Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Судьба адмирала Колчака и его "ангела-хранителя"

© РИА НовостиАдмирал Александр Васильевич Колчак
Адмирал Александр Васильевич Колчак
Так совпало, что расцвет карьеры Александра Колчака пришелся на смутное предреволюционное время. Тогда же произошла его встреча с Анной Васильевной Тимиревой - дочерью директора Московской консерватории Василия Сафонова.

9 октября на российские киноэкраны выходит фильм "Адмирал". Картина рассказывает о последних годах жизни одной из самых ярких фигур истории начала ХХ века -  легендарного адмирала Александра Колчака.

Опальный белогвардейский адмирал, посвятивший всю свою жизнь служению отечеству, в действительности мог стать гордостью России, но революция заставила забыть его имя почти на век.

"Не распространяйте никаких вестей о Колчаке, не печатайте ровно ничего...", - писал Ленин накануне расстрела адмирала. Приказ его исполнялся на протяжении почти всего двадцатого столетия - страна забыла о выдающемся флотоводце первой мировой,  о полярном исследователе, определившем науку о море без малого на полвека.

Имя Александра Колчака было реабилитировано сравнительно недавно. Биографы и документалисты вновь заинтересовались его личностью. Однако собирать информацию о командующем Черноморским флотом пришлось буквально по крупицам: из немногочисленных архивных документов, стенограмм допроса  и писем, из которых несколько десятков в период 1916-1920 годов было отправлено Анне Тимиревой, ставшей в 1918 году гражданской женой Александра Колчака.

До революции

Колчак  вырос в семье военных, его отец был морским офицером-артиллеристом. В четырнадцать лет поступил в морской кадетский корпус, где сразу обратил на себя внимание. "Колчак, молодой человек невысокого роста с сосредоточенным взглядом живых и выразительных глаз... серьезностью мыслей и поступков внушал нам, мальчишкам, глубокое к себе уважение", - рассказывал его товарищ по корпусу. Когда  в 1894 году Колчака удостоили первой премии, он отказался от нее в пользу своего товарища, которого считал способнее себя.

Окончив обучение, Александр Васильевич четыре года провел на кораблях Тихоокеанского флота. На стоянке в греческом Пирее его разыскал Эдуард Толь - известный географ и геолог. Он зачислил Колчака в готовившуюся экспедицию по поиску легендарной Земли Санникова. В мае 1901 года, во время зимовки шхуны "Зари", Толь и Колчак совершили 500-километровый маршрут на собачьих упряжках за 41 день. Сдержанный Толь тогда назвал Колчака "лучшим офицером экспедиции", а одному из островов, открытых в Таймырском заливе Карского моря, было присвоено имя Колчака. Позднее в советское время этот остров переименовали.

После двухлетней экспедиции на деревянном китобое "Заря", двух зимовок во льдах, возвращения и нового путешествия по следам пропавшего барона Толя, Колчак отправится на Русско-японскую войну.

В Порт-Артуре он командовал эсминцем, раненым и тяжелобольным попал в японский плен. А в конце апреля 1905 вместе с группой офицеров через Америку отправился в Россию.

С тех пор Колчак много делал для восстановления флота, работая в Морской академии и Морском генштабе. Одновременно  он опубликовал труды на основе результатов полярных экспедиций, в которых предвидел глобальную картину дрейфа льдов в Северном Ледовитом океане. Через полвека его гипотезу подтвердили траектории движения советских и американских дрейфующих станций. Столетие спустя арктические исследования Колчака приобретут особую актуальность в связи с тем, что на международной арене будет вестись активная борьба за территории Северного Ледовитого океана.

Когда началась мировая война, Колчак проявил себя как выдающийся специалист по минному делу. Именно его система расположения минных полей помогала надежно защищать морские базы и боевые корабли. При непосредственном участии  Александра Колчака уничтожались вражеские конвои и боевые корабли. Он неделями не покидал мостик, изумляя своей выносливостью и заражая энергией всех - от командиров кораблей до нижних чинов.

Еще до окончания войны  Александра Васильевича Колчака  назначили командующим Черноморским флотом с производством в вице-адмиралы. Это известие застало Колчака в Ревеле. Он сразу же поспешил в Гельсингфорс для получения дальнейших указаний.

Судьбоносная встреча

Так совпало, что расцвет карьеры Александра Колчака пришелся на смутное предреволюционное время. Тогда же произошла его встреча с Анной Васильевной Тимиревой - дочерью директора Московской консерватории Василия Сафонова.

Познакомились Колчак и Тимирева в доме лейтенанта Подгурского в Гельсингфорсе. Оба были несвободны: у Александра Васильевича была жена и сын, у Анны Васильевны – муж - капитан I ранга Сергей Тимирев.

Тогда они еще не знали, что вместе им суждено пробыть пять лет, причем большую часть этого времени придется прожить порознь. Месяцами они поддерживали связь письмами, которые писали так часто, как только было возможно. В этих посланиях – признания в любви и страх потерять друг друга.

"Прошло два месяца, как я уехал от Вас, моя бесконечно дорогая, и так еще жива передо мной картина нашей встречи, так же мучительно и больно, как будто это было вчера, на душе. Столько бессонных ночей я провел у себя в каюте, шагая из угла в угол, столько дум, горьких, безотрадных. Я не знаю, что случилось, но всем своим существом чувствую, что Вы ушли из моей жизни, ушли так, что не знаю, есть ли у меня столько сил и умения, чтобы вернуть Вас. А без Вас моя жизнь не имеет ни того смысла, ни той цели, ни той радости. Вы были для меня в жизни больше, чем сама жизнь, и продолжать ее без Вас мне невозможно", - писал адмирал к Анне Васильевне.

Она призналась ему в любви первой. "Я сказала ему, что люблю его". И он, уже давно и, как ему казалось, безнадежно влюбленный, ответил: "Я не говорил вам, что люблю вас". - "Нет, это я говорю: я всегда хочу вас видеть, всегда о вас думаю, для меня такая радость видеть вас". И он, смутившись до спазма в горле: "Я вас больше чем люблю"…

Александр Васильевич всюду возил с собой ее перчатку, а в его каюте висело фото Анны Васильевны в русском костюме. "...Я целыми часами смотрю на Вашу фотографию, которая стоит передо мной. На ней - Ваша милая улыбка, с которой у меня связаны представления об утренней заре, о счастье и радости жизни. Может, поэтому, мой ангел-хранитель, дела идут успешно", - писал адмирал Анне Васильевне.

"Вы знаете не хуже меня"

Когда в начале марта 1917 года монархия в России пала, Колчак писала Тимиревой: "При возникновении событий, известных Вам в деталях, несомненно, лучше, чем мне, я поставил первой задачей сохранить в целости вооруженную силу, крепость и порт, тем более что я получил основание ожидать появления неприятеля в море после восьми месяцев пребывания его в Босфоре".

Колчак пользовался на флоте непререкаемым авторитетом. Его умелые действия довольно долго позволяли удерживать флот от революционного развала. Однако остановить этот процесс одному ему было не под силу.

В редкие минуты Колчак делился с Тимиревой своими  сомнениями: "Пренеприятно, когда это чувство (командования) отсутствует или ослабевает и когда возникает сомнение, переходящее временами в какую-нибудь бессонную ночь, в нелепый бред о полной несостоятельности своей, ошибках, неудачах".

"Наши переживания за две войны и две революции сделают нас инвалидами ко времени возможного порядка... На почве дикости и полуграмотности плоды получились поистине изумительные... Впрочем, это ведь повсеместно, и Вы сами знаете это не хуже меня...", - писал Александр Колчак Тимиревой.

Верховный правитель российского государства

В октябре 1918 года адмирал был назначен военным и морским министром "сибирского правительства", а 18 ноября при поддержке кадетов, белогвардейских офицеров и интервентов произвел переворот и установил военную диктатуру, приняв титул "верховного правителя российского государства" и звание верховного главнокомандующего.

К этому времени жена Колчака Софья уже несколько лет проживала в эмиграции. Вот как описывает Александр Васильевич ей свое положение: "Я служу Родине своей Великой России так, как я служил ей все время, командуя кораблем, дивизией или флотом. Я не являюсь ни с какой стороны представителем наследственной или выборной власти. Я смотрю на свое звание как на должность чисто служебного характера. По существу, я Верховный главнокомандующий, принявший на себя функции и Верховной Гражданской Власти, так как для успешной борьбы нельзя отделять последние от функций первого. Моя цель первая и основная - стереть большевизм и все с ним связанное с лица России".

Последние годы жизни адмирала

В 1918 году Тимирева объявила мужу о своем намерении "всегда быть вблизи Александра Васильевича" и вскоре была официально разведена.  После этого Анна Васильевна считала себя женой Колчака. Вместе они пробыли  менее двух лет -  по  январь 1920-го, когда Колчак был передан ревкому.

Почти до самого конца Колчак и Тимирева обращались друг к другу на "Вы" и по имени-отчеству: "Анна Васильевна",  "Александр Васильевич". В письмах у Анны только однажды вырывается: "Сашенька".

За несколько часов до расстрела Колчак написал ей записку, которая так и не дошла до адресата: "Дорогая голубка моя, я получил твою записку, спасибо за твою ласку и заботы обо мне... Не беспокойся обо мне. Я чувствую себя лучше, мои простуды проходят. Думаю, что перевод в другую камеру невозможен. Я думаю только о тебе и твоей участи... О себе не беспокоюсь - все известно заранее. За каждым моим шагом следят, и мне очень трудно писать... Пиши мне. Твои записки - единственная радость, какую я могу иметь. Я молюсь за тебя и преклоняюсь перед твоим самопожертвованием. Милая, обожаемая моя, не беспокойся за меня и сохрани себя... До свидания, целую твои руки".

Колчак был расстрелян возле Знаменского монастыря в Иркутске 7 февраля 1920 года в соответствии с распоряжением Ленина по приговору Иркутского военно-революционного комитета. Перед смертью, по преданию, адмирал пел свой любимый романс "Гори, гори моя звезда".

После расстрела тело Колчака увезли на Ушаковку (приток Ангары) и сбросили в прорубь.

Позднее были напечатаны воспоминания председателя Чрезвычайной следственной комиссии Самуила Чудновского: "Рано утром 5-го февраля я поехал в тюрьму, чтобы привести в исполнение волю революционного комитета. Удостоверившись, что караул состоит из верных и надежных товарищей, я вошел в тюрьму и был проведен в камеру Колчака. Адмирал не спал и был одет в меховое пальто и шапку. Я прочитал ему решение революционного комитета и приказал моим людям надеть ему ручные кандалы". Когда за адмиралом пришли и объявили, что будет расстрелян, он спросил, кажется, вовсе не удивившись: "Вот так? Без суда?"…".

После гибели Колчака, Анна Васильевна прожила еще 55 лет. Первые сорок лет этого срока она провела в тюрьмах и лагерях, из которых ее изредка выпускали на волю на короткое время. До последних лет жизни Анна Васильевна писала стихи, среди которых есть и это:

Полвека не могу принять -

Ничем нельзя помочь,

И все уходишь ты опять

В ту роковую ночь,

Но если я еще жива,

Наперекор судьбе,

То только как любовь твоя

И память о тебе.

Материал подготовлен на основе информации РИА Новости, открытых источников и коммуникационной группы Imars

Рекомендуем
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала