Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Кармазинов: Санкт-Петербург раньше "поили" водой из разноцветных бочек

© Фото предоставлено пресс-службой ГУП «Водоканал Петербурга» Руководитель ГУП «Водоканал Петербурга» Феликс Кармазинов
Руководитель ГУП «Водоканал Петербурга» Феликс Кармазинов
О том, почему жители Санкт-Петербурга могут пить воду прямо из-под крана, и о перспективах развития городского водоканала в интервью РИА Новости рассказал руководитель ГУП «Водоканал Петербурга» Феликс Кармазинов.

О том, почему жители Санкт-Петербурга могут пить воду прямо из-под крана, и о перспективах развития городского водоканала в интервью РИА Новости рассказал руководитель ГУП «Водоканал Петербурга» Феликс Кармазинов.

- Как вы оцениваете чистоту воды в реках и каналах Петербурга?

- Говорить обо всех реках и каналах города я вряд ли смогу. Поскольку основным источником питьевой воды для Петербурга является река Нева, наш «Водоканал» интересует в первую очередь ее состояние.

Отмечу, что Нева – река уникальная: это одна из самых полноводных рек не только России, но и Европы. Несмотря не очень большую длину, она проносит столько же воды, сколько Днепр и Дон, хотя они собирают воду с территории в три раза большей. Площадь бассейна Невы составляет около 281 тысячи квадратных километров. Это лишь немногим меньше, чем площадь, к примеру, Италии.

У Невы - большой водосбор, сильное течение и хорошая способность к самоочищению. Так что в этом смысле Петербурге, безусловно, повезло.

Кстати, до появления в нашем городе водопровода, воду горожанам доставляли водовозы, которые использовали для этого бочки разного цвета – в зависимости от того, откуда взята вода. Бочки с водой из Невы были белыми, воду из Фонтанки и Мойки наливали в бочки желтого цвета, а из городских каналов – в зеленые. Невская вода была самой чистой, и, соответственно, самой дорогой. А самой дешевой была вода из каналов.

Нева в последние годы стала чище. На промышленных предприятиях начали появляться очистные сооружения, да и вообще – технологии сегодня используются более современные. И, конечно, не надо забывать, что сегодня в Петербурге на очистку направляется 87% всех сточных вод, а еще тридцать лет назад практически все стоки сбрасывались напрямую, в том числе и в Неву.

Есть другая проблема. Перед тем, как добраться до Петербурга, Нева и впадающие в нее реки проходят довольно большой путь по территории соседних регионов, которые находятся вне зоны ответственности петербургского «Водоканала». И не везде там решен вопрос с ликвидацией прямых стоков. Поэтому у Невы довольно высокая бактериологическая загрязненность, и мы это учитываем в своей работе. В Петербурге используется уникальная двухступенчатая система обеззараживания воды: вместо хлора мы применяем гипохлорит натрия, кроме того вся питьевая вода проходит обработку ультрафиолетом. На уровне мегаполисов эту проблему до Петербурга в мире нигде еще не решали. И, кстати, заболеваемость гепатитом А в Петербурге за последние пять лет, по данным Роспотребнадзора, снизилась в 12 раз.

Еще один довольно болезненный для нас вопрос: Нева – река судоходная. И возят по ней разные грузы, в том числе и нефтепродукты. Поэтому мы должны быть готовы к любым неприятностям. Мы внедрили у себя на водопроводных очистных сооружениях систему дозирования порошкообразного активированного угля. Это весьма эффективный способ удаления нефтепродуктов и их запаха из воды.

При этом петербургский «Водоканал» занимается постоянным контролем воды в Неве. На всех наших водопроводных станциях «работают» речные раки – они сидят в аквариумах, куда поступает вода с водозабора, а специальные приборы пишут их кардиоритм. Такую систему биомониторинга разработали ученые из Российской академии наук. Дело в том, что если в воде окажутся какие-то нехорошие вещества - у раков резко участится сердцебиение.

Еще у нас есть катер-лаборатория «Святая Ксения», который осуществляет экологический мониторинг Невы и Финского залива. Экспресс-анализы невской воды можно делать прямо на катере, а для более получения более детальных результатов, для проведения сложных исследований мы отправляем пробы в независимую организацию – Центр исследования качества воды.

- Могут ли горожане пить воду прямо из-под крана?

- Безусловно. Вода, которая поступает в квартиры петербуржцев – совершенно безопасна: ее можно пить без всякой дополнительной обработки. Меня журналисты постоянно спрашивают: пью ли я сам воду из-под крана? Я всякий раз отвечаю – пью. И каких-либо фильтров у меня дома нет.

- Часто появляется информация о загрязнениях городской акватории в результате сбросов. Как вы считаете – с этим можно бороться?

- И можно, и нужно, и боремся. Есть несколько аспектов этой проблемы. Во-первых, это прямые выбросы в Неву, без очистки. Сегодня очищается 87% стоков. К концу года мы еще несколько прямых выпусков переключим на коллектор, то есть – направим на очистные сооружения. А к 2012 году этот вопрос закроем практически полностью.

Второй аспект связан с составом тех стоков, которые предприятия направляют в нашу систему канализации. Городская канализация не предназначена для очистки от специфических промышленных загрязнений. В этом случае предприятие, имеющее такие проблемные стоки, должно само строить локальные очистные сооружения – и уже после них направлять сточные воды в нашу систему. К сожалению, так происходит не везде. Но с этого года мы изменили свою систему работы с предприятиями – теперь наши специалисты регулярно их проверяют, контролируют состав стоков. К сожалению, у нас пока нет по-настоящему действенных механизмов воздействия на нарушителей. Но, надеюсь, они появятся.

- Петербург полностью отказался от использования хлора при очистке воды, перейдя на гипохлорит натрия. Что это дает потребителям воды?

- Прежде всего, отказавшись от использования хлора, мы ликвидировали источник потенциальной опасности для города. Хлор – это сильнодействующее ядовитое вещество. В годы Первой мировой войны он использовался в качестве химического оружия. Случись что – разгерметизация баллона, авария при перевозке – и в зоне поражения могли оказаться сотни жилых домов, больницы, школы, детские сады… А ведь раньше на наших водопроводных станциях и на специальном складе хранилось до 300 тонн хлора! Причем до 20 тонн – в самом центре города, на Главной водопроводной станции, в нескольких сотнях метров от Смольного. И хлор не просто хранился – он регулярно перевозился по городу.

Теперь все это в прошлом. Гипохлорит натрия, который мы используем вместо хлора, столь же эффективен с точки зрения обеззараживания и при этом абсолютно безопасен в хранении и транспортировке. Мы построили два завода по производству низкоконцентрированного раствора гипохлорита натрия из обычной поваренной соли. Весь процесс его использования полностью автоматизирован, что гарантирует хороший эффект обеззараживания.

- Какие еще инициативы мы можем ожидать от петербургского «Водоканала»?

- Планов у нас много. И причем я говорю не о планах, существующих только на бумаге, а о проектах, по которым уже ведется активная работа.

Вы, наверное, знаете, что в Петербурге сжигают весь осадок сточных вод. И это не только позволило нам отказаться от необходимости строительства новых полигонов для складирования осадка, но и позволило сократить свои потребности в покупной электроэнергии и тепле – за счет того, что заводы сами вырабатывают электричество и тепло. А сейчас мы прорабатываем вопрос практически полного перевода одного из городских очистных сооружений на возобновляемые энергоресурсы. Там будет также вырабатываться биогаз, который будет использоваться для производства электроэнергии. Мы планируем принимать на переработку дополнительные органические отходы от городских предприятий.

Еще мы в 2010 году запустим новый блок очистки воды на Южной водопроводной станции производительностью 350 тысяч кубометров в сутки. Это сооружения, где используются современные технологии очистки. Также мы продолжаем заниматься реконструкцией канализационных очистных сооружений, выполняя требования Хельсинской комиссии по защите Балтийского моря по степени очистки стоков от азота и фосфора.

– Что будет сделано в ближайшее время для сокращения неочищенных стоков?

- Это – еще один масштабный проект - «Прекращение сброса неочищенных сточных вод в водоемы Санкт-Петербурга». Реализовав его, мы доведем уровень очистки стоков до 98-99%.

Чтобы добиться этого, необходимо достроить Главный канализационный коллектор северной части города. Это – сложнейшее инженерное сооружение. Местами глубина его заложения достигает 80-90 метров! В прошлом году мы запустили первый участок коллектора, в этом году будет еще одна пусковая очередь – и в результате в декабре мы перешагнем 90-процентный рубеж, выйдя на уровень 91,7 % очистки сточных вод.

Чтобы добиться таких результатов, недостаточно было бы одного желания и энергии «Водоканала». Была и есть большая поддержка со стороны администрации Петербурга. На строительство коллектора выделяются также деньги из федерального бюджета. Но это – еще и международный проект: в этом году мы подписали кредитные соглашения с Европейским банком реконструкции и развития, с Европейским инвестиционным банком, с Северным инвестиционным банком. Кроме кредитов нам выделяют и гранты – в том числе наши финские партнеры. В этом году сотрудничеству петербургского «Водоканала» и Министерства окружающей среды Финляндии исполнилось 20 лет.

- Что планируется сделать в рамках программы «Чистая вода»?

- Осуществить все те проекты, о которых я вам рассказал. Конечно, мы надеемся, что с принятием государственной программы многие вопросы будут решаться быстрее. На самом деле, никогда в нашей стране не уделялось такого внимания вопросам водоснабжения и водоотведения, как сейчас. И это очень радует.

Я уверен, что нашу отрасль ждут большие перемены. Мы с коллегами недавно создали Национальный союз водоканалов, в который вошли предприятия как государственные, так и частные. И я надеюсь, НСВ станет одним из инструментов реализации программы «Чистая вода». В частности, среди задач, которые перед собой ставит Национальный союз водоканалов – перевод отрасли на саморегулирование.

- Нам известно, что вы начали эксперименты и разрабатываете собственную марку бутилированной воды, полезной для человека. Что это за вода?

- Вода, которую человек получает по водопроводной сети, должна быть абсолютно безопасна. И в Петербурге она – именно такая. Но человек на 80 процентов состоит из воды. И с помощью воды – но специально приготовленной воды! – можно помогать человеку решать проблемы со здоровьем.

Подчеркиваю – речь не идет обо всей водопроводной воде. В этом нет смысла. На приготовление еды и на питье человек использует максимум 2-3 литра. Остальное – это уборка, стирка и так далее. Вся водопроводная вода должна быть безопасной. Но хотим, чтобы каждый человек имел возможность получить 2-3 литра воды, полезной для здоровья.

В Петербурге, например, невская вода – очень мягкая. В ней мало солей кальция, магния. Это хорошо для моющих средств и стиральных машин, но не очень хорошо для здоровья.

Однако я бы воздержался от рассуждений о рецептуре полезной воды. Этим вопросом занимаются специалисты-медики. Последнее слово – за ними.

Рекомендуем
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала