Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Любовь – волшебная страна

Слава Богу, он пришел, этот Гарри Поттер. Не то, чтобы в 2010 году было мало хороших, дорогих или еще каким-либо образом значимых фильмов. Мы запомним и «Начало» Нолана, и вторую часть «Утомленных солнцем» Михалкова, и еще десяток каких-нибудь названий. Но это будет наша личная история. Седьмой фильм поттерианы, что бы про нее ни говорили православные пиарщики и разборчивые эстеты, делает то, что больше никому не по силам.

Слава Богу, он пришел, этот Гарри Поттер. Не то, чтобы в 2010 году было мало хороших, дорогих или еще каким-либо образом значимых фильмов. Мы запомним и «Начало» Нолана, и вторую часть «Утомленных солнцем» Михалкова, и еще десяток каких-нибудь названий. Но это будет наша личная история. Седьмой фильм поттерианы, что бы про нее ни говорили православные пиарщики и разборчивые эстеты, делает то, что больше никому не по силам. Он (как и другие фильмы этого сериала) объединяет всю планету в одно информационное поле, вызывает у людей редкое чувство единства. Которое вообще-то должно создаваться другим образом, но Поттер, по крайней мере, не худший вариант.

Мы можем сколько угодно надувать щеки и ворчать, что Поттер – это слабо, что это нам чуждо или еще что это «интеллектуальный фастфуд». Даже если в этих словах будет какой-то здравый смысл, все равно ругать или пытаться игнорировать поттериану - заранее ущербная стратегия. Она есть, а ничего подобного ей по социальной значимости нет. Давайте с этим жить.

Большое кино для того и снимается, чтобы со временем вырасти в нечто еще большее, чем просто кино. Поттер оказался не только головокружительно успешным бизнес-проектом: седьмому фильму предсказывают сборы в миллиард долларов. Такое случается относительно часто. Финансовый успех постоянно сопровождает многие большие мультики наподобие «Шрэка» или «Истории игрушек». «Умный» фильм имеет одинаковые шансы и остаться незамеченным, и заработать. А необъяснимая глупость, вроде «сумеречной» вампирской саги может не только внезапно сорвать кассу, но и задать тренды на несколько лет вперед. Но только киносериал про Гарри Поттера стал одновременно денежным, народным и культовым проектом одновременно.

В него играют детсадовцы и про него пишут доктора философии. Это для тех, кто говорит, что фильм пустой. Сами картины делают профессионалы, которые не только отличают Эйзенштейна от Копполы, но и не боятся применить ручную камеру или отказаться от вездесущего 3D. Это тем, кто не глядя заявляет, что Поттер – консервативное коммерческое кино.

В фильме, наконец, замечательная объемная многоходовая история – если кто-то говорит, что это жвачка. Но главное, повторю, это то, что поттериана (в книжном и киношном виде) за эти десять лет стала важным объединяющим символом едва ли не всей планеты.
Поттера знают все. Все о нем говорят. Многие с нетерпением ждут. Потому что герой, с которым проживаешь десяток лет своей жизни – это даже мощнее, чем «Намедни». Это не просто приятное воспоминание. Поттер обращается к нашим живым чувствам, и памяти, оперируя очень большими производственными бюджетами. Против этого, рискуя быть непонятыми, восстают только самые отчаянные.

При этом внутри самой франшизы, естественно, происходят сильные колебания – и в качестве самого кино, и в общественном резонансе. С этой точки зрения первая часть «Даров смерти», которая сейчас выходит на экраны (концовка будет летом) выглядит серенько.

Что происходит: пространство борьбы расширяется, министерство Магии и волшебная школа Хогвартс захвачены сторонниками Волан-де-Морта. Гарри сотоварищи, оставшиеся без попечения взрослых, отправляются искать крестражи – частички души Темного Лорда. Уничтожив их, Гарри не только вернет гармонию в мир, но и разберется с самим собой. А разбираться есть с чем – сексуальность юных волшебников, такая очевидная в предыдущей части, теперь по всем фрейдистским законам загнана в темные углы сознания, и только иногда прорывается наружу, распускаясь яркими цветами.

Но в целом ничего особенного в этой части не происходит. Копится напряжение, накачивается какой-то жуткий атмосферный столб, который давит на каждого героя, но развязка будет только через полгода. А пока гонки, полеты, магические битвы с дементорами и Пожирателями смерти, бесконечные переодевания и превращения – то есть как обычно.

Смысловая часть этого почти трехчасового фильма не здесь, она приходится на те эпизоды, где Гарри сидит под осенним деревом с книжкой и пледом или где он бредет по бесконечной магической пустыне. Мальчик растет и начинает что-то понимать именно во время этих тихих переходов и уютных привалов, которые могут показаться нединамичными, но без которых фильм бы действительно превратился бы в комикс.

Ведь колдовство, волшебные звери, причудливые спортивные игры с гонками на метлах – это все было реально там, в детстве. Постепенно магия спряталась в ночные сны и фантазии Гарри, Рона и Гермионы, а то унылое междумирье, которое они упорно топчут в поисках частичек чужой души – и есть настоящий мир. Это не значит, что чародейства в фильме стало меньше. Просто оно воспринимается теперь, как милая традиция, как обязательный красивый ритуал, без которого можно было бы и обойтись.

С возрастом героев растет и гражданский пафос авторов. Тема «чистоты крови», раньше периферийная, теперь стала одним из концептуальных мостиков в наш мир. По волшебному миру, сильно потемневшему и посуровевшему, стали ходить отряды дружинников с повязками и какие-то кровожадные егеря. Против грязнокровных магов постоянно устраивают показательные процессы, а фильм начинается с монолога одного из Пожирателей смерти об омерзительности идеи совокупляться с расово неполноценными. Оппозиционного журналиста Лавгуда вынуждают «сдавать» друзей. А про совесть всех светлых магов, покойника Дамблдора появляется восьмисотстраничная биография, состряпанная из слухов и сплетен.

Такая фактура заставляет нас симпатизировать фильму еще больше: все это мы проходили, а с чем-то до сих пор не разобрались. С грифонами все же не каждому доводилось встретиться, а вот этнические чистки, увы, наша, пусть и не очень близкая реальность.

И все же настоящего чуда надо ждать только в следующем эпизоде. Пока сериал находится в полуразобранном состоянии, и, надеюсь, в последней серии он сведет все концы с концами. И сведутся они, скорее всего, вполне традиционным образом.

Как это ни печально слышать любителям волшебных историй, Гарри Поттер - это не про волшебные палочки, а про любовь. А самая сильная магия в поттериане вовсе не заклятие «Экспеллиармус», а способность жертвовать собой ради другого.

Ради этой немудреной, но очень богато декорированной морали, Поттера будут смотреть не только дети и кидалты, но и взрослые. К черту тех, кто ругает франшизу за бездуховность и голливудский стиль. На наших глазах уходит целая эпоха – и какой символ придет за Поттером (и будет ли он лучше) - пока совсем не ясно.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Оценить 1
Рекомендуем
РИА
Новости
Лента
новостей
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала