Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Воронин: Молдавия идет по пути партнерства с Россией и интеграции c ЕС

Все последние восемь лет Молдова заявляла о себе, как страна, у которой есть прочная позиция. Это было поначалу довольно необычно для некоторых наших соседей, которые привыкли не замечать Молдову, не считаться с ее интересами. Но потом оказалось, что даже небольшая страна в состоянии все же решать сложнейшие вопросы своего развития.

КИШИНЕВ, 20 июн - РИА Новости. Президент Молдавии Владимир Воронин в понедельник, 22 июня, отправится в Москву с рабочим визитом. Он обсудит с президентом России Дмитрием Медведевым и премьер-министром Владимиром Путиным различные аспекты молдавско-российских отношений, совместные действия по преодолению последствий мирового экономического кризиса.

Накануне визита президент Молдавии дал эксклюзивное интервью главе представительства РИА Новости в Кишиневе Владимиру Новосадюку, в котором затронул наиболее острые вопросы внешней и внутренней политики страны.

- Уважаемый Владимир Николаевич, Молдова переживает непростые времена. Трагические события 7 апреля привлекли внимание всего мира к вашей стране. Тогда тысячи молодых людей, вдохновленные лидерами проигравших партий, вышли опротестовывать итоги парламентских выборов. Мы все помним, чем это закончилось: разгромом парламента и администрации президента. С другой стороны, все тогда были поражены даже не столько масштабами вандализма, сколько мудростью молдавских властей, не допустивших кровопролития. Но складывается впечатление, что политический кризис в стране все еще в самом разгаре. 3 июня оппозиции удалось блокировать избрание нового президента и страна вновь в состоянии выборов. В этой связи мой первый вопрос: сейчас, спустя более чем два месяца, как бы Вы могли охарактеризовать цели Ваших оппонентов? Какого рода задачи они перед собой ставили и ставят?

- С расстояния в несколько месяцев многое стало значительно понятнее. И массовые беспорядки 7 апреля, и организованное блокирование в Парламенте избрания нового главы государства 3 июня - это звенья одной цепи. Тут четко прослеживается определенная логика. И эта логика отнюдь не сводится просто к задаче отстранить Партию коммунистов от власти. Задача более масштабная - ликвидация молдавской независимости. Это именно то, что существенно отличает наши события от тех, что происходили четыре года назад в Украине или пять лет назад в Грузии. Помните, и в Украине, и в Грузии оппозиция выходила против власти с патриотическими лозунгами. Наша же оппозиция выступила со знаменами другого государства и с лозунгами об объединении с Румынией.

Хотя это и не единственное отличие. Молдавские выборы были выборами международно-признанными. Все европейские наблюдатели признали выборы от 5 апреля демократическими и свободными. Их признали таковыми все структуры гражданского общества Молдовы, являющиеся традиционными, а подчас непримиримыми критиками правящей партии. Кроме того, за весь послевыборный период наши оппоненты так и не смогли привести ни одного факта фальсификации выборов. Так что наша "цветная революция" не подпадает ни под какие уже известные шаблоны. Наверное, потому, что это была "революция предателей", а не патриотов и демократов - этакая современная политическая "власовщина". Мне, откровенно говоря, стыдно за такую оппозицию.

- Кому нужна ликвидация Молдовы? И действительно ли существует объективная почва для серьезного разговора на эту тему?

- Хороший вопрос. Вспомните, все первое десятилетие после распада СССР про Молдову только и говорили, что она непременно объединится с Румынией. Это как бы само собой разумелось. На этой угрозе, между прочим, была во многом построена и идеология приднестровского сепаратизма. Румынская перспектива для Молдовы волне удовлетворяла Тираспольскую администрацию, это был самый естественный путь к потенциальному признанию. В свою очередь, тогдашние кишиневские власти смотрели на Приднестровье, как на оторванный ломоть, который уже никогда не воссоединить с остальной страной. Такая пораженческая позиция да еще вкупе с постоянной внутриполитической нестабильностью, экономическим спадом и социальной деградацией напрямую вели к утрате независимости.

Может быть, так оно рано или поздно бы и случилось. Но с 2001 года, когда наша партия в первый раз одержала победу на парламентских выборах, ситуация в стране серьезно меняется. Не только в экономическом и социальном плане. В первую очередь Молдова очень четко ответила на два вопроса своего государственного развития. Во-первых, это путь стратегического партнерства с Россией и, во-вторых, это открытое объявление приоритета европейской интеграции. Именно в такой последовательности, с интервалом в полгода, и были приняты эти два решения. Был подписан базовый Договор с Россией и объявлена стратегия европейской интеграции. Оба эти решения серьезно повысили иммунитет нашего государств к внешним воздействиям, значительно укрепили наш суверенитет. Наша внешняя и внутренняя политика, наконец, стала опираться на интересы большинства наших граждан.

-И с тех пор Вам, наверное, и задают постоянные вопросы: так с кем вы все-таки - с Россией или с Западом?

- Этот вопрос следует задавать не мне, а народу Молдовы. А он упрямо отвечает на этот вопрос уже многие годы совершенно одинаково. Все социологические опросы показывают, что примерно 70% наших граждан не противопоставляют европейскую интеграцию партнерству с Россией. Они выбрали и то, и другое. Правда, в отношении НАТО позиция более категоричная. Абсолютное большинство наших граждан не хотят в НАТО. И нужно сказать, что эта позиция точно соответствует нашей конституционной норме. Мы, как известно, нейтральное государство и собираемся таковым оставаться.

Все последние восемь лет Молдова заявляла о себе, как страна, у которой есть прочная позиция. Это было поначалу довольно необычно для некоторых наших соседей, которые привыкли не замечать Молдову, не считаться с ее интересами. Но потом оказалось, что даже небольшая страна в состоянии все же решать сложнейшие вопросы своего развития. Мы серьезно продвинулись в деле приднестровского урегулирования. К началу этого года все почувствовали, что решение приднестровского вопроса совсем близко. 18 марта прошла моя встреча в Москве с Дмитрием Медведевым, на которой присутствовал и лидер Приднестровья Игорь Смирнов. Это был огромный прорыв. Ему предшествовала напряженная работа в течение многих лет. Итогом этих международных дипломатических усилий стал контроль на приднестровском участке молдавско-украинской границы, интеграция приднестровского бизнеса в экономику Молдовы, получение им, благодаря Молдове, доступа к режиму ассиметричной торговли с ЕС. И, что особенно важно, установление самых благоприятных и доверительных отношений между Молдовой и Российской Федерацией по всему спектру вопросов.

Глядя на Молдову, можно было уверенно говорить о том, что страна выбрала свой собственный путь развития. Вполне комфортный и реализуемый. Это - объединение страны на почве стратегического партнерства с Россией и на основе европейских демократических стандартов. Да и тот путь европейской интеграции, который мы избрали, серьезно отличается от известных шаблонов. Ведь для нас это путь получения базовых европейских свобод, либерализованного визового режима и зоны свободной торговли, а не погоня за обязательным членством в ЕС. Для нас это внутренняя модернизация всего комплекса правовых, экономических и социальных отношений, без вступления в НАТО и агрессивной антироссийской риторики. Скажите мне, кто еще таким образом начинал свое движение в Европу из постсоветских стран?

Я не могу сказать, что это более сложный вариант развития, чем тот который избрали наши соседи. Возможно, было бы легче пойти в Европу, отказавшись от Приднестровья, как это непрестанно рекомендует нам сделать президент Румынии. Быть может, мы бы легче нашли понимание на Западе, вооружившись идеями обязательной атлантической интеграции. Но все эти легкие пути ведут только к потере независимости, а не к интеграции с европейским сообществом. Так, что наш путь, с одной стороны, не прост только потому, что он во многом новаторский. Но с другой стороны такой вектор развития разделяется абсолютным большинством наших граждан, что, собственно, и показали недавние выборы. А когда есть такой мандат доверия, то очень многие внешнеполитические проблемы решаются много легче.

- Получается, что в Молдове сформировалась модель своеобразной восточноевропейской Швейцарии - этакой небольшой, многонациональной, нейтральной страны?

- Да! И именно эта модель, и такая очевидная перспектива развития видимо пришлись не по душе тем, кто развязал погромы 7 апреля. Это был их последний шанс свернуть Молдову с этого пути, вернуть ее в 90-е годы. И они не случайно избрали столь жесткие меры.

Понимаете, мы слишком долго оставались сильными, непростительно сильными. Слишком долго мы оставались островком стабильности, особенно в разгар экономического кризиса. Мы слишком трепетно, иногда чересчур, все прошедшие восемь лет сохраняли и внутриполитическую стабильность. Мы дважды выигрывали парламентские выборы. И сумели, не смотря на различного рода природные катаклизмы - засухи и наводнения, сохранить авторитет и самой Молдовы, и правящей в ней партии. И тут, за две недели до выборов озвучиваются социологические опросы, которые уверенно предсказывают нашу третью победу и все то, что за ней могло последовать.

Я вообще убежден, что тот силовой сценарий, который был приведен в действие на центральной площади Кишинева, стал прямым, истеричным ответом на московскую встречу 18 марта. Именно тогда, сразу после моей встречи с Дмитрием Медведевым, после того, как возникла реальная перспектива объединения Молдовы, оппозиция выступила с обвинениями в возможной фальсификации выборов. У кого-то серьезно сдали нервы.

Скажу больше, вся драматургия погромов 7 апреля была выстроена таким образом, чтобы убедить в первую очередь жителей Приднестровья в том, что ни о каком объединении и речи быть не может. На это работали и прорумынские лозунги оппозиции, и вывешенные румынские знамена на здании администрации Президента, да и сама позиция властей Румынии и румынских СМИ. Президент Румынии открыто и напрямую обратился к нашей радикальной оппозиции со словами поддержки и сочувствия. А несколькими днями позже заявил, что никогда не подпишет договора о границе с Республикой Молдовой.

Ну и, конечно же, важно было дискредитировать Молдову перед Европой. Мол, смотрите, какой режим тут у вас под боком действует, а вы и не шевелитесь!

- Нужно сказать, что многое действительно укладывается именно в эту канву. О приднестровском урегулировании забыли. Европарламент жестко высказался против молдавских властей. Или это не так?

- Мягко говоря, не совсем. Блицкриг не удался. Не получила развития и компания очернения молдавской государственности. На эмоциональной резолюции Европарламента она и завершилась. Несколько дней назад международные организации еще раз признали корректность наших выборов.

Другое дело, что провоцирование радикальной оппозицией новых выборов - это продолжение ими политики 7 апреля, но уже новыми средствами. Сценарий прост: не вышло на площади, так давайте же парализуем управление страной, давайте загоним ее в политический и экономический кризис, в новую выборную кампанию. И вот тогда-то, уже вне зависимости от того, кто выиграет выборы - уж точно проиграет вся Молдова. Тогда-то и можно будет добиться ее политического, экономического и социального поражения, превратить в конфликтный регион, во второе Приднестровье. Тогда-то и можно будет окончательно распрощаться с самим Приднестровьем, а Молдову отдать под международный протекторат лет на двадцать, с последующим вступлением в Румынию. Именно поэтому все то, что пытаются делать наши оппоненты, они делают не столько как оппоненты Партии коммунистов, сколько как оппоненты Молдовы. Они ведут себя, как сила, осознанно провоцирующая серьезную геополитическую катастрофу, в которую будет неизбежно втянута и Румыния, и Украина, и Россия. Вот почему приближающиеся выборы в Молдове станут по сути плебисцитом по вопросу нашей независимости.

- Какая-то парадоксальная ситуация. Быть или не быть геополитической катастрофе решается путем демократических выборов.

- Скажу больше. Чем более демократичными будут эти выборы, чем больше внимания им будет уделено со стороны всех международных наблюдателей - будь то от ЕС или СНГ, от них всех вместе взятых - тем меньше шансов этим планам сбыться. Мы готовы к победе, к чистой победе. Я не верю, что логика саморазрушения может овладеть большинством нашего общества. Напротив, недавние трагические события серьезно сплотили сторонников молдавской государственности. Так уж получилось, что есть единственная политическая сила, которая стоит пути этой рукотворной дестабилизации, которая не дает этим сценариям реализоваться - это Партия коммунистов. Других патриотических, массовых, народных сил в стране не существует. Но нам нужна настоящая демократическая победа, в том числе и потому, что после выборов нужно будет восстановить общественное согласие, убрать те рубцы, которые возникли в сознании наших граждан в последние месяцы. Кроме нас это больше никто не сделает.

- И последний вопрос. Господин Президент, а можно точно сформулировать, какого рода авторы расписывают столь остросюжетные сценарии для Вашей страны?

- Во-первых, я не уверен, что все эти "проекты" касаются исключительно Молдовы. Они напрямую задевают и Россию, и Украину, да и Румыния выглядит в них довольно неприглядно.

Во-вторых, мы недооцениваем то, что называется криминальным интернационалом. Молдове мстят 90-е годы. Нам мстят те, кто чувствовал себя хозяевами жизни в ту пору, когда можно было сколачивать состояния на конфликтах, противостоянии, вражде, непризнанных территориях, неконтролируемых границах, предательски-настроенных властях, мечтающих распрощаться с независимостью собственной страны. Эти, как вы сказали "авторы", живут и действуют в разных странах, они проплачивают статьи об ужасной Молдове, они открыто обсуждают время и дату ее исчезновения.

В-третьих, конечно же, очень многих раздражает, что, вопреки постсоветским мифам, коммунисты - на примере Молдовы - в состоянии одерживать победы в настоящих демократических выборах и проводить европейские реформы.

Но настоящим демократам я бы посоветовал поскорее избавиться от этой коммунофобии. Опыт показывает, что экономические кризисы стимулируют опасное и широкое распространение праворадикальных, националистических взглядов, несущих несомненную угрозу и демократии, и завоеванным правам человека. Недавние выборы в Европейский парламент показали, что этот праворадикальный крен стал реальностью. Но тот же исторический опыт говорит о том, что самыми успешными оппонентами этих реакционных сил являются как раз левые партии. Восьмилетний опыт Молдавии, равно как и наши недавние события доказали это особенно красноречиво. Так что - мы еще поборемся! И победим!

Рекомендуем
РИА
Новости
Лента
новостей
Лента новостей
0
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала