Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Большая прогулка "лунного трактора"

17 ноября 1970 года советская станция «Луна-17» совершила мягкую посадку в лунном Море Дождей. Через два с половиной часа с «макушки» станции неуклюже скатился на рыхлый лунный грунт чудной, похожий на фантастическое насекомое «глазастый» аппарат на восьми ажурных колесах.

Константин Богданов, для РИА Новости.

17 ноября 1970 года советская станция «Луна-17» совершила мягкую посадку в лунном Море Дождей. Через два с половиной часа с «макушки» станции неуклюже скатился на рыхлый лунный грунт чудной, похожий на фантастическое насекомое «глазастый» аппарат на восьми ажурных колесах. Но поверхности ночного светила началась работа «Лунохода-1».

Историю экспедиции «любимого лунного трактора» в Советском Союзе назубок знал каждый школьник. Провал пилотируемой лунной программы СССР на фоне громкого успеха американского «Аполлона» вызвал к жизни настоятельную необходимость укрепить пошатнувшийся имидж мировой «космонавтики номер один».

Объяснив общественности, что посылка людей на Луну не входит в планы советской науки в связи с необходимостью «исключить риск для их жизни», отечественная космическая отрасль сосредоточилась на изучении Луны автоматами.

Первые попытки «оседлать» Луну

Первая попытка «достать» Луну удалась Советскому Союзу еще в сентябре 1959 года, когда разработанная в ОКБ-1 Сергея Королева станция типа Е-1 (впоследствии названная «Луна-2») совершила там «жесткую посадку» (проще говоря, врезалась в поверхность). Впоследствии началось и проектирование аппарата, способного произвести мягкую посадку на единственный спутник Земли.

С 1963 по 1965 год ОКБ-1 тянуло печальную эпопею, сопоставимую с наблюдаемой ныне историей баллистической ракеты «Булава». Отработка платформы Е-6, предназначенной для мягкого прилунения, привела к одиннадцати (!) неудачам подряд. Отказывал носитель «Молния», нештатно работали разгонные блоки, но куда чаще «чудил» сам лунный аппарат. Спасла ситуацию только передача аппарата в КБ Машиностроительного завода имени С.А. Лавочкина, которое с этого момента стало головным в стране по автоматам дальнего космоса. Лавочкинцы (специалисты по крылатым и зенитным ракетам) блестяще справились с перестройкой системы управления станцией и уже в 1966 году станции «Луна-9» и «Луна-13» успешно прилунились.

Что должен был делать луноход: ездить или плавать?

Параллельно с безуспешными попытками добиться мягкой посадки на Луну, в ОКБ-1 прорабатывались и вопросы создания подвижного аппарата для изучения лунной поверхности (аппарат Е-8). Разработку платформы поручили ленинградскому «ВНИИтрансмашу» (непосредственно связанному с СКБ-2 Кировского завода, которое возглавлял Жозеф Котин, создатель танков КВ-2 и ИС). Старшим по «лунной» теме, непривычной для «танкистов», стал Александр Кемурджиан.

Надо сказать, задача выпала нетривиальная: никто понятия не имел, что из себя представляет лунный грунт. Насколько он вязок, каковы его характеристики?

Бытовала теория «скользкой пыли», согласно которой Луна покрыта многометровым слоем «зыбучего песка», в котором уже нужно «плавать», а не ездить поверху. Доходило до анекдота: кто-то на полном серьезе предлагал засыпать семенами проса (они довольно скользкие) целый ангар, чтобы испытать прототип лунохода.

Сергей Королев эту проблему решил одним ударом, как у него получалось всю жизнь. «Луну считать твердой» – чеканную резолюцию Генерального можно было отливать в бронзе. Остается только гадать, что случилось бы, доживи Королев до конца 60-х годов, когда у СССР еще оставался небольшой шанс выиграть у США хотя бы первенство в пилотируемом облете Луны. Но сил у ОКБ-1 и так не хватало. Вслед за платформой Е-6 все королевские наработки по будущему луноходу ушли к лавочкинцам.

К 1968 году, перебрав массу идей (среди которых были и самые экзотические, наподобие шагоходов и шнековых движителей), удалось выкристаллизовать итоговый проект лунохода. Аппарат получался очень забавного внешнего вида: эдакий крытый «таз» с двумя телекамерами-«глазами», со складывающейся солнечной батареей и антеннами связи наверху, на четырех колесных парах с хорошей амортизацией.

Трудный путь лунохода к месту работы

Первый старт к Луне состоялся 19 февраля 1969 года. На 52-й секунде полета из-за нарастающей вибрации разрушился недоработанный головной обтекатель ракеты-носителя «Протон», разнеся в куски разгонный блок «Д» и прошив насквозь третью и вторую ступени, что привело к самовоспламенению топлива и взрыву.

Отметив неудачный старт масштабным фейерверком, советская космонавтика устроила себе «оргпериод» на перепроверку оборудования сроком на полтора года. Самое интересное, что часть деталей собственно лунохода, подобранных с земли после аварии, оказались вполне работоспособными и были использованы в построении тестовых макетов для дальнейшей отработки системы.

10 ноября 1970 года ракета удачно стартовала, а спустя семь расчетных суток станция «Луна-17» опустилась в Море Дождей и выгрузила луноход.

По Луне почти вслепую

Движение по Луне – дело нелегкое. Команда операторов несколько лет тренировалась управлять аппаратом по плохому сверхконтрастному изображению черно-белых камер, с учетом задержки сигнала. Телеизображения как такового не было: на экранах с частотой от трех до двадцати секунд менялись статичные кадры. «Телевидением это было назвать нельзя. Скорее, слайдовидение», – вспоминает Олег Ивановский, в те годы – заместитель главного конструктора лавочкинского КБ по лунной тематике. В течение первой недели луноход прошел по поверхности только 197 метров. Потом операторы приноровились и недельный пробег стал порой доходить до одного километра. Сильно тормозило продвижение несовершенная телесистема: «подслеповатая» машина частенько попадала в ямы, выбираться из которых был довольно сложно.

Движение было возможно только во время лунного дня, длившегося около 13,5 суток. Ночью машина стояла и поддерживала минимальные жизненные функции за счет изотопного источника питания и накопленного запаса солнечной энергии. «Утром» она включала солнечные батареи и начинала снова заряжать аккумуляторы, попутно выполняя программу передвижения на день.

Программы были короткие: за земные сутки удавалось «поговорить» с луноходом от четырех до шести часов. С успехом выполнена была задача вождения аппарата «по счислению»: без использования знания о своей колее луноход вывели к месту посадки «Луны-17». Так продолжалось три месяца, после чего гарантийный срок работы аппарата по энергетике и системам жизнеобеспечения истек. Луноходу это было, похоже, невдомек: он продолжал усердно ехать, совершенно не собираясь «ложиться и помирать».

Так продолжалось в течение весны и лета 1971 года. Однако все хорошее кончается: даже добротно спроектированные аккумуляторы постепенно деградировали. 14 сентября 1971 года «Луноход-1» встал на свою очередную, одиннадцатую по счету ночную стоянку. 30 сентября, с наступлением лунного дня, машина на связь не вышла. Как шутили разработчики, аппарат скончался от естественных причин, что порой случается в преклонном возрасте.

Краткий итог: 301 сутки работы, 10,5 километров пройденного пути, свыше 20000 снимков лунной поверхности, из них около 200 – панорамных. Исследованы физико-механические и химические свойства лунного грунта.

Судьба «Лунохода-2», «Лунохода-3» и опять «Лунохода-1»

В январе 1973 году на Луну слетал «Луноход-2». Ему посчастливилось: со станции «Луна-21» аппарат «сгрузили» прямо в лунный кратер Моря Ясности, лишь по случайности не перевернув. К сожалению, отказала навигационная система и водить второго лунного «ровера» пришлось чисто визуально. Аппарат работал пошустрее своего старшего брата, но жизни ему было отведено меньше: 9 мая на границе лунного разлома Прямой при неаккуратном маневрировании на склоне крупного кратера «Луноход-2» зачерпнул солнечной батареей грунт, существенно снизив тем самым зарядный ток аккумуляторов и выведя из строя радиатор охлаждения. 3 июня связь с аппаратом была окончательно потеряна.

«Луноход-3» так и не состоялся, хотя программы по дальнейшей разработке космических планетоходов Советский Союз вел достаточно активно. Создатель луноходов Александр Кемурджиан до 1991 года руководил всеми работами по подвижным шасси для исследования небесных тел Солнечной системы.

А в 1986 году он в срочном порядке создавал автоматы, способные работать в условиях повышенной радиации: чернобыльским ликвидаторам нужен был способ очистить крышу машинного зала станции от высокоактивных кусков ядерного топлива, а спешно закупленные японские роботы в таких гамма-полях отказывали.

22 апреля 2010 года сотрудники университета Сан-Диего во главе с физиком Томом Мэрфи при лазерном лоцировании лунной поверхности отчетливо «поймали зайчика». Уголковый отражатель «Лунохода-1», который никто не мог нащупать с 1971 года, дал о себе знать. Американцы намерены использовать эту возможность для точных измерений, связанных с изучением лунной орбиты, и проверки некоторых элементов общей теории относительности. Советский «лунный трактор», навеки застывший на склоне пыльного холма Моря Дождей, продолжает работать.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Рекомендуем
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала