Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на
Искусство
Культура

Загадка Галины Улановой

Читать ria.ru в
Сто лет со дня рождения великой российской балерины Галины Улановой отмечается 8 января. В истории мирового балета до сих пор трудно найти ей равных. Москва, Лондон, Вена, Нью-Йорк, Токио, Париже - хрупкой советской балерине удалось покорить весь мир. За чудо, которое Уланова творила на сцене, современники называли ее обыкновенной богиней.

Сто лет со дня рождения великой российской балерины Галины Улановой отмечается 8 января. В истории мирового балета до сих пор трудно найти ей равных. Москва, Лондон, Вена, Нью-Йорк, Токио, Париже - хрупкой советской балерине удалось покорить весь мир. За чудо, которое Уланова творила на сцене, современники называли ее обыкновенной богиней.

Личность Галины Улановой – уникальна. Она снискала на своем пути все возможные почести, но ни один близкий к ней человек не мог бы сказать, что она сознательно стремилась к ним. Каждое ее выступление вызывало восторженные отзывы критиков, но они всегда шли вразрез с самокритикой великой артистки. К ней было приковано внимание миллионов, но ей всегда удавалось оставаться загадкой даже для самых близких людей.

Начало

Девочки, которым посчастливилось увидеть балерину на сцене Большого театра, на вопрос, кем они хотят стать, отвечали: Галиной Улановой. А сама она в раннем детстве мечтала стать моряком. Родители Улановой, режиссер балетной труппы Мариинского театра Сергей Николаевич и солистка балета Мария Федоровна, считали, что их дочь создана для танца. Не потому что ей следовало продолжить традиции семьи. Главная причина была в том, что в ней было все для балета: удивительно тонкая восприимчивость к прекрасному, врожденная музыкальность, мягкость и грациозность движений.

В девять лет Галина Уланова поступила в Государственную хореографическую школу. Ее первым педагогом стала мать. Занятия балетом вначале не доставляли будущей звезде никакой радости. В школе она поняла, что "жизнь балерины состоит наполовину из слова "должна", а на вторую половину - из слова "нельзя". "Нет, я не хотела танцевать. Непросто полюбить то, что трудно. А трудно было всегда, это у всех в нашей профессии: то болит нога, то что-то не получается в танце... Сейчас думаю, как вообще жива до сих пор, не знаю!", -  вспоминала впоследствии Уланова.

Однако в те юные годы чувство долга было сильнее, и она продолжала заниматься с усердием, поражавшим педагогов. Ей много давалось с трудом, особенно выступления на публике. Но она никогда не опаздывала, никогда не пропускала занятий и не нарушала режим. Вскоре Уланова стала одной из первых учениц в классе.

"Обещание самой себе выполнить то-то и то-то было моим принципом, основой всей моей жизни. Такое воспитание воли вошло в привычку и стало источником того, что называют моим успехом. То, что так таинственно называют вдохновением, есть не что иное, как соединение труда и воли, результат большого интеллектуального и физического напряжения, насыщенного любовью...", - цитирует Галину Уланову "Российская газета".

Первые сезоны

В первые сезоны у Улановой не было почти ни одного спектакля, в котором все вышло бы как надо, не всегда выходило даже то, что удавалось на репетиции.

Профессиональный дебют Галины Улановой состоялся 21 октября 1928 года. Она танцевала в "Спящей красавице". Это первое выступление балерина запомнила на всю жизнь: "Я вышла на сцену ни жива ни мертва. Бархат ярусов, огни прожекторов, кулисы — весь мир бешено крутился и опрокидывался... Никаких мыслей, никакого иного ощущения, кроме страха и стремления сделать все только так, как тебя учили, даже никакого удовольствия от выступления я не испытала".

В становлении балерины Улановой огромную роль сыграл руководитель балетной труппы Кировского театра Федор Васильевич Лопухов. Именно он разглядел в "бледненькой девочке с бесцветным лицом северянки, не отличающейся внешним темпераментом и красотой", притягательную силу и  строгую выразительности танца. Он и поддерживал ее в первые годы, когда многие выступления казались самокритичной балерине крайне неудачными.

Первый большой успех пришел к Улановой в 1929 году, когда она танцевала партию Одетты-Одиллии в "Лебедином озере". Однако восторженные отзывы критиков не только не вскружили ей голову, а, напротив, заставили больше работать над собой.

Жизель и Джульетта Галины Улановой

Чтобы успешно воплотить тот или иной образ на сцене, Улановой нужно было искренне и глубоко перевоплощаться, не только внешне, но и внутренне. Одним из самых сложных стал образ Жизель. Эта роль досталась ей случайно: балерина, которой она предназначалась, заболела.

Уланова не видела, как исполняли партию Жизели ее легендарная предшественница Анна Павлова. Пребывая в полном отчаянии оттого, что не может понять своей роли, она села в автобус и уехала в Царское село. Здесь, сидя на скамейке, балерина поняла, как нужно танцевать Жизель. Впоследствии эта роль стала для нее любимой. Свою партию в "Жизели" Уланова танцевала на протяжении всей своей творческой жизни, за исключением некоторых небольших перерывов.

Исследователи творчества Улановой отмечали интересную закономерность – все самые удачные роли были у нее в тяжелые жизненные периоды, когда ей приходилось бороться со страхом или волнением, заставлять себя сконцентрироваться на спектакле, отрешившись от проблем и физической боли.

Так, незадолго до того момента, когда балерина начала работать над образом Джульетты, она перенесла очень тяжелую болезнь. На доктора, который спас ее, она смотрела, как на небожителя, испытывая чувство безграничной преданности, которое в итоге помогло ей создать образ Джульетты - один из самых ярких в творчестве Улановой.

В спектакле "Ромео и Джульетта" постоянным партнером Улановой на сцене Кировского театра был Константин Сергеев. О том, насколько великолепен был их танец, сказано очень много. Блестящий творческий дуэт Сергеева и Улановой со временем перерос в семейный.

В годы Великой Отечественной войны Уланова танцевала в самых разных театрах страны, выступала в госпиталях перед ранеными. Одним из лучших отзывов на те выступления стало письмо ленинградца Леонида Томашевича. "Спустя годы, хочу сообщить Вам, дорогая Галина Сергеевна, что когда-то в госпитале, тяжело раненный, я выжил только потому, что стояли в памяти Ваши незабываемые образы", - приводит строчки из письма солдата сайт Галины Улановой.

Лондонские гастроли

Самые знаменательные - первые гастроли Большого театра в Лондоне в 1956-м – увенчались триумфальным успехом Галины Улановой. Она показала лондонцам своих Джульетту и Жизель.

В зале на спектакле "Ромео и Джульетта" находились Вивьен Ли, Лоренс Оливье, Тамара Карсавина. После первого акта в зале повисла гробовая тишина. Потом зал встал. Овация длилась бесконечно. Казалось, что время остановилось. После выступлений восторженные поклонники везли автобус с Улановой в отель на холостом ходу, пишет  peoples.ru.

Как всегда, Уланова не считала этот успех своей заслугой, говорила, что только теплота и любовь лондонской публики помогли ей отдать все лучшее, на что она была способна. От навязчивых поклонников она отделывалась шуткой. После одного из выступлений к ней бросились поклонники со словами: "Это было необыкновенно, какой-то особенный трепет, каждая клеточка дрожала пронзающей душу дрожью прощания с жизнью!". "Может быть, это оттого, что на сцене дуло", - был ответ Улановой. 

Уланова была в стороне от сплетен, суеты и театральных интриг. "Служенье муз не терпит суеты, прекрасное должно быть величавым", - этой формуле она следовала всю жизнь.

Она всегда была сдержанна даже с близкими подругами. Переехав в Москву из Ленинграда после разрыва с танцовщиком и хореографом Константином Сергеевым, на сцене Большого она так и осталась питерской балериной. О своем бывшем супруге она не проронила не одного дурного слова.

Последний танец

Последний раз Галина Уланова танцевала 29 декабря 1960 года в Большом театре в "Шопениане" (так же назывался ее выпускной спектакль). О том, что этот спектакль последний в ее карьере, знала только она сама. В 50 лет Галина Уланова ушла со сцены навсегда, посвятив себя преподаванию. 

Ее учениками стали  Екатерина Максимова, Нина Тимофеева, Людмила Семеняка, Нина Семизорова. "Я не хочу повторения себя в учениках, - рассуждала Галина Уланова, - это в любой области искусства порочный метод. Учитель, да не повтори себя в ученике, сумей раскрыть его природные данные, его индивидуальность".

Те, кто знал Уланову близко, говорили, что она умела делать всю домашнюю работу. Единственное – не водила машину и позволяла себе держать шофера, потому что в общественном транспорте боялась за ноги. Радовалась, когда удавалось найти пару часов, чтобы выбраться за город – полюбоваться на природу.

Уланова редко появлялась на публике. Она стремилась к одиночеству и не стеснялась этого: "Раньше в Петербурге ходили конки. На лошадей надевали шоры, чтобы ничто их не отвлекало. Вот в таких "шорах" я и проходила почти всю свою жизнь. Чтобы ничто не мешало работать, думать о своей профессии. Самое комфортное для меня состояние - одиночество".

На протяжении всей своей жизни Уланова оставалась для многих на недосягаемой высоте. И дело вовсе не в том, что до конца жизни она всегда ходила на высоких каблуках и элегантно одевалась. Ее никто и никогда не видел вялой, раздражительной. Ни один человек не говорил о какой-либо небрежности или безответственности артистки. Она неизменно покоряла людей своей открытостью, добротой и человеческой мудростью.

Галине Улановой еще при жизни установили памятники - в Стокгольме и в Санкт-Петербурге.

Умерла великая балерина в 1998 году, в возрасте 88 лет.

Материал подготовлен редакцией rian.ru на основе информации открытых источников

 
 
 
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала