Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Европейская юстиция: грех лицемерия

© Eugene Regis Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) в Страсбурге
Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) в Страсбурге
Читать ria.ru в
Решение большой палаты Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) удовлетворить апелляцию Латвии, недовольной решением малой палаты ЕСПЧ от 24 июля 2008 года, создает опасный прецедент.

Дмитрий Бабич, обозреватель РИА Новости.

Решение большой палаты Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) удовлетворить апелляцию Латвии, недовольной решением малой палаты ЕСПЧ от 24 июля 2008 года, создает опасный прецедент.

Напомним, что малая палата, когда она приняла свое решение в пользу партизана второй мировой Василия Кононова, не вдавалась в подробности того, насколько морально оправдана была акция партизанского отряда, уничтожившего 27 мая 1944 года девять жителей села Малые Баты, подозревавшихся в помощи нацистам. Малая палата просто постановила, что на тот момент (в 1944 году) уничтожение лиц, пособничавших нацистам, не являлось преступлением ни по советскому законодательству, ни по каким-либо международным актам. А раз так, то выходило, что, осудив Кононова в своем суде, Латвия нарушила конвенцию «О защите прав человека и основных свобод», запрещающую придавать обратную силу законам, если это может привести к нарушению прав ныне живущих людей.

Статья седьмая вышеупомянутой конвенции излагает этот принцип так: «Никто не может быть признан виновным в совершении какого-либо уголовного преступления вследствие какого-либо действия или упущения, которое согласно действовавшему в момент его совершения внутреннему или международному праву не являлось уголовным преступлением».

Нынешнее решение большой палаты ЕСПЧ перечеркнуло вердикт 2008 года. И теперь проблема не только в том, что не был восстановлен в своих правах Кононов, просидевший два года, в 1998-2000 годах, в латвийской тюрьме по обвинению в геноциде (!). Главная беда в том, что нынешнее решение открыло настоящий юридический ящик Пандоры. Теперь уголовные дела можно будет завести на сотни и тысячи людей, боровшихся за какое-нибудь правое дело - например, с нацизмом - с нарушением прав человека в их сегодняшнем понимании.

Никто не оспаривает тот факт, что партизанская война в бывшем Советском Союзе была одной из самых жестоких и драматичных войн в истории человечества. Гибли в ней не только взрослые, но и дети, включая неродившихся младенцев, как это случилось в селе Малые Баты во время акции отряда Кононова, в которой погибла находившаяся на девятом месяце беременности жена одного из сельчан, заподозренных в связях с гитлеровцами. (Сам Кононов, правда, утверждает, что при гибели этой женщины он не присутствовал, а показания против него дают люди, которым в 1944 году было 3-5 лет.) К сожалению, гибли дети и во время англо-американских бомбардировок немецких городов в 1944-1945 году. Но никто не судит за это британских и американских летчиков. До последнего времени было понятно, что и партизаны в бывшем СССР, и летчики союзных армий сражались за скорейшее прекращение войны - этого, по выражению Льва Толстого, «самого противного человеческому разуму события». Противного человеческому разуму в том числе и потому, что именно это событие делает возможным ненаказуемую гибель детей. Очень может быть, что были дети и среди пассажиров тех 14 эшелонов, которые отправил под откос партизан Кононов. Но какова была альтернатива? Что случилось бы с сотнями миллионов других детей, если бы гитлеровцы вовремя получали патроны, провиант и прочие нужные им вещи, ехавшие в тех эшелонах? Если бы после Советского Союза они перекинули свою энергию на ту же Британию, потом на США, а также на помощь своим японским союзникам, убивавшим китайских детей в Нанкине?

Вряд ли кто-то из 14 судей большой палаты ЕСПЧ, отказавших Кононову в реабилитации, сталкивался в своей жизни с таким драматичным экзистенциальным выбором, с которым партизаны из отряда Кононова сталкивались каждый день. Ради жизни на земле приходилось убивать земляков, бывших друзей, даже родственников.

Объясняя свое неучастие в акции по наказанию «гитлеровских пособников», Кононов приводит факт, еще раз свидетельствующий о драматизме тех событий. Он не стал лично выполнять приказ о доставке жителей Малых Бат на партизанский суд, потому что был родом из соседней деревни, и там в тот момент жили его родители. Боялся, что, узнав его, земляки «отыграются» на родителях. Кстати, почти все родственники Кононова в итоге все-таки были угнаны на принудительные работы в Германию.

«Не судите - не судимы будете», - к участникам таких трагических событий, как вторая мировая война, этот библейский постулат приложим более, чем к кому-либо другому. Стремясь быть современной, европейская юстиция рискует оказаться слепой к историческим обстоятельствам, к мотивам и намерениям все новых подсудимых, доставляемых ей из коммунистического прошлого властями Латвии, Эстонии, Польши. А ведь когда-то именно на учете мотива и намерения подсудимого строилось римское уголовное право. Судя людей сороковых годов по законам и моральным нормам двухтысячных, сегодняшняя правнучка римской юстиции рискует впасть в грех лицемерия.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 
 
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала