Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Год после терактов. Итоги и уроки

© РИА Новости / Михаил Фомичев / Перейти в фотобанкМосквичи почтили память погибших в результате взрыва на станции метро "Парк культуры"
Москвичи почтили память погибших в результате взрыва на станции метро Парк культуры
Год назад, 29 марта, в московском метро прозвучали два взрыва. Теракты случились с интервалом в 45 минут на двух станциях одной Сокольнической линии – "Лубянка" и "Парк культуры". Их жертвами стали сорок человек, более 160 пострадали.

Николай Троицкий, политический обозреватель РИА Новости.

Год назад, 29 марта, в московском метро прогремели два взрыва. Теракты случились с интервалом в 45 минут на двух станциях одной Сокольнической линии – "Лубянка" и "Парк культуры". Их жертвами стали сорок человек, более 160 пострадали. Москвичи не забыли о погибших, уже в понедельник 28 марта люди начали приносить цветы на обе станции в память о тех ужасных событиях. Другой вопрос: были ли извлечены уроки из трагедии?

Уязвимость мегаполиса

Прошлогодний удар был нанесен с коварной точностью. Так, чтобы обязательно были жертвы. В первый день рабочей недели, в самый час пик – с восьми до девяти часов утра – когда тысячи горожан едут на службу. Причем избраны были две важные перевалочные станции на одной и той же линии. В самом центре, в сердце столицы.

Теракты могли случиться неделей раньше или неделей позже. Они не были привязаны ни к какой дате или годовщине. Беда и проблема не в этом. А в том, что и неделей раньше, и неделей позже мы, скорее всего, точно так же оказались бы не готовы к этой напасти. Мы – это мы все: и спецслужбы, и городские власти, и все остальные москвичи, и гости столицы. Все, кроме тех, кто долго и тщательно готовил злодеяние.

Многомиллионный город оказался бессилен перед террористами. Впрочем, это неудивительно. Невозможно перекрыть все направления, все входы и выходы, все места скопления людей. Проверить каждого пассажира метро технически нереально. Если установить рамки с металлоискателями на всех станциях и пропускать сквозь них весь пассажиропоток, город встанет, начнется полный коллапс.


И как бы эффективно и профессионально ни работали компетентные органы, они не в состоянии предотвратить все угрозы.

Не случайно такие же теракты случались и в других больших городах, например, в Лондоне, где в 2005 году тоже были поражены поезда метро. Там погибли 52 человека, ранено около 700. Взрывались ранее подземные поезда и в нашей столице. Самый страшный теракт произошел в 2004 году на перегоне между станциями Автозаводская и Павелецкая. 41 пассажир был убит (не считая самого террориста) и свыше 250 получили ранения.

Даже в компактных и небольших государствах вроде Израиля, жители которого живут в постоянной готовности к терактам, где бдительно охраняется практически каждая дверь, время от времени происходят сбои и случаются взрывы. Как совсем недавно, 23 марта, это произошло в Иерусалиме на автобусной остановке. Что уж тогда говорить о гигантском мегаполисе вроде Москвы, где очень легко затеряться в толпе спешащих на работу людей, которые запросто могут не обратить внимания даже на экзотически выглядящих пассажиров. Тем более тяжело выявить террористов, которые стараются выглядеть буднично и незаметно.

Особенности терроризма в России

Все эти печальные объективные обстоятельства не дают гражданам, властям и правоохранительным органам права на бездействие, которое способно привести только к полному бессилию. Что же можно противопоставить нашим отечественным уникальным террористам, каких нет больше нигде в мире? В отличие от большинства своих международных собратьев, они всегда стараются остаться анонимными, не выступают от имени неких конкретных организаций, не выставляют никаких политических требований.

Они просто тупо взрывают, убивают, часто при этом жертвуя собой. А потом в роликах YouTube иногда возникает некий загадочный бородатый человек из леса, который задним числом берет на себя ответственность за все теракты. Помнится, в Чечне был такой же хвастливый боевик Салман Радуев, который готов был брать на себя даже взрывы военных складов в далеком Приморском крае.

Но есть, безусловно, не столь карикатурные личности, а куда более опасные злодеи и преступники, занимающиеся организацией и подготовкой терактов. Идеально было бы, если бы их всегда ловили именно на этой ранней стадии. Этим и занимаются спецслужбы и силовые ведомства, объединенные в Национальный антитеррористический комитет. Естественно, они не афишируют свою деятельность. Они скупо информируют периодически о десятках предотвращенных терактов, а также об арестованных лицах, причастных и замешанных в тех терактах, которые предотвратить, к сожалению, не удалось.

Война далека от завершения

Как это случилось в марте прошлого года или в январе уже этого года в аэропорту Домодедово. В таких случаях приходится реагировать постфактум. И меры эти неизбежно оказываются скорее демонстративными, чем эффективными. Так, год назад была заметно усилена охрана на Сокольнической линии, по которой ежедневно ездит автор этих строк. Количественное усиление было видно невооруженным взглядом. Об усилении качественном пусть лучше судят специалисты.

Когда особенно тщательно охраняется место, где теракт уже произошел, это достаточно странно. Возможно, это дает определенный психологический эффект, и часть пассажиров чувствуют себя спокойнее. Несмотря на известную поговорку "снаряд дважды в одну воронку не попадает", проезжать место недавней трагедии всегда жутковато. Поэтому увеличенные милицейские наряды могут создавать ощущение, что тут все под контролем. Но этого явно недостаточно. Да и усиление постепенно сошло на нет.

После терактов в московском метро президент Медведев подписал указ о создании комплексной системы безопасности на транспорте. В столичной подземке началось оборудование пункта досмотра пассажиров и багажа на станции "Охотный ряд" той же самой Сокольнической линии. После эксперимента такие системы планируется устанавливать и на других станциях. В конце января этого года глава государства лично осмотрел этот экспериментальный комплекс и призвал ускорить его введение. С середины марта, как раз к годовщине трагедии, досмотровая зона заработала в постоянном режиме.

Но это – лишь на одной станции метрополитена. А к тому времени уже прогремел взрыв в зоне прилета в аэропорту Домодедово. И началась борьба за установку рамок в аэропортах и на вокзалах. И до сих пор очевидцы сообщают, что эти приборы или не работают, или работают, вовсю пищат, но на проходящих сквозь них пассажиров милиционеры не обращают внимания. И так – до следующего теракта, после которого вновь случится всплеск активности?

Конечно, не хотелось бы вообще думать о возможности новых взрывов. Однако "нестабильный Кавказ", о котором писал Дмитрий Медведев еще в сентябре 2009 года в своей статье "Россия, вперед!", как об одной из главных проблем нашей страны, никуда не делся. Не просто борьба, но не всегда видимая война с террором идет полным ходом. И она еще очень далека от завершения.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Рекомендуем
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала