Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Савицкий: рост наркомании в России остановит качественная реабилитация

© Фото : Предоставил Александр СавицкийЧлен рабочей группы при Общественной палате РФ по реорганизации наркологии в России, практикующий специалист московского реабилитационного центра «Вершина» Александр Савицкий.
Член рабочей группы при Общественной палате РФ по реорганизации наркологии в России, практикующий  специалист московского реабилитационного центра «Вершина»  Александр Савицкий.
О том, что делается и что необходимо для улучшения качества реабилитации наркоманов в России, о недостатках и перспективах в этой сфере рассказал в интервью РИА Новости член рабочей группы при Общественной палате РФ по реорганизации наркологии в России, практикующий специалист московского реабилитационного центра "Вершина" Александр Савицкий.

Наталья Губарева

Несмотря на борьбу государства с распространением наркомании в России, количество наркозависимых в стране неуклонно растет. А вот уровень их лечения по-прежнему оставляет желать лучшего. О том, что делается и что необходимо для улучшения качества реабилитации наркоманов в России, о недостатках и перспективах в этой сфере рассказал в интервью РИА Новости член рабочей группы при Общественной палате РФ по реорганизации наркологии в России, практикующий специалист московского реабилитационного центра "Вершина" Александр Савицкий.

- Александр, вы входите в рабочую группу по реорганизации наркологии при Общественной палате РФ. Скажите, пожалуйста, что это за структура и чем она занимается?

- Группа по реорганизации наркологии при Общественной палате РФ, куда входят 32 наиболее успешно практикующих специалиста в сфере реабилитации наркозависимых, существует уже третий год. Все это время мы пытаемся привлечь внимание государства к необходимости лечить наркоманов и начать работу в этом направлении, как это сделали, например, Бразилия, Израиль, США, Иран и вся Европа. За 15 лет, которые они активно занимаются этой проблемой, им удалось добиться весомых результатов в этом направлении.

- А как обстоят дела с реабилитацией наркозависимых в России?

- Вообще понятия "реабилитация" наркозависимых в российском законодательстве до сих пор нет, и что в нее должно входить, у нас официально не регламентировано. Но это так – к слову.

Чтобы ответить на этот вопрос, достаточно просто привести несколько цифр. Сегодня в России официально около 2,5 миллиона наркоманов. Алкоголиков никто вообще не считал, но думаю – более пяти миллионов. Так вот, примерно на восемь миллионов больных у нас в стране – всего 400 государственных реабилитационных мест в год. То есть всего три-четыре центра на огромную страну.
При этом, замечу, адиктологов, которые изучают зависимости и пути их лечения, в российских вузах не готовят в принципе. Лечением наркоманов у нас занимаются в основном наркологи-реаниматологи. Они, безусловно, тоже необходимы, но к реабилитации имеют лишь косвенное отношения.

- Но кто-то же занимается реабилитацией наркозависимых в России?

- Свято место пусто не бывает. Сегодня по разным оценкам в России от 300 до 500
коммерческих и бесплатных реабилитационных центров разной степени эффективности. У нас есть платные 12-шаговые реабилитационные центры, сотни конфессиональных реабилитаций, в основе которых лежит принятие какой-либо религии, терапевтические сообщества, самые известные из которых "Анонимные наркоманы" и "Анонимные алкоголики". Кроме этих более-менее адекватных реабилитационных центров, которые я перечислил, есть еще масса шарлатанов, которые лечат поркотерапией и другими не менее странными методами. Что неудивительно: если государство не выполняет свои функции, находятся предприимчивые люди, которые берут их на себя, зарабатывая на этом деньги.

- А как вы как специалист относитесь к екатеринбургскому реабилитационному центру "Город без наркотиков" Евгения Ройзмана, материал о котором недавно заинтересовал читателей РИА Новости?

- А как можно относиться к насилию? Методы Ройзмана – насилие чистой воды. Как бы отнеслись, если бы вас больного гриппом привязали к батарее и стали насильно кормить чесноком? В этом центре делают примерно тоже самое, только с больными наркоманией. Центров, подобных екатеринбургскому, у нас в стране множество, и все эти истории – точно не про выздоровление (прим. ред. - Глава екатеринбургского фонда "Город без наркотиков" Евгений Ройзман неоднократно заявлял, что лечение в реабилитационном центре фонда проходит исключительно по просьбе родителей детей-наркоманов и в соответствии с договоренностью с ними).

- Что же делать россиянину, который хочет бросить употреблять наркотики?

- В Москве, Петербурге, Татарстане есть бесплатные государственные реабилитационные центры, но попасть туда жителям других регионов крайне сложно. Есть эффективные частные коммерческие реабилитационные центры, совмещающие 12-шаговые реабилитационные программы с методиками христианских центров. Здесь от человека не требуют приверженности конкретной религии, что дает возможность находиться там атеистам, а также потерявшим веру или верующим "по-своему". Однако большинство таких учреждений – платные. Стоимость в них варьируется от 10 тысяч рублей в месяц до 500 евро в день. Недавно, кстати, открылись два частных реабилитационных центра для российских наркоманов – один в Тайланде, другой на Бали. Стоимость пребывания в каждом – 200 тысяч рублей в месяц.

В целом же можно сказать, что эффективность реабилитационного центра оценивается в зависимости от того, насколько хорошо там работают с основными сферами личности: биологической, психологической, социальной и духовной. Этот комплексный подход, используемый в лечении больных еще Парацельсом, и Авиценной и Гиппократом, лежит в основе мировой реабилитационной практики. Если же какая-то сфера остается без внимания, реабилитация гораздо менее эффективна.

В российской наркологии, например, действует в основном медицинский подход. И зачастую реабилитация представляет собой работу психолога с наркопотребителем, накачанным барбитуратами. То есть пациента фактически пересаживают с уличных наркотиков на медицинские. Через пару дней после выписки действие лекарств ослабевает, и наркоман идет за новой дозой.

В других реабилитационных центрах, наоборот, присутствует духовная и социальная составляющие реабилитации, как в центрах "Преображение России", но нет детокса (отделения детоксикации – прим. Ред). И люди уходят не потому, что не хотят лечиться, а от невыносимой боли.

В целом же могу сказать, что большинство российских центров представляют собой либо медицинские учреждения, где девушки-психологи рисуют картинки с наркоманами под "барбитурой", либо частные центры, где нркоманы молятся о чудесном исцелении. Некоторым помогает, но с точки зрения мирового опыта все это – довольно странные места. И количество случаев стойкой ремиссии у них составляет 5-10%.

- Если говорить о западном опыте, то насколько я знаю, в качестве метода лечения наркомании там часто используется заместительная терапия, когда наркопотребитель всю жизнь получает наркотики от врача, но в мизерных медикаментозных дозах, позволяющих снимать физическую тягу к наркотикам. Как вы относитесь к возможности введения заместительной терапии в России, к чему активно призывает Запад?

- Я считаю, что наркологи в России не готовы к массовому введению ОЗТ ни психологически, ни социально, ни профессионально. Кто будет контролировать ее назначение? Парадокс в том, что даже реабилитацией наркология сейчас заниматься не хочет: в диспансерах для этого зачастую не хватает ни материальных ресурсов, ни врачей, тем более – специально обученных. Поэтому складывается странная ситуация, когда реабилитацией у нас, согласно "Стратегии государственной антинаркотической политики Российской Федерации до 2020 года", будет заниматься Федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков. То есть по сути – карательный орган.

Вместе с тем, я – за введение в России высокопороговой заместительной терапии для тех, кто страдает ВИЧ и другими сопутствующими серьезными заболеваниями. Сегодня распространены ситуации, когда наркоманы, больные ВИЧ и туберкулезом, попадают в специализированное учреждение, где наркологическая помощь не оказывается. Они переживает невыносимую ломку, поэтому либо уходят из больницы сами, либо их выписывают за нарушение режима. Так продолжается, пока человек не умирает. В этом случае заместительная терапия, на мой взгляд, нужна как средство формирования приверженности к лечению ВИЧ-инфекции.

- Какой выхода из непростой ситуации с реабилитацией в России вы видите?

- Думаю, государству нужно субсидировать частные успешные реабилитационные центры, которые сегодня в России все-таки есть. Конфессиональные, 12-шаговые, а также различные "миксы" этих моделей - то, что они разные, очень хорошо. Каждый наркозависимый сможет выбрать путь, который поможет ему вернуться к нормальной жизни.

- А как сделать общество более толерантным и объяснить, что наркоман – не злостный преступник, а просто больной?

- Людей тоже можно понять. Наркоман ворует, создает окружающим массу проблем и готов на все ради дозы. Поэтому не обязательно, чтобы все без исключения знали, что он больной и нуждается в помощи. Важно, чтобы это понимали специалисты. Думаю, этого будет достаточно.

Рекомендуем
Таллин, столица Эстонии
В Таллине потребовали вернуть "отнятые" Россией эстонские территории
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала