Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Инклюзивное образование: прецедент в московской школе

"Здравствуйте! Как дела? Так держать!", - совершенно незнакомые люди приветливо улыбаются энергичной женщине, которая ранним утром почти вприпрыжку "летит" с инвалидным креслом по неровным дорожкам Южного Бутова. Это Валентина Дроздкова мчит своего сына Кирюшу в школу.

Автор: Светлана ГРИГОШИНА

ИНВАЛИД – это человек,
который из-за недостатка оборудования,
социальных и общественных условий
не может самореализоваться.

"Здравствуйте! Как дела? Так держать!", - совершенно незнакомые люди приветливо улыбаются энергичной женщине, которая ранним утром почти вприпрыжку "летит" (по-другому и не скажешь) с инвалидным креслом по неровным дорожкам Южного Бутова. Это мама Валя, Валентина Дроздкова, изображает скоростной локомотив. Мчит своего главного пассажира, сына Кирюшу, в школу.

Мама, я что, плохой человек?

Школу пятиклассник Кирилл Дроздков посещает обычную - общеобразовательную № 1161. Так решили на семейном совете еще четыре года назад после Кирюшиных расспросов-вопросов: "Мама, а почему я все время один? Почему у меня нет друзей? Я что, плохой человек?"

Тогда мама Валя и засобиралась первый раз в первый класс за новыми друзьями для сына и, как выяснилось позже, для себя.
Перво-наперво Дроздковы подружились со школьным директором. Евгения Сергеевна Плейкина оказалась замечательным педагогом. Она взяла необычного мальчика в обычную школу и сделала все, чтобы он подружился с ребятами и чтобы все ему помогали.

Начальную школу Кирилл закончил на "отлично".

Переход в пятый класс оказался под большим вопросом.

В праве на дальнейшее образование Кириллу, конечно, никто не отказал – это гарантировано Конституцией. Только выбор: как его получать - вместе с одноклассниками, индивидуально на дому или в коррекционной спецшколе, - зависел вовсе не от Кирилла и его семьи, а от кабинетной общеобразовательной специфики. В начальной школе все занятия проходили на первом этаже, а теперь русский язык – на втором, информатика – на четвертом. На инвалидном кресле туда не взобраться, а подъемника в школе нет.

Дети должны учиться вместе  

"Кирилл в нашей школе  - единственный ребенок с ограниченными возможностями. Здесь нельзя говорить об инклюзивном образовании. Подчеркиваю, мы обычная образовательная школа. Педагогический коллектив просто пошел навстречу желанию мамы обучать своего ребенка у нас", - говорит Евгения Плейкина.

К термину "инклюзия", "инклюзивное (включенное) образование" директор 1161-й московской школы подходит осторожно. Говорит, что если к Кириллу школа уже «прикипела», то включать в образовательный процесс новых воспитанников с ограниченными возможностями учебное заведение пока не в состоянии.

По данным московского Департамента образования, в столице более полутора тысяч общеобразовательных школ, из них по программе инклюзивного образования  работают лишь 47.

В Южном Бутове есть инклюзивная школа № 1961.Она оснащена всем необходимым для учеников с ограниченными возможностями. Но для Дроздковых это тоже не вариант: школа от дома в трех станциях метро. По доступности (если не считать отсутствие подъемника) школа 1161 для Кирилла - самый оптимальный вариант.

По словам директора школы Евгении Плейкиной, о  возможности дальнейшего обучения Кирилла задумались еще в прошлом учебном году, когда мальчик заканчивал четвертый класс.

Была идея в помощь маме организовать дежурство старшеклассников: поднимать коляску с этажа на этаж или расположить рядышком кабинеты с основными дисциплинами. Активисты родительского комитета заговорили о сборе средств на покупку ступенькохода - мобильного лестничного подъемника для инвалидных колясок.

"Такое внимание для нас очень важно. Второе дыхание открывается, когда люди искренне интересуются твоей проблемой, пытаются помочь", - говорит Валентина Дроздкова.

Мама Кирилла убеждена: главное - не побояться о своей проблеме заговорить. Где-то спросить совета, в каких-то случаях о помощи попросить. Также родителям особых детей просто необходимо знать свои права.

Перспектива есть

То, что подъемник Кириллу Дроздкову положен по закону и его обязаны выделить государственные власти на государственные деньги (т.е бесплатно), Валентине Дроздковой объяснили активисты региональной общественной организации "Перспектива".  И взялись его для Кирюши "выбить".

Официальный старт неофициальной акции "Ступенькоход для Кирилла" был дан в конце мая на митинге в поддержку доступного образования инвалидов.

"К проблеме семьи Дроздковых подошли всем миром, - отметила Ирина Ясина, член Совета при Президенте РФ по правам человека, - и шестеренки большой государственной машины завертелись быстрее".

Юристы "Перспективы "начали длительную переписку с  Департаментом образования Москвы и Управлением образования  ЮЗАО (письма 1 и 2). С помощью Ирины Ясиной о Кирилле Дроздкове и его проблеме узнали в общественной приемной президента России и взяли её под свой контроль. Подключилась и пресса: столичные газеты и федеральные телеканалы.

Московские чиновники от Минобраза публично рапортовали: "Подъемник у Кирилла будет!". Говорилось об этом в многочисленных интервью, в ответах  на письма "Перспективы", в телефонных разговорах с мамой, общественниками, директором школы. Только сроки установки отодвигались сначала на конец июня, затем до начала августа.

"За две недели до начала нового учебного года  мы  с мамой Валентиной Дроздковой позвонили в школу, чтобы узнать установлен ли подъемник", - рассказывает юрист "Перспективы" Михаил Черкашин. Ответ был отрицательным. Ступенькоход в школу №1161 привезли 31 августа. Неисправный.

"Когда я увидела неработающий подъемник, у меня просто опустились руки. Столько усилий, столько хороших людей нам помогали, старались – и  все напрасно", - вспоминает Валентина Дроздкова.

Чуда не получилось. Первого сентября мама Валя транспортировала коляску Кирилла  по школьным этажам буквально на руках.
Рассказывает: "Я это сразу назвала своим Эверестом".

Рабочий (неновый) ступенькоход в школе появился лишь 4 сентября, спустя четыре месяца со дня первого обращения в московский Департамент образования.

Равные возможности для всех

В истории Кирилла Дроздкова получился "happy end". Мальчик на коляске теперь продолжит обучение вместе со своими здоровыми сверстниками.

Его мама Валентина Дроздкова благодарна всем, кто помогал  достать подъемник для сына.

Но это только одна счастливая история одного российского школьника с ограниченными возможностями.

Всего в России, по данным Министерства образования, учится более полумиллиона детей с ограниченными возможностями.

В московских школах на сегодняшний день обучается 19 тысяч детей-инвалидов. Из них около полутора тысяч (каждый 12-й ребенок) получает общее среднее и дополнительное образование на дому – дистанционно.

В программе столичного "Года равных возможностей" была обозначена закупка подъемных устройств в образовательные учреждения  Москвы. Вот только конкретно сколько, в какие школы, а главное - в какие сроки, в Департаменте образования столицы не уточнили.

Законопроект "Об образовании лиц с ограниченными возможностями здоровья в Москве", в том числе и положение об инклюзии, Мосгордума планирует принять до 2010 года.

Юлия Лентьева, мама 14-летнего Филиппа с синдромом Дауна, очень ждет нового закона. Тогда у её ребенка появится  шанс стать не особым, а равным среди сверстников.

Пока активисты "Перспективы" советуют родителям не бояться заявлять о своих проблемах и сообща бороться за права своих детей.

По мнению директора региональной общественной организации инвалидов "Перспектива" Денис Роза, для того, чтобы это было действенно и о проблемах особых детей услышали и начали помогать, их родителям нужно объединяться и быть активными, такими, как мама Кирилла Дроздкова.

Рекомендуем
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала