Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Евгений Колесов: в КНР кризис рассматривают как шанс для развития

© Фото предоставлено Optim ConsultЕвгений Колесов, генеральный директор консалтинговой компании Optim Consult International Co.
Евгений Колесов, генеральный директор консалтинговой компании Optim Consult International Co.
О текущей экономической ситуации в КНР и особенностях ведения бизнеса в этой стране в интервью РИА Новости рассказал генеральный директор работающей на китайском рынке консалтинговой компании Optim Consult International Co., Ltd Евгений Колесов.

О текущей экономической ситуации в КНР и особенностях ведения бизнеса в этой стране в интервью РИА Новости рассказал генеральный директор работающей на китайском рынке консалтинговой компании Optim Consult International Co., Ltd Евгений Колесов.

- Ряд китайских экспертов  полагают, что влияние мирового финансового кризиса на КНР ограничилось некоторым падением экономических показателей, которые уже начали свое восстановление. Разделяете ли Вы эту оценку?

- За первые пять месяцев 2009 года в Китае закрылись 670 тысяч предприятий, число безработных за год увеличилось более чем на полмиллиона человек – эти цифры говорят о том, что кризис в КНР все же проявил себя. Хотя на Китае он сказался не так сильно, как на США и Европе. Конечно, в первую очередь пострадали предприятия, деятельность которых ориентирована на экспорт. В то же время, компании, работающие в основном на внутреннем рынке, оказались более защищенными. Кроме того, им существенно помогает правительство, разработавшее программу помощи в размере четырех триллионов юаней (порядка 588 миллиардов долларов) на поддержку транспорта, строительства, энергосбережения, образования и так далее.

Интересно, что для многих отраслей в Китае именно кризис (и сопутствующие ему финансовые вливания) стал рассматриваться как уникальная возможность для дальнейшего развития. По сути, многие предприятия именно в данный момент получили шанс впервые встать на ноги.

Кроме того, положительным последствием многочисленных увольнений стало массовое возвращение рабочих в деревни. Эксперты уже сейчас отмечают приближающийся рывок в развитии сельскохозяйственной отрасли. И правительство, кстати, этому способствует, материально поощряя фермеров расширять ассортимент выращиваемых фруктов, овощей и зерна, повышать их качество. Колоссальные усилия прилагаются также для улучшения быта крестьян – стимулируется их спрос на ряд промышленных товаров, строятся жилые комплексы, развивается инфраструктура.

- Правительство КНР поставило задачу сохранить темпы роста ВВП страны на уровне 8%, при этом эксперты Всемирного банка прогнозируют рост не выше 7,2%. Какой из прогнозов кажется Вам более реальным?

- Думаю, 8% роста – реальная цифра. Превысить эту планку, несмотря на оптимистичные прогнозы ряда экспертов, вряд ли получится, слишком уж сильна была экспортная зависимость Китая, повлиявшая на снижение объемов производства. Но достичь счастливой китайской восьмерки в конце года под силу – благодаря уже упомянутому мной  пакету мероприятий по поддержке экономики. Кстати, ожидается, что именно этот план обеспечит дополнительный один процент ежегодного экономического роста.

- Власти КНР всерьез заговорили о необходимости переориентации на внутренний рынок и развития внутренних секторов экономики. Насколько обоснованы опасения о начале эры китайского протекционизма?

- Вполне обоснованы. Китай практически мгновенно реагирует, когда производимая внутри страны продукция приближается по своим качественным характеристикам и цене к импортным товарам, и предпринимает по отношению к ним репрессивные меры. Развернувшаяся масштабная кампания по содействию развитию ряда отраслей промышленности не ограничивается прямыми денежными вливаниями, а нацелена на стимулирование спроса внутри страны и либерализацию налоговых сборов, что, по моему мнению, должно оказаться очень эффективным для экономики КНР. Однако это, в свою очередь, будет способствовать появлению новых торговых барьеров между КНР и другими странами.

-  Какая из отраслей отзывается на финансовую поддержку властей наиболее активно?

- Масштабные финансовые вливания, согласно утвержденному правительством плану, предназначены для строительства железных дорог, автомагистралей, аэропортов, жилья в сельской местности и для малообеспеченных слоев населения, для защиты окружающей среды, восстановления пострадавших от землетрясения районов, а также для энергосбережения, здравоохранения, культуры и образования. В Китае мы видим комплексный подход. Говорить о том, насколько реально эффективно это работает, и называть конкретные цифры пока рано. Деньги для осуществления плана были выделены относительно недавно, поэтому объективно оценить результаты можно будет лишь к концу года.

Вместе с тем, общаясь с китайскими бизнесменами, могу сказать, что многие из них в последнее время отмечают значительное увеличение количества заказов, связанное, по их мнению, с предпринимаемыми государством мерами. Особенно эффективной данная политика оказалась для строительной отрасли. Строительство объектов недвижимости, инфраструктуры, восстановление пострадавших от землетрясения районов – все эти факторы приводят к существенному повышению спроса на строительные материалы и технику.

- Последнее время по адресу КНР поступает множество обвинений со стороны партнеров по ВТО, на которые Китай отвечает собственными антидемпинговыми расследованиями.  О чем, на Ваш взгляд, свидетельствует эта тенденция?

- Эта тенденция говорит о том, что КНР не намерена оставлять без внимания какие-либо нарушения со стороны своих партнеров. Хотя практически все эти расследования со стороны Китая носят в большинстве своем ответный характер, эта страна всегда адекватно реагирует на любые применяемые к ней извне санкции. Другими словами, действия Китая еще раз доказывают, что он прекрасно понимает и контролирует ситуацию, будучи готовым в нужный момент принять вызов со стороны других стран и вести конструктивный диалог в рамках установления паритетных отношений. Ни о какой дискриминации и давлении со стороны Китая на кого бы то ни было речи не идет. 

- Нужно ли Китаю вступление России в ВТО?

- Безусловно, и Китай открыто выступает за это еще с 2002 года. Учитывая, что Россию и Китай связывают крепкие экономические отношения, вступление нашей страны в ВТО будет только способствовать их дальнейшему развитию. Конечно, Китаю выгоден выход на новые российские рынки, работа с которыми до сей поры по каким-то причинам была затруднена. Опять же, либерализация тарифов еще больше увеличит объемы поставок в Россию таких традиционных экспортных товаров из Китая, как одежда, обувь, текстиль, бытовая техника и сельскохозяйственная продукция. Немаловажно и то, что отношения между странами смогут регулироваться надежным механизмом разрешения споров.

- Ранее была  поставлена стратегическая цель довести к 2010 году  объем торгово-экономического сотрудничества двух стран до 60 миллиардов долларов. В 2008 году этот показатель составил 56,83 миллиарда долларов. Реально за оставшееся время в условиях кризиса сделать очередной рывок для достижения этой цели?

- Сомневаюсь, что это возможно. Судите сами – за первые 5 месяцев 2009 года внешнеторговый оборот между нашими странами составил 13,5 миллиардов долларов, это на 39,2% ниже, чем в этот же период предыдущего года. Кстати, такое снижение показателей произошло впервые за последние 10 лет. В том числе, импорт упал на 29,3%, экспорт – на 48%. Получается, чтобы достичь поставленной цели в 60 миллиардов долларов, нужно увеличить ежемесячные показатели в 2,5 раза. До конца года цифры не успеют вырасти настолько, чтобы перешагнуть намеченную планку, хотя определенное оживление заметно уже сейчас. Думаю, в сложившихся условиях было бы логичней ставить более реальную цель – например, достижение показателей прошлого года.

- Ряд стран критикуют Китай за жесткую политику в отношении курса юаня. Насколько реально «управляемый» юань влияет на ведение бизнеса в КНР?

- Влияет и очень сильно. Сильный юань повлечет за собой еще большее снижение экспорта. Другими словами, сегодня на 1 доллар можно купить 68 карандашей по цене 0,1 юаня за штуку. Но если юань окрепнет, то на этот же доллар можно будет купить, допустим, всего 30 карандашей по той же цене – это означает, что цена на китайскую продукцию возрастет, в результате чего страна лишится своего главного конкурентного преимущества на международном рынке. Кстати, именно поэтому ряд стран и критикует Китай за политику сдерживания валюты, в надежде, что окрепший юань снизит поток ввозимых в их страны дешевых китайских товаров и, тем самым, позволит увеличить объемы собственного производства.

Что касается самого Китая – для него дальнейшее снижение объемов экспорта означает снижение производства и далее по цепочке: банкротства предприятий, рост безработицы, инфляция, общественная нестабильность… Поэтому можно определенно говорить о том, что «управляемый» юань – это одна из самых эффективных мер регулирования китайской экономики.

- Какую валюту используют в работе с китайскими партнерами российские компании?

- Американский доллар. Рубль и юань могут использоваться только в некоторых приграничных зонах, что обусловлено специальным соглашением, действующим еще с 2002 года. Однако, надо сказать, на практике это не самый эффективный механизм расчетов. Во-первых, из-за незначительного количества охваченных территорий. Во-вторых, из-за ряда сложностей при расчетах (необходимость открытия счетов в юанях в наших банках, рублевых – в китайских банках,  специфика китайского валютного законодательства и тому подобное). Поэтому российские компании рассчитываются с китайскими производителями в основном в долларах, хотя из-за колебания его курса сейчас это оказывается невыгодно для продавца. В последнее время мы часто сталкиваемся с ситуацией, когда фабрика выставляет нам цены в юанях, как в более стабильной валюте. А при расчете они переводятся в доллары США по действующему на день оплаты курсу.

- Мировой финансовый кризис поставил под удар многие частные как китайские, так и зарубежные компании в КНР. Претерпел ли российский бизнес в КНР существенные изменения?

- Безусловно. В первую очередь я имею в виду обувщиков, производителей одежды, а также сетевиков. Они первые почувствовали на себе кризис и многие уже полгода назад свернули производство. Разорение или резкое снижение оборотов многих российских компаний привело к свертыванию китайского направления.   

- Что Вы считаете главной особенностью российско-китайского бизнеса? Что в первую очередь должны понимать или знать о Китае предприниматели, заинтересованные в работе с КНР?

- Скажу откровенно: критических отличий нет, все как везде. Почти. Прежде всего, нельзя забывать о главном правиле взаимоотношений с китайскими партнерами: «Доверяй, но проверяй». Всегда нужно стремиться к личному контакту с китайскими бизнесменами, учитывая при этом, что они с большой охотой соглашаются на все ваши условия, но могут неожиданно кардинально изменить свое мнение или даже исчезнуть (бывали и такие случаи) в последний момент. В последнее время мы заметили учащение случаев нечестной работы со стороны китайских бизнесменов, поэтому российским предпринимателям не стоит ослаблять бдительность.

В свою очередь, сами китайцы считают, что русские бизнесмены «очень бюрократичны и уделяют слишком много внимания различным нюансам контрактов, тем самым, затягивая время деловых переговоров». Я на собственном опыте убедился, насколько изобретательны могут быть китайские предприниматели в том, чтобы любое возникшее недоразумение обратить в свою пользу, и уверен, что грамотно составленные контракты имеют большое значение для честной работы.  

- Какая сфера наиболее благоприятна сегодня для бизнес-партнерства двух стран?

- Наиболее благоприятными сферами традиционно являются российские минеральные ресурсы и китайская промышленная продукция. Несмотря на падение объемов внешней торговли, я бы не стал говорить о каком-либо застое. Ведется конструктивная работа, нацеленная на активизацию и дальнейшее развитие экономических отношений между двумя странами. Отмечу в качестве примеров подписанные в этом году соглашения о взаимном сотрудничестве в нефтяной и угольной сферах, об инвестиционном сотрудничестве, о предоставлении ВЭБу кредита в Эксимбанке Китая на сумму до 700 миллионов долларов США. В мае было подписано соглашение на исполнение экспортных заказов китайской стороной на сумму 320 миллионов долларов, в июне в Москве состоялся форум, в ходе которого так называемая «закупочная» делегация из Китая рассмотрела перспективы импорта в КНР российской продукции. Я уверен, что эти и многие другие предпринимаемые сторонами меры в конечном итоге приведут к еще более тесному сотрудничеству межу нашими странами и будут способствовать значительному увеличению взаимного товарооборота.

Рекомендуем
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала