Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Их НЕ приглашают на взлет

Читать ria.ru в
Некоторые читатели, может быть, помнят перестроечный фильм режиссера Георгия Данелия "Паспорт". Там обыгрывался один из самых мистических элементов советской жизни - граница. Прошел мимо кабинки девушки-паспортистки, выскочил за границу - все, назад пути нет. Лети в свой Израиль или еще куда, и на возвращение особо не рассчитывай. Казалось, с крушением тоталитаризма должен был уйти в прошлое и этот мистический страх перед границей. Захотел - уехал, расхотел - вернулся. Ан нет...

Некоторые читатели, может быть, помнят перестроечный фильм режиссера Георгия Данелия «Паспорт». Там обыгрывался один из самых мистических элементов советской жизни - граница. Прошел мимо кабинки девушки-паспортистки, выскочил за границу - все, назад пути нет. Лети в свой Израиль или еще куда, и на возвращение особо не рассчитывай. Казалось, с крушением тоталитаризма должен был уйти в прошлое и этот мистический страх перед границей. Захотел - уехал, расхотел - вернулся. Ан нет. Сейчас обоснованно мучительный страх перед этой полосой отчуждения испытывают как минимум 120 тысяч бывших граждан СССР.

Эти люди - это жители Туркменистана, получившие в 1993-2003 годах российское гражданство в дополнение к уже имевшемуся у них туркменскому. Большинство из них - этнические русские, но есть и туркмены, и люди других национальностей, считающие Россию своей страной. Сколько их и как их зовут, знает весьма ограниченный круг лиц в российском МИДе, и разглашать эти сведения ни в коем случае нельзя. Иначе трагические истории, начавшиеся в ашхабадском аэропорту 1 июля, примут лавинообразный характер.

А 1 июля сего года в ашхабадском аэропорту случилось вот что. Несколько десятков людей, шедших, как обычно, на рейс Ашхабад-Москва, были остановлены на паспортном контроле, где предъявили свои туркменские паспорта. «А где у вас российская виза?» - колюче посмотрели на них туркменские пограничники. «Ах, у вас двойное гражданство? Выбирайте, какое оставить - или российское, или туркменское. Сдавайте паспорта». Делать этот выбор россияне с дополнительным туркменским гражданством не захотели. Выберешь туркменское - рвется связь с Россией. Выберешь российское - надо будет получать визу, чтобы проведать собственную квартиру, ведь между Россией и Туркменистаном действует визовый режим. А такую обратную визу могут и не дать. Люди не полетели. Места в самолете, на которые многие копили деньги годами (в Туркменистане зарплата в 100 долларов считается очень приличной), как-то незаметно оказались заняты другими людьми. В следующие несколько дней та же история повторилась с сотнями других россиян.

Как такое стало возможным? В 1993 году президенты России и Туркменистана Борис Ельцин и Сапармурат Ниязов (Туркменбаши) подписали соглашение, по которому соотечественники-россияне, постоянно проживающие в Туркменистане, могли получить в дополнение к имеющемуся у них туркменскому гражданству еще и российское. Тогда этот шаг имел во многом символическое значение - визового барьера между Россией и «независимым и постоянно нейтральным» Туркменистаном не было. Тем не менее, уже в девяностые годы жить в стране, где балет запретили как неприличное зрелище, а жизнь строили по написанному Туркменбаши моральному кодексу «Рухнама», людям российской культуры было несладко. Перед российским посольством выстроились очереди. По некоторым данным, представившейся возможностью воспользовались около 120 тысяч человек.

Но прошло десять лет, и случилось непредвиденное. В ноябре 2002 года в Туркменистане была совершена попытка государственного переворота. Среди заговорщиков первую скрипку играли лица с двойным гражданством из окружения Туркменбаши начала девяностых годов. Гнев и месть «алмазного венца туркменского народа» были ужасны. О судьбе попавших в тюрьмы заговорщиков с той поры ничего не слышно. Но удар пришелся и по ни в чем не повинным людям. Была принята статья 7 Конституции Туркменистана, по которой за гражданином Туркменистана не признается гражданство другого государства. Соответствующий закон был принят в апреле 2003 года. Москва, после нескольких дней позорных колебаний, заявила, что не считает соглашение 1993 года расторгнутым и не намерена из него выходить. Семь лет прошли относительно спокойно по вечной евразийской формуле «не буди лиха, пока тихо» -пограничники исправно пропускали на московские рейсы людей без российских виз. В конце концов, это дело самого гражданина - есть у него виза или нет. И вот через семь лет кто-то в Ашхабаде решил закрутить гайки и выяснить - кто это там у нас обладает «так называемым двойным гражданством». Все анонимно, в «лучших» традициях СССР: задерживающие российских граждан «компетентные органы» ссылаются на «указания сверху», а российское посольство о начавшейся кампании никто не проинформировал.

Итак, нарушение прав российских граждан за рубежом - налицо. Неуважение к решению российского государства со стороны руководства пятимиллионной «гордой республики» - тоже. Для протестов есть все основания. На стороне России - не только моральная правота, но и все экономические рычаги. Почти весь туркменский газ, составляющий основу туркменской экономики, экспортируется через российскую территорию; как правило, он просто покупается «Газпромом». Других клиентов у туркменских газовиков пока нет, кроме Ирана, куда по маленькой трубе до последнего времени шла одна восьмая часть туркменского газового экспорта. Сегодня, из-за введенных против Ирана мировым сообществом санкций, у иранцев даже нет возможности сделать банковские переводы для оплаты туркменских поставок. Россия становится нужна Туркмении, как кислородная подушка. Так почему бы не воспользоваться этой ситуацией для защиты своих граждан?

Требование признания за ашхабадскими русскими двойного гражданства - это наш долг перед историей, перед поколениями русских людей, осваивавших Среднюю Азию вместе с местным населением с конца девятнадцатого века. Когда-то предки этих людей принесли в этот регион культуру выращивания пшеницы, овса, картофеля; помогли сотням тысяч местных кочевников перейти к оседлому образу жизни. Построили города, открыли газовые месторождения. Мало кто помнит, что даже первые успехи среднеазиатского хлопководства связаны с приездом русских переселенцев, сумевших воспользоваться ростом цен на хлопок, вызванным гражданской войной в США 1861-1865 годов. Сегодня речь идет не просто о выживании маленькой диаспоры (по официальным данным, русские составляют 3 процента населения Туркменистана), а о сохранении важного культурного феномена - среднеазиатских русских. Сохранение двойного гражданства помогло бы и выживанию так называемых евротуркмен, то есть тех представителей туркменского этноса, которые видят будущее своего народа в модернизации по европейскому (в том числе и в его российском изводе) образцу.

Сегодня это наследие уходит в небытие не только от естественного вымирания старых людей и выдавливания молодых в эмиграцию. Умышленно стирается память о связях наших народов. Город Красноводск превратился в город Туркменбаши, знаменитая Кушка (самая южная точка Советского Союза) превратилась в город Серхетабат. А ведь память о наших первопроходцах на Востоке должна быть для нас не менее свята, чем память о наших воинах, погибших в Европе. Даже Фридрих Энгельс, не жаловавший российское присутствие в Центральной Европе, не уставал говорить о «великой цивилизующей роли» России в Средней Азии. Почему мы все это забываем?

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 
 
 
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала