Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Орангутаны-2: горе от ума

Читать ria.ru в
Практически всю жизнь орангутаны проводят на деревьях, причем не просто деревьях, а в кронах тропических диптерокарповых гигантов. Это своего рода рекорд: они достигли предельной высоты для неспособных к полету животных с таким весом - вокруг них вы найдете лишь птиц и белок-летяг, парящих змей и летающих лягушек.

Продолжение. Начало смотрите в статье "Орангутаны-1: самый умный из людей".

На сегодняшний день орангутан - единственный высший примат, который продолжает вести такой же образ жизни, как и непосредственные предки человека, то есть остается древесным поедателем фруктов.

Жизнь наверху

Практически всю жизнь орангутаны проводят на деревьях, причем не просто деревьях, а в кронах тропических диптерокарповых гигантов. Это своего рода рекорд: они достигли предельной высоты для неспособных к полету животных с таким весом - вокруг них вы найдете лишь птиц и белок-летяг, парящих змей и летающих лягушек. Природа влажных тропических лесов богата на выдумку!

Разумеется, соседствуют с ними и другие обезьяны, но даже самый крупный из гиббонов - сиаманг (Symphalangus syndactylus) - намного легче орангутана: всего 14 килограммов для взрослых самцов против 110-135 килограммов "лесных людей".

И к такой жизни орангутан приспособлен идеально. По кронам деревьев он передвигаются с помощью очень длинных рук, чей размах достигает 2,4 метра (на 40% больше роста), помогая себе вторым комплектом рук же. Ибо между верхними и нижними конечностями орангутанов разницы практически нет: большие пальцы ног могут поворачиваться и противопоставляться остальным пальцам, что облегчает лазание по ветвям. Кстати, эти большие пальцы несколько короче, чем у других высших приматов, - чтобы не сломались во время передвижения по деревьям.

Отличительной особенностью является и очень большая подвижность тазобедренных суставов, что позволят орангутанам висеть в позе, когда все нижние конечности одновременно оказываются параллельны земле, а молодым (и, соответственно, более легким) - часто и вниз головой. Впрочем, и на одной руке орангутан способен провисеть очень долго…

Движутся "лесные люди", как опытные альпинисты, - постоянно имеют опору на три точки.

Орангутаны настолько адаптировались к жизни на деревьях, что у них практически отпала необходимость спускаться на землю, даже за водой - им вполне хватает той влаги, что скапливается в листьях и дуплах или же покрывает их шерсть после дождя. В редких случаях, когда они всё же спускаются на землю, то передвигаются на всех четырёх конечностях, причем - опять-таки единственными из высших приматов - опираются на тыльную сторону кисти, а не на костяшки пальцев передних конечностей.

Орангутаны даже рождаются на высоте: роды проходят в их гнездах, о которых рассказывалось в первой части, часто на высоте свыше 30 метров. И хотя новорожденные детеныши практически беспомощны, уже к месячному возрасту они способны часами очень крепко держаться за мать.

Компанейское одиночество

Такая "жизнь наверху" имеет два важных следствия. Прежде всего, там у "лесных людей" практически нет врагов. Если на земле орангутанам Суматры может угрожать суматранский тигр, а на Калимантане - леопард, то в кронах деревьев у них соперников нет (даже леопард не способен подняться так высоко и пройти по ветви к гнезду орангутана).

Вот что пишут австралийские исследовательницы Гизела Каплан и Лесли Роджерс: "Когда именно орангутаны вернулись на деревья, неизвестно. Мы считаем, что их возвращение к жизни на верхних этажах могло стать ответом на нападения дымчатых леопардов и суматранских тигров. В прошлом эти хищники были представлены в достаточных количествах для того, чтобы являться серьезной угрозой для орангутанов, особенно на Калимантане. Тот факт, что суматранские орангутаны и по сей день проводят на деревьях больше времени, чем популяции на Калимантане, придает дополнительный вес этой точке зрения, поскольку грозный наземный хищник - суматранский тигр - сохранился лишь на Суматре".

А раз врагов нет, то нет и необходимости сбиваться в постоянные группы просто ради того, чтобы выжить. А потому можно вести вполне человеческий образ жизни: устал от компании - уединился, соскучился по ней - вернулся.

Поэтому распространенное мнение о том, что орангутан - самый нелюдимый из высших приматов, не совсем верно. Даже действительно проводящий практически все время в одиночестве взрослый самец первые восемь лет живет с матерью, а затем почти такой же срок в компании столь же незрелых самцов и самок. Но даже он "скорее, асоциален, чем является отшельником. Он ищет самок и способен быть очаровательным и нежным", - пишут Каплан и Роджерс.

Что же касается самок, то они не просто проводят все свое время в компании очередного детеныша, но и охотно общаются с другими дамами: австралийские исследовательницы даже употребляют применительно к ним выражение "женский клуб".

Но для понимания орангутанов людьми еще важнее второе следствие "жизни наверху" - то, что за ними очень тяжело наблюдать. Посудите сами, как может ученый следовать за ловко передвигающимся по кронам деревьев на высоте в десятки метров "лесным человеком", чтобы понять, куда тот движется, если сам он в это время должен продираться сквозь непроходимые джунгли или форсировать непролазные болота?!

Самый неизвестный науке

Вследствие всего этого орангутан не только стал самым последним по времени открытия современной наукой высшим приматом, но и по сей день остается наименее изученным и наиболее загадочным.

В своей вышедшей в 1758 году книге "Система природы" (System of Nature) Карл Линней описывал "лесных людей", названных им Homo nocturnes (или Homo sylvestris orang-outang), так: "Тело белое, ходит, держась прямо, менее половины от нашего размера. Волосы белые, вьющиеся. Глаза сферические, радужная оболочка и зрачки золотистые. Зрение латеральное, ночное. Продолжительность жизни - 25 лет. Днем прячется; ночью видит, выходит из укрытия и добывает пропитание. Говорит с пришепетыванием. Думает; считает, что Земля создана для него и что когда-нибудь он будет снова на ней господствовать, если верить путешественнику".

Как видите, практически нет сходства с орангутаном реальным. Но и через два века с лишним изменилось не столь уж многое. "Когда (в 1971 году) я прибыла в поле (заповедник Танджунг-Путинг в индонезийской провинции Центральный Калимантан), о жизни орангутанов на воле не было известно практически ничего. Несколько исследователей провели одно- или двухгодичные полевые исследования, но рельеф местности на Калимантане и Суматре сложен, а живущие высоко в лесной листве орангутаны неуловимы. Эти исследователи оказались не в состоянии часто посещать красных обезьян или наблюдать одних и тех же индивидов на протяжении сколь-нибудь продолжительного времени. Наука располагала лишь фотоснимками и очень скромным объемом информации о жизненной истории орангутанов или их социальной организации", - пишет в книге "Воспоминания об Эдеме: мои годы с орангутанами Борнео" Бируте Галдикас, отдавшая наблюдениям за дикими "лесными людьми" свыше 20 лет жизни.

Следовательно, выводы о жизни и способностях самого умного высшего примата планеты делаются, по большей части, на основании наблюдений за ними в неволе. И столь же достоверны, как выводы об уме посаженного в клетку без привычных инструментов и возможности их изготовить человека.

Самый культурный зверь?

Впрочем, даже наблюдения за несвободными (как содержащимися в неволе, так и - прежде всего - проходящими процесс реабилитации) орангутанами могут раскрыть немало интересного. Некоторые примеры были приведены в первой части, а вот вам еще один: защищаться надо не только от дождя, но и от солнца. И годятся для этого не только листья, но и практически любой подручный материал, например, пустые мешки из-под овощей и фруктов, которые находящиеся в реабилитационном центре Ньяру-Ментенг орангутаны лихо превращают в гнезда.

"Представим себе наивного орангутана, вознамерившегося исследовать мир в поисках его съедобных богатств, - пишет швейцарский исследователь. - Если его первая попытка завершится столь же неприятным опытом, как и мой (речь идет о попытке извлечь семена "ложного дуриана" - Neesia, защищенные снаружи твердой оболочкой, под которой множеством острых, как бритва, усиков), он может после этого начать постоянно избегать этот фрукт. И, действительно, мы знаем несколько популяций орангутанов, где никто и не притрагивается к чиминганам. Но есть такие места, где некоторые смелые и сильные орангутаны (как правило, взрослые самцы) получают доступ к семенам, взламывая створки и осторожно выбирая один слой семян. А есть места, где… все местные красные обезьяны пируют месяц за месяцем, поскольку они проводят эту операцию намного более эффективно - с использованием инструментов".

Позже, сравнив поведение орангутанов, живущих в различных природных условиях, ван Шайк высказывается еще более определенно: "вывод оказывается неизбежным: навыки в ходе развития индивида усваиваются благодаря какой-то форме социально пристрастного обучения. Или иначе: эти модели использования инструментов являются традициями, или начальными культурами".

Горе от ума

Это может показаться парадоксом, но это так: именно благодаря своему уму и своей похожести на человека орангутаны оказались сейчас самым угрожаемым видом из всех высших приматов.

Прежде всего, большой мозг требует много высококалорийной еды. Орангутаны едят преимущественно плоды и листья деревьев, но - и в этом их отличие от горилл - не являются строгими вегетарианцами и поедают в небольших количествах насекомых, яйца птиц и изредка даже птенцовю Могут покуситься и на зазевавшегося медленного лори. Кроме того, в их диету входят мёд и орехи. Когда ничего этого нет, "лесные люди" переходят на совершенно несъедобные, на первый взгляд, растения, однако секрет заключается в том, что их орангутан просто жует, выпивая легкоусваяемый сок, а потом выплевывая жвачку.

"Орангутаны - чрезвычайно универсальные едоки, которые поглощают огромное количество видов (растений), выбирая у одного вида лишь зрелые, но поедая другой во всех степенях спелости; срывая кору с одного дерева; откусывая листья и ростки этой лианы и выгрызая сочные луковицы-хранилища другого эпифита, - пишет ван Шайк. - Срывание коры с веток деревьев и тщательное соскребание слоя флоэмы толщиной в вафлю может поначалу показаться грубым использованием силы для разграбления ресурсов. Однако укусы тщательно производятся с таким расчетом, чтобы добиться наибольшей эффективности, и это делается лишь с несколькими видами деревьев из множества подобных им в лесу, заставляя поднять вопрос о том, откуда мавас (суматранское название орангутана) знает, какие виды деревьев имеют вкусную внутреннюю кору".

Но долго питаться одними соками высокоразвитый мозг не в состоянии, и потому каждому орангутану необходима для пропитания весьма значительная территория с плодоносящими деревьями. Но где ее взять в наши дни, когда леса уступают место плантациям даже на огромных просторах Суматры и Калимантана?!

А еще высокоразвитый мозг требует долгого созревания и даже воспитания. Половая зрелость у самок орангутанов наступает лишь в 8-12 лет, у самцов же еще позже - в 14-15. Перед родами будущая мать проходит через девять (да-да, те самые девять месяцев!) месяцев беременности. Орангутан - единственный примат (за исключением человека), который вынашивает ребенка так долго. У самки рождается только один детёныш, причем с интервалами не менее пяти лет - именно столько уйдет на достижение предыдущим ребенком минимальной самостоятельности.

"Самки орангутанов - идеальные матери, обладающие внимательностью частной няни и терпением ангела, реагирующие на любое хныканье простым, но эффективным решением проблемы, - пишет ван Шайк. - Дети настолько дороги матерям, что они будут защищать их от любых угроз. Браконьеры знают это. Можно настолько запугать мать-макаку, что она в панике бежит, бросив свое дитя, но единственный способ заполучить обладающего коммерческой ценностью детеныша орангутана - это убить его мать".

Наконец, "орангутаны могут заразиться практически любой болезнью, от которой страдают люди. Грипп, корь и малярия - лишь некоторые из болезней, которые смертельно опасны для орангутанов. До недавних пор одним из главных убийц был туберкулез. Другой серьезной угрозой является вирус герпеса человека", - пишут Каплан и Роджерс.

В результате совокупности всех этих факторов орангутаны в наши дни оказались под угрозой полного исчезновения в дикой природе уже в ближайшие десятилетия.

О том, кто и как уничтожает орангутанов и кто их спасает, можно будет узнать в третьей части - "Есть ли надежда?".

Михаил Цыганов, Джакарта - Ньяру-Ментенг

 
 
 
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала