Рейтинг@Mail.ru
Россия, США и новый СНВ: трудные вычитаемые успеха - РИА Новости, 26.05.2021
Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Россия, США и новый СНВ: трудные вычитаемые успеха

© РИА Новости / Виталий АньковРоссия, США и новый СНВ: трудные вычитаемые успеха
Россия, США и новый СНВ: трудные вычитаемые успеха
Читать ria.ru в
Климат и прелести Женевы все-таки явно не располагают к быстрому решению проблем ядерного разоружения. После очередных раундов консультаций на берегу Женевского озера между переговорщиками США и России по проблеме тюнинга договора СНВ-1 к нуждам разоруженческой современности уже многое ясно.

Андрей Федяшин, политический обозреватель РИА Новости

Климат и прелести Женевы все-таки явно не располагают к быстрому решению проблем ядерного разоружения. После очередных (1-3 июня) раундов консультаций на берегу Женевского озера между переговорщиками США и России по проблеме тюнинга стремительно устаревающего договора СНВ-1 к нуждам разоруженческой современности уже многое ясно. А именно, что подготовить новое соглашение к московскому саммиту Медведев-Обама 6-8 июля не удастся. Все-таки на пути к новому кардинальному сокращению стратегических ядерных арсеналов остаются  загвоздки. Их, конечно, гораздо меньше, чем было при Буше. Но они – есть.

Это – не совсем беда, поскольку стороны вроде склоняются подписать на встрече некое подобие рамочного соглашения или протокол, на основе которого в 2010-м будет продолжена работа над новым договором. Срок действия СНВ-1, напомним, истекает 5 декабря этого года. Он был подписан в 1991-м и вступил в силу в 1999-м. В соответствии с СНВ-1 предел числа стратегических ядерных боеголовок был установлен в 6 тыс для каждой стороны и 1600 носителей для каждой стороны (сейчас и того, и другого у сторон меньше, хотя американцы нас по всем показателям превосходят). Без такого промежуточного протокола после декабря возникнет странная ситуация отсутствия юридических основ за контролем над числом боеголовок у каждой из сторон. Но протокол (или рамочное соглашение) - это и не успех, на который можно было надеяться.

О том, что времени не хватит, можно судить по хотя и скудным, но показательным  высказываниям. Например, пресс-секретарь российского президента Татьяна Тимакова на второй день консультаций в Женеве сказала журналистам: «Я бы не стала говорить категорично, что мы не успеем выйти на какой-то более конкретный договор. Сложный переговорный процесс (по параметрам новой версии СНВ-1) продолжается… делать выводы, успеют ли они к приезду Обамы или нет – пока рано. Работа идет». Обычно такие вещи говорят, когда хотят сбить ожидания и, в переводе с дипломатического языка на обычный, это могло бы звучать как: «Работа идет, но на особый успех я бы не рассчитывала». 

Ничего страшного в том, что Медведев и Обама не помашут в Москве новеньким готовым договором, собственно, нет, хотя этого всем и хотелось бы. Протокол может быть очень достойным предшественником нового СНВ: если уж подписывать какой-либо обязывающий контракт, то лучше проработать все его составляющие серьезно. Чтобы потом не получилось как с «преемником» СНВ-1 - подписанным в 2002 году в Москве Договором о стратегических наступательных потенциалах (СНП). Он предусматривает сокращение стратегических потенциалов к концу 2012 года до 1700-2200 ядерных боезарядов. Но, по большому счету, никого ни к чему уже не обязывает, хотя фанфар по его поводу было много.

О том, что дела в Женеве идут очень серьезные и, главное, в неплохом направлении, опять же косвенно может говорить тот факт, что с консультаций (ни из Женевы, ни ранее из Москвы) пока не просочилось вообще никакой информации. Ни в американские, ни в российские газеты. Обычно, если случается что-то очень уж негативное, американцы, большие мастера на утечки, все же дают газетам информационную «каплю для размышлений». А сейчас – полная засуха и с той, и с другой стороны. Хотелось бы, конечно, надеяться на какой-то совершенно умопомрачительный сюрприз или прорыв – сократим сразу до 1 тыс боеголовок наши арсеналы! Но для этого надо было бы поверить в то, что мы – США и Россия – так стали доверять друг другу, что в ядерной области уже перешли исключительно на вычитание и деление. Что-то на это не похоже.

Если верить тому, что говорят сейчас и российские, и американские эксперты, то загвоздка в основном возникла вокруг так называемых «возвратных потенциалов» ядерного оружия. Это - рудименты того же договора СНП, подписанного Бушем–младшим в Москве в 2002 году. Речь идет о снятых с ракет боеголовках, которые никто не обязан был утилизировать, а лишь складировать. Поскольку у США их было больше, то нам вроде предлагали поверить, что США не поставят это свое преимущество на боевое дежурство. И вот сейчас эта проблема вернулась.

Еще одна «закорючка» - в намерении Вашингтона (это наследство Буша, от которого администрация Обамы пока не отказалась) вооружать стратегические носители высокоточными обычными зарядами. Определить современными техническими средствами, какой носитель - ядерный или обычный – невозможно. Мы сейчас предлагаем зачитывать в общем числе носителей и такие «обычные» стратегические ракеты. По большому счету, их количество не так уж и велико. Если верить американским газетам, то стратегическое ядерное командование США намерено вооружить «простым динамитом» 100 или чуть больше МБР. Вся проблема опять же в доверии и верификации. Но эксперты говорят, что даже и эти проблемы, самые острые во всех переговорах по ядерным сокращениям, тоже решаемы. Было бы желание.

Так что сказать, что новый договор по СНВ у нас, обоих, уже в кармане, было бы несколько легкомысленно. Это в лучшем случае. 
Но с какой стороны не взгляни, новый договор важнее для России, чем для США. Мы уже (почти безнадежно, скажут серьезные эксперты) отстали от Вашингтона по уровню боеготовности обычных вооруженных сил, по масштабам и качеству модернизации ядерного оружия всех уровней, и уступаем им по числу боеголовок. По последним данным (на 2009 год) у России 3909 стратегических боеголовок и 814 носителей. У США – 5576 и 1198 носителей. В любом случае США придется сокращать гораздо больше боезарядов, чем нам. Плюс нам не надо будет тратить колоссальные средства на производство новых зарядов. Хотя модернизировать оружие придется. Так что мы выиграем от нового СНВ больше.

Поэтому не совсем понятно, почему мы так упорно настаиваем на том, чтобы при заключении любого нового договора по СНВ были учтены вопросы ПРО США в Польше и Чехии, космическое оружие. Мы словно сами в очередной раз загоняем себя в угол и подыгрываем Вашингтону, увеличивая своими требованиями «вес и стоимость» еще не развернутой системы ПРО в торгах вокруг договора.

От срыва же переговоров Москва вообще проиграет больше, чем США. В том числе и в пропагандистском плане. Уже сегодня в СМИ на Западе внедряется, в общем, простая мысль о том, что России по большому счету нет смысла спешить с договором, поскольку он может ущемить ее программу модернизации ядерного оружия. И вывод напрашивается (навязывается) сам по себе: все проволочки с новым договором – исключительно вина Кремля.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 
 
 
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала