Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Американская ПРО в Румынии: старый курс новой администрации

© Иллюстрация РИА НовостиАмериканская ПРО в Румынии: старый курс новой администрации
Американская ПРО в Румынии: старый курс новой администрации
Читать ria.ru в
Президент Траян Бэсеску согласился разместить на территории Румынии наземные ракеты-перехватчики средней дальности как элемент американской противоракетной обороны (ПРО). Именно здесь к 2015 году предполагается развернуть наземный вариант системы управления ракетным вооружением Aegis («Иджис») с ракетными комплексами SM-3.

Владимир Евсеев (ИМЭМО РАН), для РИА Новости.

В этом месяце из Румынии пришли неприятные для Москвы новости. Президент Траян Бэсеску согласился разместить на территории страны наземные ракеты-перехватчики средней дальности как элемент американской противоракетной обороны (ПРО). Именно здесь к 2015 году предполагается развернуть наземный вариант системы управления ракетным вооружением Aegis («Иджис») с ракетными комплексами SM-3.

Конечно, эта система не угрожает национальным интересам РФ ввиду отсутствия у России баллистических и крылатых ракет наземного базирования средней (от 1000 до 5500 км) и меньшей (от 500 до 1000 км) дальности. К июню 1991 года подобные ракеты были уничтожены на основании соответствующего советско-американского договора. Помимо этого, президент Траян Бэсеску проинформировал, что принятое решение не направлено против России, а также сообщил, что переговоры по размещению в Румынии американских противоракет начнутся в ближайшее время, после чего соответствующие соглашения будут направлены для ратификации в парламент. Тем не менее, Москва выразила озабоченность по этому вопросу, что было обусловлено следующими причинами.

Во-первых, российскую сторону вновь поставили перед свершившимся фактом вопреки заявленному Вашингтоном курсу на «перезагрузку» российско-американских отношений. При этом были забыты совместные заявления президентов Дмитрия Медведева и Барака Обамы от 1 апреля и 6 июля 2009 года о необходимости равноправного международного взаимодействия в области ПРО. А ведь в соответствии с последним документом было поручено провести на экспертном уровне совместную работу по анализу возможных ракетных угроз и подготовить соответствующие рекомендации, прежде всего в политико-дипломатической сфере. Одновременно в Москве и Вашингтоне решили активизировать работы по созданию Центра обмена данными как основы многостороннего режима уведомлений о ракетных пусках. Но вместо этого американское руководство пошло по пути уже ушедшей республиканской администрации, которая стремилась развернуть системы ПРО передового базирования любой ценой. Как следствие, у Москвы возникли сомнения в желании Вашингтона выстраивать подлинно партнерские отношения.

Во-вторых, американская сторона не предоставила какой-либо информации о числе размещаемых ракет-перехватчиков, местах их базирования, высотах ожидаемого перехвата и способах наведения противоракет. Ввиду крайней ограниченности информации пока трудно говорить о реальных контурах создаваемой системы. Тем не менее, можно предположить, что вместо еще не созданного наземного ракетного комплекса SM-3 на румынской территории будет развернута мобильная противоракетная система THAAD. Эта система включает радиолокационную станцию (РЛС) с дальностью обнаружения целей около 1 тысячи км, которая может быть размещена, например, на территории Болгарии, а также противоракеты, способные перехватывать цели на высоте 100-150 км при удалении до 200 км.

Подтверждением этой версии служит то обстоятельство, что в качестве системы наведения противоракет SM-3 сейчас используются РЛС боевых кораблей с дальностью действия до 500 км. Вход таких кораблей в Черное море ограничивается международной конвенцией Монтре (1936 года), согласно которой общий тоннаж военных кораблей всех государств, кроме черноморских - Болгарии, Грузии, РФ, Румынии, Украины и Турции - не должен превышать 30 тысяч тонн, а время нахождения в море - 21 сутки.

В этих условиях совместное использование морских и наземных элементов американской ПРО в Румынии и прилегающих акваториях Черного моря на постоянной основе становится невозможным. Более вероятно, учитывая совместимость систем THAAD и Aegis, что противоракеты SM-3 будут использованы для системы THAAD. Но в этом случае обязательно придется в относительной близости разместить мобильную РЛС передового базирования типа AN/TPY-2, дальностью обнаружения целей которой составляет 1,9 тысяч км. Именно такая РЛС была развернута в сентябре 2008 года на базе ВВС Израиля «Неватим» в пустыне Негев для контроля значительной части иранской территории и наведения противоракет.

В-третьих, США собираются к 2018 году разместить мобильные батареи с ракетами SM-3 в Польше. Возникает закономерный вопрос о целесообразности такого решения ввиду невозможности перехвата системой THAAD боеголовок межконтинентальных баллистических ракет (МБР), что необходимо для защиты территории США от крайне маловероятной, но все же возможной ракетной атаки со стороны Ирана. И если размещение батарей THAAD в Румынии еще можно объяснить интересами общеевропейской безопасности в условиях нарастающего иранского ядерного кризиса, то аналогичные батареи в Польше будут защищать Европу не от иранских, а от российских ракет. Хотя трудно представить ситуацию, для которой подобная защита может понадобиться.

С этой же точки зрения можно рассматривать решение Министерства обороны Польши о размещении американских зенитно-ракетных комплексов (ЗРК) Patriot в городе Моронг, расположенном в непосредственной близости от российской границы. Первоначально такие ЗРК в модификациях PAC-2 и PAC-3 планировалось установить в пригороде Варшавы. Это позволило бы с помощью ЗРК Patriot решать задачи противоракетной обороны. Нынешнее же расположение батареи Patriot, ввиду отсутствия близких особо важных объектов, практически исключает решение задач ПРО и подтверждает антироссийскую направленность внешней политики Варшавы, а также говорит о ее поддержке со стороны Вашингтона.

В-четвертых, признаем, что размещение в Румынии элементов американской системы ПРО не создаст для России явной угрозы и не изменит стратегический баланс между Москвой и Вашингтоном. Однако к 2018-2020 году США планируют развернуть на европейской территории более мощные противоракеты, возможно шахтного типа базирования. Это могут быть, например, модернизированные ракеты SM-3 с высокими скоростями разгона и высотами перехвата свыше 1 тысячи км, что позволит им уничтожать не только боеголовки МБР, но и стартующие российские баллистические ракеты. В последнем случае потребуется осуществлять перехват в автоматическом режиме, так как продолжительность активного участка российской твердотопливной МБР «Тополь-М» составляет всего две минуты. А это существенно понижает порог возможного применения ядерного оружия.

К сожалению, подобные решения администрации Барака Обамы не предполагают участия РФ и ее ближайших союзников в формировании общеевропейской системы безопасности, что не только ослабляет систему безопасности, но и придает ей антироссийскую направленность. Все это серьезно отвлекает имеющиеся ресурсы в условиях растущей неустойчивости глобального развития. Гораздо разумнее не выталкивать Москву на периферию Европы, а вместе с ней создавать единую систему евроатлантической безопасности, в том числе в сфере противоракетной обороны.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Владимир Евсеев - кандидат технических наук, старший научный сотрудник Центра международной безопасности Института мировой экономики и международных отношений РАН

 
 
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала