Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Качиньский и Саркози. Война и мир

© Иллюстрация РИА НовостиСаакашвили - Качиньский
Саакашвили - Качиньский
В день открытия Олимпиады в Пекине, президент Грузии Саакашвили решил стать героем. А чтобы наверняка добиться успеха, он призвал 100 тысяч резервистов, которые должны были сразиться с республикой, в которой всего 70 тысяч жителей.

Лешек Миллер, - премьер-министр Польши с октября 2001-го по май 2004-го года, - специально для РИА Новости

 

В день открытия Олимпиады в Пекине, президент Грузии Саакашвили решил стать героем. А чтобы наверняка добиться успеха, он призвал 100 тысяч резервистов, которые должны были сразиться с республикой, в которой всего 70 тысяч жителей.

 

Вместо того, чтобы искать пути мирного урегулирования с непокорными Абхазией и Южной Осетией, он разжег кровавый конфликт, стоящий жизни сотни невинных людей. Стремящийся укрепить свои позици в собственной стране, Саакашвили начал войну, не подозревая, что будет ее основной жертвой. А ведь он мог это легко предвидеть. В Южной Осетии проживает только 25 процентов грузин, остальные – это русские, к тому же с паспортами Российской Федерации. Кроме того, там все еще живы воспоминания о том, как после распада СССР грузины силой заняли территорию Осетии. В результате боев погибло тогда около 3000 осетин.

 

Снаряды упали и на российскую базу миротворцев,  находящихся там согласно подписанному в 1992 году в Сочи соглашению, а значит, было нарушено и международное право. К процессу подключилась пехота и танки. Атакующие подразделения расправлялись с беззащитными осетинами и сравнивали с землей их город, где осталось лишь 15 процентов уцелевших домов. Блицкриг проходил эффективно, и, казалось, осетинская проблема окончательно решена.

 

Так выглядело начало войны, которую Лех Качиньский и те, для кого польский патриотизм  равен антироссийским взглядам, называют агрессией России против Грузии. 

 

Саакашвили, которого в собственной стране осуждают за попрание демократии и фальсификацию выборов, начал войну, не думая о порожденной ею волне насилия и пролитой крови. Он разжег этнический конфликт, размеры которого пока неизвестны. Сыграв на шовинизме и национализме, он пытался укрепить свое положение, объединив грузинский народ вокруг борьбы с внешним врагом. Такие политики опасны не только для собственных сограждан.

 

Развязывая эту бессмысленную войну, на что расчитывал Саакашвили? На быструю и легкую победу? На укрепление собственного шаткого пложения? На нейтралитет России? На военную поддержку США? На изумление мира, засмотревшегося на олимпийский огонь? На гарантии, данные безответственными политиками, в том числе, польским президентом?  Неважно, какими были эти надежды, они все равно оказались поражением. Президент Грузии проиграл все, что мог.

 

Прежде всего, он растранжирил свои притязания на территории Абхазии и Южной Осетии. Попытка вооруженной аннексии этой республики довела ее до окончательного отрыва от Грузии. И даже если бы русские ушли оттуда, возможности мирного сосуществования уже нет. Слишком много жертв забрала война, наполненная садизмом и ужасами. Отступающие из Осетии грузинские солдаты забрасывали гранатами подвалы домов, проверяя, не прячутся ли там  осетинские семьи.

 

Грузия проиграла еще и надежду на вступление в НАТО. И без того у нее были влиятельные противники, такие как Германия и Франция, опасающиеся втягивания НАТО в кавказский котел. Сейчас эти опасения получили дополнительные аргументы. Ни одна серьезная страна не захочет получить военный конфликт с Россией, спровоцированный воинственным атаманом разбойников.

 

Проигран и так тщательно выстраиваемый имидж самого президента Грузии. Не выбирающая выражений оппозиция и, прежде всего, жертвы этой войны, выставят Саакашвили немалый счет. Сегодняшние фанфары скоро утихнут.

 

Россия, очевидно, об этом знает. Поэтому ей и не нужно больше воевать. Все цели Москвы реализовал сам Саакашвили. Россия победила, и в руках у нее веский аргумент:  Грузия напала первой. Это  видно невооруженным взглядом, если только хотеть увидеть. Как британский „Guardian”, написавший, что « у Саакашвили теперь будут трудности с сохранением своего положения, уже разделившиеся в оценках европейцы склоняются к неопределенности позиций и бездействию. Растут различия во мнениях относительно вступления Грузии и Украины в НАТО. Американская политика в этом регионе терпит серьезное поражение. А западная энергетическая политика, похоже, трещит по швам».

 

Вместе с Саакашвили проиграл и Лех Качиньский. И дело не только в том, что президент Польши был больше лоббистом интересов президента Грузии, чем самой Грузии. И даже не в том, что в период внутреннего кризиса в этой стране Качиньский вместо позиции посредника однозначно принял сторону авантюриста. Дело в провале идеи об оси Варшава-Киев-Тбилиси, которая должна была обеспечить сторонам политический вес и энергетическую безопасность. В реальности политическая позиция Польши ослаблена вследствие односторонней ангажированности на одной стороне конфликта, а грузинская война отодвинула польские планы строительства нефтепроводов, направленных через Грузию и Украину в Польшу.

 

Лех Качиньский пережил еще одно унижение. За час до встречи с президентом Франции Николя Саркози, ставшим посредником между Грузией и Россией от имени всего Евросоюза, президент России Дмитрий Медведев заявил, что принял решение прекратить военную операцию в Южной Осетии. Решение президента России принесло успех Франции и Евросоюзу, и поставило в глупое положение Польшу, Украину и стран Балтии, которые собирались грудью своих представителей заступиться за Грузию перед русскими. Медведев и Саркози, ни о чем не спрашивая пассажиров польского «Туполева», согласовали в Москве план урегулирования конфликта, состоящий из 6 пунктов. В этой ситуации подскок руководства этих стран в Тбилиси стал обыкновенной турпоездкой и демонстрацией русофобии. В ходе своей курьезного выступления на митинге Качиньский окончательно  подтвердил свою безответственность, сотворив «образ Саркози, приносящего мир», и себя, призывающего к войне.

 

Автор одного из блогов на польском портале Onet.pl написал, что «Лех Качиньский, как каждый политик, имеет право на собственную точку зрения. Он может быть антикомунистом и русофобом. Однако он был избран на пост президента Польши для того, чтобы заботиться об интересах своей страны. Не об интересах Грузии, не о безопасности Грузии и  Саакашвили. Также не его задача - защищать позицию США в этом регионе, а уж тем более – свои собственные нереалистические проекты».

 

Заявления Польши и стран Балтии больше не имеют значения. Они не были подписаны ни одной страной «старого» Евросоюза, ни одним участником «старого» НАТО. Вместо этого замминистра иностранных дел Германии Гернот Эрлер сказал, что «атакуя Южную Осетию, Грузия нарушила международное право». Эрлер добавил также, что «абсолютно понимает реакцию россиян», потому что это грузины напали на российских миротворцев, а не наоборот.

 

Сегодня Грузия уже вывела свои войска из Осетии. Это шаг в правильном направлении, говорящий о конце ненужной войны. Прекрасный пример пришел также из Пекина. Две девушки: русская и грузинка, плача от счастья, обнялись на олимпийском пьедестале, получая заслуженные медали. Примирение трудно, но оно ведь возможно. А партизанские рейды Леха Качиньского вредят всей Европе, Грузии, и, самое важное, Польше.

 

Лешек Миллер в 2003—2004 годах в качестве премьер-министра координировал вхождение Польши в структуры Европейского союза. На следующий день после того, как Польша вошла в «европейскую семью народов», Лешек Миллер под давлением оппонентов подал в отставку.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 

Рекомендуем
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала