуется расшифровать. Оба – серьезные драмы о странностях человека и человечности (одна погружена в тяжелый и грязный фермерский быт, другая – в непримиримые и страшные противоречия между Москвой богатой и бедной). Оба – что редкость для нашего, трусливо убегающего от современности кино, – погружены в реальность. От Звягинцева, снявшего две оторванные от реалий притчи "Возвращение" и "Изгнание", этого попросту никто не ожидал (а в его фильме, чего от него тем более не ждали, еще и много юмора. Прежде Звягинцев был хмур как Сокуров)… С учетом всех закавык ценность приза "Елене" возрастает троекратно.

Но обратимся к главному конкурсу, потому что сегодня в 21.15 по московскому времени в Канне начнется церемония награждения лауреатов и примерно в 22.00 станет известен обладатель главного приза - "Золотой пальмовой ветви", гарантирующей режиссеру место в киноистории.

Хотелось бы написать без кавычек фразу, которую все журналисты мира обязательно пишут в предпоследнем репортаже с Каннского фестиваля: "недостатка в прогнозах, разумеется, нет". Но ситуация в этом году еще хитрее. Нет самих по себе прогнозов. То есть они есть, конечно, но нет сколько-нибудь достоверных. Вроде бы и не скажешь, что в программе был некий безусловно великий фильм. К каждому можно придраться. Но, пожалуй, эта была самая сильная конкурсная программа за все 2000-е годы.

Даже если учесть, что "Меланхолия" фон Триера – по известным  причинам - лишилась всех шансов (хотя, кто знает…), то на триумф могут рассчитывать Дарденны, Хазанавичус, Альмодовар, Моретти, Каурисмяки ("Гавр" которого получил вчера главный неофициальный приз – ФИПРЕССИ. И удостоился благодарности второго неофициального жюри - экуменического). Может, между прочим, претендовать и Малик. История с его "Древом жизни" - вообще чудо! С кем ни поговори, почти все бранят его на чем свет стоит.

Но по оценкам мировой прессы в британском журнале Screen International, который ежедневно опрашивал в Канне десять ведущих критиков из разных стран, "Древо жизни" Малика делит 3-4-е места с "Артистом" Хазанавичуса, уступая только картинам Каурисмяки и Дарденнов. А в подобном же опросе, который проводил журнал Le film français (в нем участвовали пятнадцать критиков – исключительно французских) "Древо жизни" - и вовсе лидер. Сразу шесть человек выставили ему высшую оценку этого опроса – "Золотую пальмовую ветвь". "Артист" удостоился пяти ветвей. Картинны Дарденнов и Каурисмяки французы оценивают куда ниже, зато восхваляют фильм своей соотечественницы Майвен Poliss, который автору этих строк вообще показался недоделанным, частью сериала, достойного разве что ТВ.

Короче, все в этом году как никогда непредсказуемо и парадоксально. И все решит субъективный фактор. А именно вкус Де Ниро и то, какую совместную позицию он выработал до начала фестиваля с его организаторами. Решение жюри наверняка было принято еще вчера. И тянет сказать, что вчерашний день фактически стал для участников каннского конкурса игрой в рулетку с Де Ниро, вкоторой он – крупье. Причем игрой втемную.

При этом последние два дня запутали ситуацию окончательно. Они добавил к каннским фаворитам еще четверых. Зал овацией и криками "вау!" приветствовал бойкий артистический триллер уже известного в мира датчанин Николаса Виндинга Рефна "Драйв". Одни говорят: новый Тарантино. Другие – новый "Таксист" (опять же привет Де Ниро, сыгравшему в "Таксисте" главную роль). Фильм о каскадере, который подрабатывает водителем у гангстеров, снят на английском, в нем играют Райан Гослинг, Кэри Маллиган и Рон Перлман. Занятная тенденция: формально в каннский конкурс был отобран лишь один американский фильм – все то же "Древо жизни". Но многие режиссеры из материковой Европы стали делать картины с голливудскими звездами: уже не первый раз фон Триер, Соррентино, Рефн. Может, изгнав одного датчанина, фестиваль поощрит другого, ведь датское кино по-прежнему на подъеме и проигнорировать его трудно?

Теперь про Паоло Соррентино. Именно его фильм "Должно быть, это здесь" получил вчера главный приз экуменического жюри и на волне скандала с фон Триером способен запросто отхватить и "Золотую пальмовую ветвь". Из-за темы. Дело в том, что Шон Пенн изображает в нем бывшего знаменитого ирландского рокера, прибывающего в Нью-Йорк на похороны отца, с которым рассорился тридцать лет назад. И вдруг выясняет, что отец, еврей, пострадавший от Холокоста, занимался в последние годы поиском спрятавшихся нацистских преступников. Внезапно почувствовав родство с отцом, герой решает найти того мерзавца, за которым отец охотился особенно настойчиво, но безуспешно.

Мне нравятся прежние фильмы Соррентино - "Друг семьи",  "Изумительный". Но не этот. Он до такой степени искусен и просчитан, что кажется искусственным. Просчитаны доли юмора, трогательности, серьезности: и смех, и слезы, и любовь. Правильно дозированы общечеловеческие проблемы типа "отцы и дети". Дозирована политическая актуальность. Где надо, для пущей эмоциональности громко врублены песни и есть откровенные концертные номера (чье-то выступление в нью-йоркском клубе). Насквозь продуман и придуман персонаж Пенна. Пенн часто играет характерные роли (в "Я – Сэме", "Сладком и гадком", "Харви Милке" etc), он обожает полностью перевоплощаться, и на этот раз перевоплотился в этакого трансвестита с накрашенными губами, глазами и женским голоском, который на самом деле нормальный мужик.

И самое главное, в фильме очень много красивых авто, костюмов и видов, особенно когда герой едет по Америке. Фильмы Альмодовара, Каурисмяки, Триера, Малика тоже очень красивые, продуманные, но не клиповые. Этот клиповый. В конце финальных титров я увидел длинный список благодарностей брэндам: Prada, Armani и др. И окончательно стало ясно, что такое фильм Соррентино: это гламур, который умело прикидывается актуальным искусством.

И напоследок самое неожиданное. Под занавес конкурса показали два длинных, предельно авторских фильма. Один из них называется по-английски "Источник", а по-французски "Женский источник". Его сделал живущий во Франции румын Раду Михайляну и он на ту же тему, что и немецкая – снятая на русском - комедия двухлетней давности "Абсурдистан". Женщины  из уединенной деревушки, в которой нет воды (ее приходится ежедневно таскать на себе с горы – при это одна из женщин упала и потеряла ребенка, другая сильно расшиблась) объявляют мужчинам забастовку: никакого секса, пока те не проведут водопровод. Это не комедия – это такое поэтическое кино. Его плюсами в глазах жюри могут стать феминизм и то, что действие перенесено в арабский мир. А насколько важно сейчас то, что происходит в арабском мире, вы знаете и без меня.

Кроме того, был показан фильм Нури Бильге Джейлана "Однажды в Анатолии". Джейлан – один из самых премированных Канном режиссеров. Его называют турецким Тарковским и Антониони. Он получил тут Гран-при за "Отчуждение", приз ФИПРЕССИ за "Времена года" и приз за лучшую режиссуру за "Трех обезьян". Некоторые считают "Однажды в Анатолии" лучшим фильмом фестиваля. Не факт, что Де Ниро мог оценить этот фильм длиной в 2.40, в котором полицейские ночью возят по горным дорогам преступника, который забыл, где именно похоронил убитого им по пьянке человека. Это философский детектив о жизни и смерти (о том, в частности, можно ли предсказать свою смерть в точный день и час), в котором у всех свои проблемы и истории, а самую важную роль играют едущие вместе с полицейскими прокурор и врач.

Но вот факт, который кое о чем говорит. Сегодня, по традиции, на Каннском фестивале повтор всех конкурсных картин, чтобы журналисты и кинодельцы смогли посмотреть то, что пропустили. Давно известно, что порядок повторов формируется уже после того, как жюри вынесло свой вердикт. Так вот, фильмы Михайляну и Джейлана будут поздно вечером повторены  - в двух разных залах – уже по окончании церемонии награждения. А ведь был недавно случай, когда точно так же – уже после церемонии – повторяли фильм "Класс". Он, как оказалось, и победил.

Может, именно они?..

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Рекомендуем
РИА
Новости
Лента
новостей
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала