Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Гамлет живописи Альбрехт Дюрер

© Фото : Public DomainАльбрехт Дюрер
Альбрехт Дюрер
Читать ria.ru в
В гуманизме Альбрехта Дюрера не было ни гармонии Леонардо, ни жизнелюбия Тициана, ни ясного света Рафаэля. Нюрнбергский художник – интеллектуал-скептик, Гамлет в живописи, вечно задававший "последние вопросы". Со дня рождения Дюрера 21 мая исполняется 540 лет.

Ольга Соболевская, обозреватель РИА Новости.

На автопортретах гений немецкого Возрождения Альбрехт Дюрер порой изображал себя похожим на Иисуса Христа или Иоанна Крестителя. Он чувствовал себя борцом за веру – веру в разум и душевные силы человека. Но в гуманизме Дюрера не было ни гармонии Леонардо, ни жизнелюбия Тициана, ни ясного света Рафаэля. Нюрнбергский художник – интеллектуал-скептик, Гамлет в живописи, вечно задававший "последние вопросы". Со дня рождения Дюрера 21 мая исполняется 540 лет.

Гамлет в живописи

На Дюрера почти всегда "наставлен сумрак ночи тысячью биноклей на оси" – совсем как в стихотворении Пастернака "Гамлет".

Геометричный, тщательно выписанный мир полотен и гравюр Дюрера сложен, рассудочен, графичен и апокалипсичен. Таковы почти все работы художника, которые есть в парижском Лувре, мадридском Прадо, Старой пинакотеке Мюнхена.

Мрак и ужас Дюрера унаследует испанец Гойя, а геометризм возьмет на вооружение голландец Эшер. Работы Рембрандта на выставках часто будут ставить рядом с работами Дюрера. Гюстав Доре отчасти заимствует технику нюрнбергского графика. В духе Дюрера препарировать реальность станут Пикассо и Филонов – "очевидец незримого". Компьютерная графика – и та частично восходит к творчеству Дюрера.

Иногда кажется, что последователем Дюрера в литературе был Достоевский. Обоих интересовала бурная жизнь сознания, которую русский романист описал так: "Дьявол с Богом борется, а поле битвы – сердца людей". Дюрер умел читать по лицам, все его портреты – тонкие психологические исследования. Уже в 13 лет он написал свой портрет серебряным карандашом так, что, казалось, творил зрелый мастер. "Это художник, достойный бессмертия", – сказал о своем современнике Эразм Роттердамский.

Смотреть фотоленту "Мастер Северного Возрождения Альбрехт Дюрер" >>

Но рисовал ли Дюрер святых, интеллектуалов, крестьян, жену Агнес, мать или себя самого, в его картинах всегда жила тревога, беспокойство. Дюреровский человек – искатель, исследователь, который должен ответить самому себе на главные вопросы бытия. Не случайно в диптихе "Четыре апостола" 1526 года Дюрер с помощью цвета, настроения и композиции выделил Иоанна – апостола-философа, интеллектуала.

Попутешествовав по Италии, Нидерландам, Швейцарии, Дюрер особенно восхищался полотнами итальянских мастеров – их работой с цветом и светом, лепкой тел. Но он не воспринял их гармоничного мироощущения. Даже его пейзажи и изображения животных и птиц тоже не всегда безмятежны. Ближе всего Дюреру оказались работы падуанца Андреа Мантеньи, написанные в резкой и жесткой манере и поражающие трагизмом.

Дюрер часто размышлял о смерти и конце света. Иногда казалось, что смерть затмевала для художника жизнь. Но нет: он просто размышлял о том, что ожидает каждого, и раздумывал над тем, что может оправдать человека на Страшном суде.

Человек-университет

В пору Возрождения художник, в отличие от, например, литератора или философа, не считался интеллектуалом. Редкие художники входили в круг элиты. Известны случаи, когда живописцы, расписывавшие монастыри, питались объедками с монастырской кухни. И, что самое поразительное, они зачастую воспринимали такое пренебрежение к себе как должное. Между тем, и Леонардо, и его немецкий собрат Дюрер были универсально одаренными людьми. Это были и художники, и теоретики искусства, и ученые, обладавшие множеством знаний в разных областях. Дюрер прожил всего 57 лет, а создал столько, столько не создают за несколько жизней.

И да Винчи, и Дюрер были военными инженерами. В письме к герцогу Сфорца Леонардо представлял себя, прежде всего, как военного инженера, скромно заключая в конце: "В дни мира я – зодчий и живописец". Дюрер интересовался фортификацией. В 1527 году у него вышел труд "Руководство к укреплению городов, замков и теснин". Оба художника были также математиками и анатомами. У Дюрера есть, например, труд "Учение о пропорциях человеческого тела". Дюрера привлекала астрономия: в 1515 году он выполнил три гравюры на дереве с изображением карт южного и северного полушарий звездного неба и восточного полушария Земли. Вместе с другими учеными он составлял географические карты. Иногда разносторонний Дюрер даже писал стихи.

Вера в разум и мужество

Науки живо интересовали художника. Но верил ли он до конца в человеческий разум? В 1514 году он закончил гравюру "Меланхолия", перенасыщенную аллегориями. На ней крылатый гений с книгой и циркулем в руке, пригорюнившись, сидит в окружении символов науки и алхимии – сферы и многогранника, весов, магического квадрата, плавильного тигля. Вокруг неприкаянного гения разбросаны инструменты – молоток, щипцы, пила. Над горизонтом сверкает комета – знак судьбы. И арсенал науки, и арсенал искусства предстают на этой скептической картине бесполезным складом предметов, которые то ли найдут когда-либо достойное применение, то ли будут выброшены как старый хлам.

Впрочем, были у Дюрера и оптимистичные работы, с верой в судьбу человека, в достоинство и разум. Несмотря на мрачные колорит и "ансамбль" персонажей, гравюра "Рыцарь, дьявол и смерть" 1513 года не производит жуткого впечатления. Рыцаря окружает смерть, искушает Дьявол, но волевой герой, не глядя на спутников, едет вперед с открытым забралом.

У Дюрера есть и поэтические картины: прекрасны, молоды и чисты Адам и Ева на одноименном диптихе. Даже трудно поверить, что картину написал недоверчивый Дюрер, а не кто-то из итальянских представителей Возрождения.

А вот и вовсе идиллическая, непривычно благостная гравюра – "Святой Иероним в келье" 1514 года. Это идеал художника, душевной и творческой ясности и гармонии. Церковный писатель, отшельник Иероним сосредоточенно работает, а его спокойствие стерегут маленькая собачка и большой мудрый лев, прирученный святым. Это метафора творчества, идиллическая башня из слоновой кости, о которой мечтает, наверное, любой художник.

Как воспринимается Дюрер в наши дни? Как замечательный философ и математик живописи, логик искусства, интеллектуал рисунка и гравюры. Его творчество энциклопедично настолько, насколько всеохватен был его ум. Творчество Дюрера заставляет размышлять над тем, насколько велики человеческие возможности. И они действительно велики.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 
 
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала