Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Прогноз зарубежных экспертов о политике Дмитрия Медведева

Будет ли Дмитрий Медведев так же принципиален в отстаивании внешнеполитических интересов России, как Владимир Путин? На этот вопрос ответили известные зарубежные эксперты и журналисты.

7 мая в Москве пройдет церемония вступления в должность президента РФ Дмитрия Медведева, избранного на выборах 2 марта. Будет ли Дмитрий Медведев так же принципиален в отстаивании внешнеполитических интересов России, как Владимир Путин? На этот вопрос РИА Новости ответили известные зарубежные политики и политологи, эксперты и журналисты.

Тоби Гати, Старший международный советник Вашингтонской консалтинговой фирмы «Акин, Гамп, Страус, Хауэр и Фельд ЛЛП»:

Я думаю, что новому президенту в любой стране - будь то в России или в Соединенных Штатах - необходимо какое-то время, чтобы определиться со своим видением вопросов внешней политики. Не стоит исходить из того, что новый лидер будет проводить совершенно иной внешнеполитический курс, но также неверно предполагать, что всё останется на прежнем уровне.

Политика - это сочетание национальных интересов и личных предпочтений на президентском уровне. Конечно, оба эти фактора сыграли свою роль в установлении дружественных контактов между Бушем и Путиным, но даже очень хорошие личные взаимоотношения не смогли предотвратить спада в двусторонних отношениях.

Я думаю, что в Соединенных Штатах в течение следующих нескольких месяцев будут заинтересованно наблюдать за внешнеполитическими шагами Дмитрия Медведева, а также, вероятно, за новостями «кремленологии», а именно, произойдут ли какие-либо существенные кадровые изменения на ключевых позициях. У влиятельных политиков и экспертов российская политика вызывает серьезное беспокойство, причем не только внешняя политика, но и внутренняя. Многие полагают, что внутренние процессы развития России оказывают значительное влияние на ее внешнюю политику.

Нельзя забывать и о том, что и в Соединенных Штатах совсем скоро будет новый президент. Это дает возможность обеим сторонам оценить, где взаимные интересы совпадают и где они сильно расходятся. В мире происходят изменения, а вместе с ними меняются и американо-российские отношения.

Конечно, президент любого государства хочет, чтобы интересы его страны уважались, и он будет их решительно отстаивать. Было бы странно голосовать за кого-то, кто думает иначе. С другой стороны, в обязанность лидера входит объяснение сложности положения в мире, в котором мы живем, и умение избежать проявлений экстремизма. Делать Америку врагом во время выборов президента РФ - не выход из положения, так же, как и создавать из России образ врага во время выборов американского президента.

У США и России имеются множество причин, чтобы прилагать усилия по улучшению отношений. И нет момента более для этого подходящего, чем избрание новых лидеров.

Строуб Тэлботт, президент Института Брукингса:

Давайте посмотрим. Я не предсказатель. Я знаю только, что эти два человека были очень близкими коллегами, и, несмотря на то, что избранный президент Медведев является назначенным преемником Владимира Путина, он из другой возрастной группы и, в какой-то степени, человек другого поколения. У него другой бэкграунд. И, по крайней мере, судя по тональности его выступлений, да и во многом судя по существу им сказанного, можно предполагать, что через какое-то время он станет вполне самостоятельным политиком.

Путин как-то сказал, что президент Медведев будет столь же националистически настроенным, как и он сам. Действительно ли это будет так? Если это означает, что он будет продвигать национальные интересы Российской Федерации, то тогда это естественно. Чего бы вы ожидали? Я могу гарантировать, что в этом смысле следующий президент США тоже будет националистом. Но он же будет также  и интернационалистом. И я думаю, что один из главных вызовов для государственных деятелей, мировых лидеров, заключается в том, чтобы одновременно продвигать и отстаивать как интересы своей собственной страны,  так и интересы международных сообществ,  с тем, чтобы они не противоречили друг другу.

Анджела Стент, преподаватель теории государственного управления и директор Центра исследований Евразии, России и Восточной Европы в Школе дипломатической службы Университета Джорджтауна:

Я думаю, что вначале Медведев будет придерживаться политики Путина. Но я предполагаю, что со временем появятся изменения. Я думаю, что это будет зависеть от того, приведёт ли он новую команду людей, работающих в области внешней политики. Я думаю, что ответ на этот вопрос, в какой-то степени, зависит также и от политики Запада. Так как  в США проводится избирательная кампания, то с нашей стороны,  вероятно, до тех пор, пока  не выберут нового президента, не ожидается каких-либо особых акций,. И я понимаю, что действия Запада также сыграют свою роль.

Таким образом, на мой взгляд, изменения возможны, но не стоит их ждать до конца года. На Западе Дмитрий Медведев, конечно же, известен как политик, который хотел бы видеть Россию полноправным участником в глобальной системе мировой экономики, который верит в либеральную экономическую политику. И я думаю, если он продолжит этот курс, это будет также и знаковым явлением. Никто, конечно, не может быть уверен в том, что в действительности будет происходить. Поживем - увидим...

Анатоль Ливен, профессор отделения изучения войн и конфликтов, Лондонский Кингз Колледж:

Новый президент России Дмитрий Медведев не ищет конфронтации с Западом, как не искал и не ищет ее и его предшественник и остающийся его де-факто начальником Владимир Путин. Большая часть нынешнего российского истеблишмента хотела бы добрых отношений с Западом по целому ряду прагматических причин, включающих и интересы России, и собственные интересы.

Однако российский истеблишмент также един в выборе такого варианта национальных интересов России, который делает серьезное улучшение отношений с Западом чрезвычайно сложным - если только США и их ближайшие союзники, например, Великобритания, не будут готовы изменить свои ключевые политические принципы и продемонстрировать большую гибкость по отдельным вопросам. В этом смысле разница между Медведевым и Путиным по большому счету сводится к нюансам.

С обеих сторон есть небольшой люфт для улучшения самой атмосферы в дипломатических отношениях за счет изменения риторики и продвижения вперед по непринципиальным вопросам. Однако этот люфт очень маленький, а в случае избрания в ноябре Джона Маккейна президентом США и это, во всей видимости, будет сведено на нет.

Даже если не брать в расчет, что Путин будет постоянно заглядывать ему через плечо, президент Медведев сможет действовать во внешней политике в рамках очень узкого коридора. Он может взять на вооружение более мягкий стиль, чем использовал Путин в последние годы. Он, вероятно, попытается наладить большее взаимодействие по Афганистану, войне с терроризмом, торговым отношениям, особенно с ЕС. Однако все это применимо, только если Запад захочет того же.

Медведев будет продолжать линию Путина на поиск некоего компромисса по размещению американской системы ПРО в Восточной Европе - процесс, который Россия не в состоянии остановить. Он, возможно, попытается быть более полезным и покладистым по иранской ядерной программе, хотя даже некоторые американские неоконсерваторы уже решили, что  предотвратить обретение Ираном ядерного потенциала невозможно и единственным реальным решением является сдерживание.

Но по трем ключевым вопросам нынешняя российская линия останется фактически неизменной, и если Запад захочет улучшения отношений - или, при определенном раскладе, предотвращения чудовищного кризиса в отношениях - то именно Западу и придется меняться. Первое - это государственное доминирование России в энергетическом секторе и транспортной инфраструктуре. Второе - Косово. Независимость теперь факт, как и разделение. Если Запад признает это, то компромисс с Россией будет возможен. Если Запад попытается заставить оставшихся косовских сербов жить в независомом Косове, то российская поддержка противодействию сербов обеспечена. То же самое можно сказать и о поддержке Западом планов по возвращению в состав Грузии Абхазии и Южной Осетии.

Остается последний вопрос - расширение НАТО в Грузию и на Украину. Все другие проблемы могут быть решены или купированы. Этот вопрос сам по себе может уничтожить вообще любые партнерские отношения. И если Запад будет на этом настаивать, то Медведев, как и любой другой российский лидер, будет вынужден сопротивляться.

С другой стороны, в течение нескольких следующих лет многое может измениться. Как сказал когда-то британский премьер-министр Макмиллан, самый важный фактор в международных отношениях - "события, дружок". Однако фоном событий будет один главный тренд в мире - относительное ослабление Соединенных Штатов и то, будет ли следующая американская администрация к этому приспосабливаться или бросится восстанавливать прежние позиции. Российское правительство не может никак воздействовать на этот процесс. Оно может лишь реагировать на действия США с большей или меньшей степенью мудрости и выдержки.

Алена Леденева, преподаватель политики России и обществознания в Школе славянских и восточноевропейских исследований при Университетском колледже в Лондоне:

США продемонстрировали всему миру, что агрессивная внешняя политика приносит свои плоды. Во Владимире Путине администрация Буша нашла одаренного ученика, который эффективно использовал их риторику и обернул ее против Запада. Вопрос о том, насколько Дмитрий Медведев последует по этим стопам, останется открытым до 2009 года. Скорее всего, если в США победят республиканцы, президент России будет вынужден оставаться более агрессивным в отношении администрации Джона Маккейна. А вот в случае победы демократов есть большая надежда на заявленный либеральный курс Дмитрия Медведева, как во внешней политике, так и внутри страны. Политика Европы в отношении России также может сыграть свою роль.

На личном уровне Медведеву поставлена высокая планка. Путин сделал имя России и самому себе. В некотором смысле Путину было легче на фоне Ельцина, чем это будет Медведеву на фоне Путина. Путин создал команду, которая строится на принципах коллегиальности и лояльности. То, что Медведев является частью этой команды, имеет свои преимущества и недостатки. Ему было легче стать президентом, но будет труднее стать лидером. По крайней мере, это потребует времени и практики. Путин к моменту становления лидером государства имел за плечами серьезный коммуникативный тренинг и преимущества "естественной" риторики. Академическое прошлое Медведева может обернуться против него. Эти проблемы внутреннего характера отразятся на внешней политике Медведева.

Изабель Факон, политолог, научный сотрудник Фонда стратегических исследований (Франция):

Это очень интересный вопрос, поскольку г-н Медведев уже неоднократно говорил, что внешняя политика является прерогативой президента, а это означает, что он рассчитывает полностью взять на себя эту задачу. Но в то же время ответить на поставленный вопрос непросто, поскольку г-н Медведев пока еще не делал каких-либо заявлений по этому поводу. Что же касается проблем, которые в последние месяцы вызвали серьезные разногласия с Западом - Косово, проект американской ПРО в Европе, расширение НАТО... - он раз и навсегда подчеркнул схожесть своей позиции с точкой зрения Владимира Путина. По поводу использования энергетики как средства влияния и даже давления, он пока еще открыто не высказал свою позицию, однако сложно представить, что, будучи председателем Совета директоров "Газпрома", он не имел никакого отношения к этой политике. 

Может измениться формальная сторона. Он никогда не работал в КГБ. Если ему удастся освободиться от влияния "силовиков", то, возможно, будет реже обвинять западные страны в попытке ущемить интересы России. К тому же, поскольку избирательная кампания закончилась, у власти отпала необходимость в риторике «противостояния» западным державам, которая служила для привлечения электората.

По сути, изменения не будут кардинальными. Политика Владимира Путина, основанная на защите независимости, суверенитета и на приоритете национальных интересов, не является конъюнктурным явлением: ее поддерживает большая часть политической элиты и  российской общественности. Однако эта политика затрагивает не только отношения с Западом, но и отношения с другими странами, прежде всего, с Китаем.

Михаэль Штюрмер, профессор истории Университета имени Фридриха-Александра, Эрланген-Нюрнберг, Германия; старший корреспондент газеты Die Welt:

Крупные государства суть продукт географии и истории. Преемственность в политике является для них законом и основным инстинктом. В то же время, они подвержены тому, что Гегель называл разрушительной силой времени. Точнее говоря, речь идет о внутренней и внешней трансформации вплоть до обрыва истории, который, например, пережила Россия в 1989-1991 годах.

Будет ли новый хозяин Кремля руководствоваться во внешней политике принципами своего предшественника? Вопрос закономерный, хотя следует сказать, что и внешняя политика Путина возникла не на пустом месте. Она определялась многими социальными и экономическими силами вокруг пространства политических действий.

Поэтому короткий ответ на поставленный вопрос таков: будет больше того же самого, но - вполголоса. Для подробного же ответа следует принять в расчет сильные и слабые стороны России, интересы и действия ее внешнего окружения. Сильные стороны - в ее новом богатстве из нефти, газа и трубопроводов. Слабость - наследие долгой истории царей и комиссаров, и никто не знает этого лучше, чем Владимир Путин, никто не сказал об этом более ясно, называя вещи своими именами: хрупкая инфраструктура, сокращение численности населения, коррупция, слабая правовая система и, не в последнюю очередь, односторонняя зависимость от цен на нефть.

Медведеву придется, как до него пришлось самому Путину, работать над укреплением внутренней основы. И поэтому внешняя политика будет главным образом ориентироваться на сохранение статус-кво, то есть Россия будет скорее играть вместе с Западом, чем против него. В свою очередь, это предполагает понимание Вашингтоном и западноевропейскими столицами того, что общие интересы более значимы и ценны, нежели неизбежные противоречия. Совместное заявление Путина и Буша, своего рода завещание их преемникам, позволяет надеяться на это.

Александр Рар, директор программ России и стран СНГ Германского совета по внешней политике:

Медведев вначале попытается договориться с Западом. Он вернется к предложениям, сделанным Западу Путиным в его исторической речи в Бундестаге в 2001 году. России ЕС нужен как надежный покупатель энергоресурсов и партнер по модернизации российской экономики. Медведев предложит Западу экологический альянс. Он возьмется за решение проблем изменения климата. Если повезет, то при Медведеве исчезнут визовые барьеры в отношениях ЕС - Россия. Медведев попытается уговорить США и ЕС на совместные проекты по разработке противоракетной обороны. Вопрос: кто персонально будет проводить в дальнейшем российскую внешнюю политику? Медведев, конечно, не будет новым Горби и никакой Козырев не вернется во главу российского МИДа. Но при Медведеве интересы бизнеса будут еще сильнее влиять на внешнюю политику Кремля. Запад, во всяком случае, Германия, 100% поддержит Медведева, если он проявит себя либералом во внутренней политике. Медведеву сделать это нетрудно. Нет больше раздражителей, таких как война в Чечне. Ходорковского спокойно можно амнистировать, такой жест будет способствовать популярности Медведева на Западе. Я ожидаю потепления в отношениях России и Запада. Но нужно дождаться результатов президентских выборов в США.

Тайскэ Абиру, научный консультант Токийского фонда, специалист по России и странам Центральной Азии:

Точно так же, как и 8 лет назад у президента Путина, у нового президента - Дмитрия Медведева - немного умения и опыта в международных делах.

Однако, в отличие от предыдущего момента, если у Путина самые жесткие отношения были с Соединенными Штатами, то теперь для их развития остаются документы, определяющие стратегические рамки сотрудничества.

Вероятнее всего, Медведев воспользуется «наследством», оставленным ему Путиным.

Нобуо Симотомаи, профессор университета «Хосэй» (Япония):

Разумеется, до тех пор, пока Дмитрий Медведев не вступит в должность и не образует нового правительства, трудно сказать что-то определенное, однако, до тех пор, пока будет функционировать тандем Медведев-Путин, в значительной степени можно предполагать преемственность. Первая причина этому - они оба действовали вместе еще в «эпоху Путина»; вторая - отношения с Европой и Америкой, странами Дальнего и Ближнего Востока, являющиеся ключом к российской внешней политике, разумеется, значительно изменятся в соответствии с тем, каким будет новое руководство США, с учетом того, что, политика Соединенных Штатов, вероятно, станет интровертной, а их экономическое влияние уменьшится. Еще один момент: внешнеполитические проблемы, включая отношения с Украиной и странами Восточной Европы из бывшего Советского лагеря, усложняются. В этой связи Медведев, имеющий репутацию либерала, скорее всего, предпримет попытку улучшить отношения с Западной Европой и, в особенности, с Великобританией. В отношениях с восточноазиатскими странами можно ожидать, что Россия будет быстрее Японии и Южной Кореи улучшать связи с КНДР. Эти тенденции просматривались уже в конце президентского срока Путина, и теперь, вероятно, лишь ускорятся.

Сигэки Хакамада, профессор университета «Аояма» (Япония):

Медведев, в основном, будет следовать следующим положениям внешнеполитического курса Путина:

-  Основная задача - защита государственных интересов России.

- Еще большее, решительное усиление позиций великой державы в международном сообществе, то есть, создание такого положения, при котором любые важные международные вопросы не могли бы решаться с игнорированием пожеланий и позиции России.

- В отношениях с Японией он также будет, в основном, придерживаться линии Путина. Иными словами, первоочередным приоритетом останется развитие экономических связей. Проблема мирного договора не будет игнорироваться, но и решение ее не станет ускоряться, а будет откладываться «на потом».

После инаугурации он некоторое время будет внимательно следовать тому же, что раньше делал Путин, и «медведевские» особенности проявятся не сразу. Нельзя не предположить возможности, что ради того, чтобы избежать критики в «излишней мягкотелости в отношениях с Западом» он после вступления в должность, напротив, ужесточит свою позицию. В будущем, укрепив свои властные полномочия и обретя уверенность в себе, он, вероятно, больше внимания станет уделять не укреплению политических и военных позиций в отношениях с Западом, а развитию отношений сотрудничества. Прагматическим отношениям с Китаем будет придаваться большое значение. Однако существует возможность расширения уже возникших противоречий в экономической и иных сферах.

Рик Колзат, профессор международной политики, Гентский университет (Бельгия):

За восемь лет Владимир Путин превратил Россию из младшего партнера, подчиняющегося США, в крупную, осознанно действующую державу, уверенно отстаивающую свои интересы, но в то же время никогда не сомневавшуюся, что сможет сотрудничать с Западом. Многие наблюдатели в последние годы замечали только то, что относится к первой части предыдущего высказывания, и не раз выражали опасения, что Россия и Запад идут к новой "холодной войне".

Президент России Владимир Путин за несколько лет значительно утратил свою популярность - не у себя в стране, но в глазах международной общественности. Всего в нескольких странах (в том числе в Китае) он пользовался некоторым доверием в том, что касается его роли в международной политике.

Будет ли Дмитрий Медведев больше, чем его предшественник, отдавать предпочтение политике «несилового» влияния ("soft power")? Еще слишком рано отвечать на этот вопрос. Но если мы и можем извлечь какой-то урок из истории сверхдержав, то это урок о том, что несиловое влияние является главнейшим условием, необходимым для того, чтобы играть роль великой державы. Военная сила иногда необходима, но в большинстве случаев недостаточна для того, чтобы присвоить себе титул "сверхдержавы" только на этом основании. Экономическая сила и политическое влияние также важны, и даже, в конечном итоге, более важны для страны, желающей играть большую роль на мировой арене.

То, чего Дмитрий Медведев менять не будет, - это основное направление международной политики России в том виде, в каком ее проводил его предшественник. Часто вспоминают речь Путина, которую он произнес в 2007 году в Мюнхене. Эта речь иллюстрирует два фундаментальных изменения. С одной стороны, в ней проявляется чувство вновь обретенной уверенности и даже гордости за то, чем стала Россия после катастрофических и унизительных лет правления Ельцина. Восстановление внутренней целостности страны, возвращение уверенности в будущем, как в плане международного сотрудничества, так и в плане развития страны, экономический рост и появление набирающего силу среднего класса формируют стабильную внутреннюю основу для ясной международной политики. Западу, нравится это ему или нет, было бы лучше осознать тот факт, что в этом смысле при президенте Медведеве ничего не изменится.

С другой стороны, эта речь иллюстрирует и тот выбор, который "новая" Россия предоставляет Западу. Многие на Западе не принимают во внимание этот аспект. Путин предстал в этой речи как защитник центральной роли Объединенных наций в деле защиты мира и международной безопасности. Он высказался за усиление мультилатерализма, режима нераспространения и против милитаризации космоса и в целом международного права. Но в то же время, он напомнил, что существует возможность установления альтернативного миропорядка, выстроенного восходящими державами.  Региональные альянсы, возникающие вокруг сильных стран, таких как Россия, Китай, Индия или Бразилия, могли бы составить основу новой экономической и политической архитектуры, которая отражала бы растущую силу развивающихся стран и снижающееся влияние Запада, уточнил он несколько месяцев спустя. Речь идет практически о точной копии мироустройства XIX века, основывавшегося на главных сильных игроках, каждый из которых имел свою зону влияния.

Запад недооценивает тот образ мира, каким он представляется россиянам. Война в Ираке, расширение НАТО на восток (теперь еще, возможно, и за счет Украины и Грузии), споры вокруг размещения [американских] систем противоракетной обороны [в Европе], одностороннее объявление независимости Косово, - вот примеры односторонних и жестких действий Запада, который не желает учитывать законные интересы России, такие, какими их видит Москва.Делает ли это невозможным долговременное сотрудничество между Западом и Россией? Необязательно, но это показывает, как Россия - в лучших традициях лорда Палмерстона, министра иностранных дел Великобритании - выбирала сотрудничество, когда это было возможно, и конфронтацию, если не было другого выхода.

Выбор, который постоянно придется делать в ближайшие десятилетия, по сути тот же, что приходилось делать в прошлом. Решат ли великие державы использовать региональные очаги напряженности и конфликты в своих интересах или предпочтут сообща решать их? До какой степени они будут готовы идти на компромиссы, чтобы сочетать их собственные интересы и интересы других держав? Как далеко зайдут они в признании того, что у других великих держав тоже есть свои законные интересы и иногда свое мнение, которое следует учитывать? Последнее замечание - коренной вопрос для стабильности мировой политики сегодняшнего и завтрашнего дня: рассматривают ли друг друга великие державы как конкурентов или как партнеров, имеющих законные интересы, даже если они не всегда согласны друг с другом?

Мировая политика в ближайшие годы снова будет развиваться в условиях сменяющих друг друга периодов сотрудничества и противостояния, зависящих от того, какие вопросы и интересы в тот или иной момент находятся в центре внимания.

Ориетта Москателли, руководитель проекта «Новая Европа» информационного агентства «Апком» (Италия):

Дмитрий Медведев - не Владимир Путин, и его стиль как во внутренней, так и в международной политике, будет иным. Но не думаю, что по сути многое изменится, и не думаю, что новый президент будет меньше отстаивать российские интересы, чем тот, кто вскоре покинет Кремль. За 8 путинских лет Россия  вернулась на международную арену как сильный игрок. Сегодня с Москвой не шутят, потому что Москва вновь обрела собственный вес в экономике, а значит - и в политике.

Владимир Путин стал символом этого "возвращения" и его "силовой" ("с мускулами") стиль стал визитной карточкой "обретенной" России. Теперь приходит Медведев и  многие ожидают смены тона. Возможно, так и будет. И может, именно это может стать его козырной картой: прошли бури смутных времен и Кремль больше не нападает, Кремль ведет диалог с позиции признанной всеми силы своей страны. Но в конкретных вопросах мало что изменится, начиная с досье по Косово и заканчивая Ираном, энергетикой. Я предполагаю более мягкие интонации, в общем, более диалоговый стиль более дипломатичного президента, но не слабую дипломатию. Международное экономическое положение и внутренняя ситуация в России могут смешать карты на столе, сделав и  внешнюю политику страны поистине гибкой.

Сегодняшняя Россия - все еще страна нефти по 100 долларов за баррель, и Медведеву придется конкретизировать "диверсификацию" экономики, намеченную Путиным -  если упоминать лишь об одной ключевой точке. От того, как будет развиваться внутренняя ситуация в России в широком смысле слова, зависит, не превратится ли "возвращение" России в "проходной эпизод".

Карлос Таибо, профессор Мадридского автономного университета:

В целом,  во внешней политике России не предвидится каких-либо изменений,  которые может предпринять избранный президент Медведев. 

Поводом для изменения курса могут служить лишь события, связанные  с возможным вступлением Украины и Грузии в НАТО.

Также внешнеполитические интересы России будут зависеть от внешнеполитических действий стран, входящих в «Большую восьмерку». 

Что касается принципиальности, то здесь трудно что-то сказать, ведь на своем предыдущем посту Медведев не принимал решений такого высокого уровня.

Мигель Бас, руководитель представительства агентства ЭФЭ в Москве:

Думаю, от президентства Дмитрия Медведева можно ждать определенных перемен, поскольку смена главы государства уже есть некое изменение. Что, по моему мнению, точно не изменится, так это национальные интересы России, и ничего в курсе избранного президента не свидетельствует о том, что подобным вопросам он (Медведев) будет уделять меньше внимания, чем Путин. Для меня основной чертой будущего главы государства является его прагматизм, а внешняя политика, несомненно, была той областью, в которой больше всего прагматизма проявлял Путин. В последние годы, работая в кремлевской администрации и в правительстве, а также в руководстве «Газпрома», Медведев проявил свои блестящие способности как переговорщик: гибкий и одновременно непоколебимый, но в принципиальных вопросах. Подводя итог, я не исключаю того, что во внутренней политике и экономике будут происходить изменения, продиктованные прагматизмом и поиском наибольшей эффективности, но исключаю возможность смягчения и готовности к компромиссу во внешней политике.

Буркхард Бишоф, ведущий специалист по Восточной Европе австрийской газеты Die Presse:

Нет никаких сомнений, что Дмитрий Медведев будет защищать внешнеполитические интересы России так же последовательно, как и Владимир Путин.

Однако, что может измениться, так это, во-первых, стиль, во-вторых,- расстановка акцентов, в-третьих, - приоритеты.

К вопросу о стиле: Дмитрий Медведев по причине своего более спокойного характера, возможно, будет в меньшей степени склонен к агрессивным выступлениям, чем Путин.

Расстановка акцентов: Медведев, может быть, будет акцентировать внешнюю политику в большей степени, чем Путин, на экономических аспектах с целью заполучить для страны больше иностранных инвестиций.

Приоритеты: Форсированная модернизация России - главная цель Медведева. Российская внешняя политика должна служить этой цели. Поэтому Медведев, возможно, будет искать прагматические, взаимовыгодные партнерские отношения с западным миром не так, как это было в случае с Путиным.

Тем не менее, я убежден, что для внешней политики Медведева будет действовать тот же принцип - Россия, прежде всего!

Гертйан Ланкхорст (Gertjan Lankhorst) - главный исполнительный директор нидерландской компании «ГазТерра» (GasTerra):

Проводимая в последние годы президентом Путиным линия ясна и последовательна. Новый президент - Медведев - в течение этого времени входит в состав правительства и поэтому знает мотивы проведения этой политики.

Имея в виду перспективы дальнейшего развития России, результаты этой политики следует оценить как положительные, поскольку происходит рост экономики и страна заняла прочные позиции на мировой политической арене.

Я полагаю, что президент Медведев также считает эти результаты положительными и поэтому будет продолжать проводить подобный курс.

Александр Квасьневский, бывший президент Польши:

На мой взгляд, в течение первого года Медведев будет продолжать политику Путина. Но через год, я думаю, Медведев станет более самостоятельным. В принципе, я не жду никаких серьезных изменений в российской внешней политике. Хотя это было бы неплохо. Например, в последний год, как я заметил, российская политика в Центральной Европе была не очень активной.

Я встречался с Путиным несколько раз. С Медведевым я своих встреч не помню, возможно, я и видел его в группе российских политиков. Путин, конечно, привнес ощущение национальной гордости, но порой он проявлял себя как весьма гибкий политик. Но повторяю, я не жду никаких изменений во внешней политике Медведева в ближайшее время.

Изменения в российско-польских отношениях, если и будут, то небольшие. Список разногласий между Россией и Польшей очень велик. В вопросе Украины - мы за европейскую интеграцию Украины, а Россия - против. Те же разногласия - по Грузии. Мы за демократию в Белоруссии, а Россия... наверное да, но не так серьезно, как должна была бы быть. Приднестровье - разногласия, Косово - разногласия. Мы не довольны тем, что Россия хочет строить газопровод по дну Балтийского моря. Наш новый премьер-министр был недавно в Москве. Я думаю, что новый президент России тоже будет заинтересован приехать в Польшу с официальным визитом. Это все должно быть, потому что мы - соседи. Мы должны развивать торговые отношения, развивать приграничные отношения между Калининградом и Польшей, туризм, научный и культурный обмен.

Лешек Миллер, лидер партии «Польская левица», премьер-министр Польши в 2001-2004 годах:

Отстаивание внешнеполитических интересов России будет продолжено, потому что оно принесло ожидаемые результаты. Избранный президент Дмитрий Медведев будет и далее проводить последовательную линию своего предшественника, акцентируя внимание на культурных отличиях России, на несогласии с использованием российской экономики иностранными концернами, а также на мощной военной силе.

Внешняя политика Медведева будет опираться на убеждении, что Россия уже завершила «декаду унижений» и красиво вернулась на мировую арену.

Возрастающие прибыли от экспорта российской нефти придадут государству еще большую силу, а так называемая суверенная демократия обеспечит России внутреннюю стабильность.     

Россия уже не зависит полностью от западных кредитов, как это имело место в 90-е годы, при этом Запад в большой степени зависит от российских природных богатств. 

Европейский Союз, с которым Россия имеет общие границы влияния, не имеет своей общей внешней политики, и не представляет какой-либо серьезной угрозы для российской позиции.

Избранный президент Дмитрий Медведев не удовлетворится ролью только продолжателя линии своего предшественника. Он захочет действовать, усиливая позиции России и внедряя новые проекты. Для этой цели могут появиться конструкции, идеологически стремящиеся к евроазиатской интеграции, обеспечивающие технологический и инновационный скачок России вперед.

 

Ян Чарногурский, председатель Словацко-российского общества, премьер-министр Словакии в 1991-1992 годах

Будет ли избранный президент Российской Федерации Дмитрий Медведев так же решительно продвигать внешнеполитические интересы России, как это делал его предшественник, знает, наверное, только он сам - Дмитрий Медведев. Однако надо надеяться, что он будет это делать так же настойчиво и последовательно, как это делал Владимир Путин.

Константинос Филис, греческий политолог, директор Центра изучения России и Евразии:

Я не предвижу в первые два года президентства Медведева серьезных изменений в российской внешней политике. У него есть очень хорошая база, заложенная его предшественником. Я не думаю, что Медведев будет значительно отклоняться от путинского курса по таким вопросам, как американская ПРО в Европе или Косово, разве что по каким-либо второстепенным вопросам.

Так что я думаю, будет иметь место преемственность курса, возможно, с некоторой его коррекцией. Медведев будет нести большую ответственность, поскольку имеет за плечами серьезное наследие Путина. Россия сейчас в мире очень сильна - я бы сказал, что ее влияние больше, чем ее реальные возможности. Что бы к этому ни привело - удачи Путина, конъюнктура, неудачи американцев, - у Медведева есть отличная стартовая площадка, но и планка ожиданий находится очень высоко, особенно если учесть, что у Медведева нет опыта во внешней политике.

Как будет «работать» двоевластие Путина и Медведева, пока неясно. Что касается "больших" решений, то если они будут согласны друг с другом, проблем возникать не должно. Если же их мнения разойдутся, то работа такой системы не вполне понятна.

Ли Хуэй, заместитель министра иностранных дел КНР:

Китай высоко ценит вклад Дмитрия Медведева в развитие российско-китайского стратегического партнерства. Мы рады, что Дмитрий Медведев выиграл президентские выборы и уверены, что на посту главы государства он продолжит работать над укреплением двусторонних отношений. Благодаря усилиям Медведева с успехом прошли Национальные годы России в Китае и Китая в России, что придало мощный импульс укреплению взаимопонимания и взаимодоверия между народами двух стран. Ряд наиболее интересных и успешных мероприятий, состояшихся в рамках Национальных годов, будут проводиться и в будущем.

Ниведита Дас Кунду, профессор Института оборонных исследований и анализа Индии:

Дмитрий Медведев продолжит внешнеполитический курс Путина. Медведев разрушил надежды Запада на то, что после инаугурации на пост президента 7 мая 2008 года он будет придерживаться более мягкого подхода во внешней политике России. 

Путин, как ожидается, сохранит серьезное влияние уже в качестве премьер-министра при президенте Медведеве. Россияне высоко ценят Путина за восстановление международного авторитета страны, в определенной степени потерянного в ходе смутного периода 90-х годов.

Год от года Путин занимал все более твердую позицию в отстаивании внешнеполитических интересов России, обвиняя США в возобновлении гонки вооружений, выступая против американских планов создания системы ПРО в Восточной Европе, критикуя планы по расширению НАТО и независимости Косово.

Медведев, как и Путин, считает, что признание независимости Косово привело к росту сепаратизма в Европе, а дальнейшая экспансия НАТО будет иметь опасные и отрицательные последствия.

В большей или меньшей степени политика Медведева станет продолжением политического курса президента Путина. В то же время президент Медведев будет контролировать внешнюю политику своей страны и защищать интересы России всеми законными способами и средствами.

На посту президента Медведев будет определять внешнюю политику государства и представлять Россию на международной арене. Тем не менее, пока не ясно, изменится ли что-то во внешней политике, когда Медведев получит президентские полномочия.

Безусловно, на первоначальном этапе тандем Путин-Медведев будет работать в абсолютном согласии. Однако лишь время покажет, как эти два лидера разделят между собой реальную власть.

Радж Ченгаппа, заместитель главного редактора индийского еженедельника India Today:

Безусловно, Дмитрий Медведев продолжит внешнюю политику Владимира Путина. Последние два года, входя в круг приближенных В.Путина, он сам активно участвовал в выработке и принятии решений в области внешней политики. Я уверен, что в этой сфере не предвидится крупных изменений. Медведев, как мне кажется, так же, как и Путин, будет выступать против принципа однополярного мира и, вероятно, уделит больше внимания вовлечению стран БРИК в создание новой системы международных отношений.

Путин, избранный недавно лидером «Единой России», будет уделять больше внимания внутренней политике, а Медведев, в свою очередь, вопросам внешней политики.

При этом я уверен, что новый президент России Дмитрий Медведев будет стремиться расширять и углублять торгово-экономические отношения России и Индии.

Хюсейн Багджи  - политолог, профессор международного права (Турция):

Избрание Дмитрия Медведева новым президентом России свидетельствует о поддержке гражданами страны стратегии социально-экономических преобразований и восстановления ее позиций как мировой державы, начатой под предводительством Владимира Путина. Близость двух лидеров и единство взглядов между ними позволяет говорить о преемственности такого курса.

Медведев - представитель нового поколения, сформировавшегося после «холодной войны», поэтому хорошо понимает сегодняшние реалии и вызовы. Его успешный опыт деятельности в правительстве создает хорошую основу для эффективной работы на посту главы государства.

Безусловно, Медведев будет заимствовать политический опыт у Путина, и в этой связи высока вероятность того, что он какое-то время будет находиться под его влиянием. Кстати, именно «тень Путина», учитывая опыт его внешних контактов, позволит новому президенту России успешно решать вопросы внешней политики, в том числе, касающиеся разногласий между Москвой и Западом.

Одной из важнейших задач, стоящих перед Россией в начале 21 века, будет обеспечение экономической и политической стабильности. Тандем Медведев-Путин как нельзя лучше подходит для ее решения, равно как и для поддержания стабильных отношений с Западом.

Россия сегодня не проводит и не намерена проводить политику напряженности, в первую очередь, трансатлантической. Наглядное тому подтверждение - состоявшаяся в Сочи встреча Путина с президентом США Джорджем Бушем.

Думаю, что Медведев, как преемник Путина, будет придерживаться аналогичного внешнеполитического курса, что позволит превратить Россию в своего рода «врата с Западом».С одной стороны, они будут открыты для Запада в Азию - Индию и Китай, и, с другой, для азиатского региона - в Европу и США.

Представляется также, что при нахождении у власти Медведева Москва будет активно сотрудничать с ЕС и США в вопросах технологий и энергоносителей, так как Россия является крупнейшим в мире экспортером газа и главным его поставщиком в Европу.

Медведеву, конечно, повезло, что он займет пост президента России вслед за Путиным. Другое дело, что ему следует рационально использовать накопленный при Путине потенциал.

Эди Прасетьоно, заведующий отделом международных отношений Центра стратегических и международных исследований Индонезии:

Боюсь, что он (Медведев) не будет столь же твердым и уверенным, как Путин, который в осуществлении своего внешнеполитического курса был великолепен. Он стремился добиться баланса в мировой политике.

Хазем Мухаммед, обозреватель отдела внешней политики египетской газеты «Аль-Ахали»:

Избранный президент России Дмитрий Медведев долгое время работал  в связке с действующим российским лидером Владимиром Путиным. В последние годы Медведев в качестве вице-президента курировал наиболее сложные и важные для российского общества социальные вопросы. На этом направлении он добился больших успехов, которые сказались на качестве жизни обычных российских граждан, в частности, в сфере образования и здравоохранения.

Несомненно, на новом посту Медведеву придется столкнуться с серьезными внешнеполитическими вызовами. Но предыдущий опыт государственной службы  Медведева вселяет надежду на то, что он достойно примет эти вызовы и продолжит активно отстаивать интересы России за рубежом по примеру своего предшественника и близкого соратника Владимира Путина.

Одной из центральных  внешнеполитических тем остается ситуация на Ближнем Востоке. В этой связи страны региона ожидают проведения ближневосточной конференции в Москве, намеченной на лето 2008 года, которая должна подтолкнуть процесс мирного урегулирования в регионе.

На пути у проведения этой конференции немало проблем, которые и вовсе могут привести к ее переносу на более поздний срок. В частности, как известно,  Израиль так и не дал своего согласия на участие в московском форуме.

Таким образом, проведение ближневосточной конференции станет важнейшим испытанием для российской дипломатии эпохи Медведева.

Джордж Алям,  обозреватель ведущей ливанской газеты «Ас-Савир»:

Полагаю, что новый президент России Дмитрий Медведев не внесет во внешнюю политику своей страны, в частности, на ближневосточном направлении, особых изменений.  Россия как одна из мировых держав придерживается в своей внешней политике известной стратегии, которая всегда остается практически неизменной независимо от смены ее президента или правительства. По моему мнению, в основе внешней политики России в странах Ближнего Востока и Персидского залива будут лежать:

- вопросы стратегической безопасности, увязанной с безопасностью в мире и в России, в частности;

- экономические вопросы, принимая во внимание рост цен на нефть в регионе и Персидском заливе, в частности. Отсюда вытекает стремление Москвы наладить отношения с Саудовской Аравией и другими арабскими нефтедобывающими странами.

Россия стремится проводить на Ближнем Востоке политику, отличную от политики США. Она вновь стремится вернуться в регион  с тем, чтобы играть роль супердержавы, оставаясь союзников арабских стран, не игнорируя, естественно, своих отношений с Израилем.

Я считаю, что при Медведеве отношения России с арабским миром еще больше укрепятся.

Что касается палестинской проблемы, то Москва займет справедливую позицию, несомненно отличную от позиций США и ЕС, с учетом, опять же, своих продолжительных отношений с Израилем. Россия продолжит выступать за соблюдение законных прав палестинцев и будет и в дальнейшем проводить в регионе взвешенную политику.

Омар Бакдаш, депутат сирийского парламента, член правящего в Сирии Прогрессивного социалистического фронта:

Два срока правления президента Владимира Путина характеризовались усилением экономического положения России, в первую очередь, в результате его опоры на политику госкапитализма, когда усилилась регулирующая роль государства. В качестве самых ярких примеров этой политики мы можем привести деятельность российских компаний, работающих в сфере нефти и газа.

Кроме того, в последние годы внешняя конъюнктура была благоприятной для России, если иметь в виду высокие цены на нефть.

В результате этого, влияние России на международной арене возросло, поскольку известно, что без сильной экономики в современном мире нельзя делать сильную политику.

Путин, будучи сильным политиком, активно и жестко защищал интересы российского капитала в мире для того, чтобы у него (капитала) было «место под солнцем».

Однако будет ли Россия так же принципиально отстаивать свои интересы после прихода к власти другого президента - Дмитрия Медведева, в первую очередь, зависит от того, какие силы его поддержат, в том числе, какие интересы станет отстаивать крупный российский капитал, стоящий за Медведевым.

Если среди этих сил будут преобладать сторонники независимости российских монополий от западного капитала, то тогда появится основание для продолжения путинского курса  защиты российских внешнеполитических интересов.

Кроме того, не надо забывать, что ближайший период, как известно, будет периодом мирового циклического кризиса, в результате чего во многих странах возникнут экономические трудности объективного характера.

Во время кризиса, который придется на период правления Медведева, будут углубляться противоречия между всеми мировыми центрами капитала, в том числе между Россией и Америкой, так как Вашингтону важно «захватить» российскую сферу влияния в Центральной Азии и других регионах, где он еще это не сделал.

Несмотря на то, что существующие между Москвой и Вашингтоном противоречия не антагонистические, поскольку в этих странах режимы в социально-экономическом плане похожи друг на друга, тем не менее в ближайшем будущем стоит ждать усиления конфронтации между Россией и США.

Это произойдет в связи с обострением мирового циклического кризиса перепроизводства.

Часто бывает, что в такие периоды определенные международные круги, часто связанные с военным комплексом, видят в конфронтации с кем-либо лазейку для разрешения кризиса. Такой выход, к примеру, был найден ими во время сильного экономического кризиса в 2001 году, когда США предприняли военные действия против Югославии.

Во время правления Путина наблюдалось возвращение определенного равновесия во внешней политике России, в частности, Москва стала уделять внимание ближневосточному региону, который был совершенно выпущен ею из виду в конце 20-го века из-за ее приверженности ярко выраженной политике евроцентризма. Думается, что с приходом к власти нового президента России эта страна продолжит наращивать свое присутствие и влияние на Ближнем Востоке, поскольку этот регион близок к России географически, и от ситуации в нем зависят, в том числе, тенденции развития во внешней политике России.

Хан Мохаммад Данешджу, афганский политолог, редактор еженедельника Abaadi Weekly:

Международная политика России в настоящее время очень активна.

К примеру, на саммите НАТО в Бухаресте Владимир Путин показал, что внешняя политика (путинский план) России уже оказывает воздействие на мировую политику, она оказывает положительное воздействие и на ситуацию в Афганистане. В частности, в Бухаресте достигнуто соглашение о транзите в Афганистан (для ISAF) невоенных грузов через Россию.

Актуальным остается вопрос о восстановлении мира в Афганистане, это очень важно для будущего нашей страны, для молодежи, для интеллигенции.

Когда в Афганистане установится мир, у нас будут налаживаться добрые отношения со всеми государствами мира, отметил собеседник агентства.

Россия тоже пострадала от международного терроризма - чеченских, таджикских, узбекских террористов. И если она будет принимать активное участие в борьбе с терроризмом, это будет полезно и ей самой.

Друзья России в Афганистане и вне его надеются, что она станет мощной мировой державой. С Россией у нас исторические отношения, потому что она близка к нам (по географическому положению).

Политика Путина на протяжении последних лет показала свою полезность и важность для российского народа. В последнее время политика России была полезна и для Афганистана.

Если эта политика будет продолжена путинским преемником, это будет выгодно и для самой России и для нас.

Жилберту Рамус (Gilberto Ramos), вице-президент Конфедерации промышленников штата Рио-де-Жанейро, президент палаты «Бразилия-Россия» по торговле, промышленности и туризму:

Я считаю, что избранный президент Дмитрий Медведев имеет все шансы проводить внешнюю политику, которая бы смогла укрепить отношения России со своими партнерами. Он молод, имеет хорошее видение рынка (у него большой опыт, приобретенный на посту председателя Совета директоров ОАО "Газпром"). Я думаю, что вместе с Владимиром Путиным, который возглавит правительство, Медведев будет проводить политику в соответствии с национальными интересами России.

В случае, если будет продолжено расширение НАТО к границам России, или Запад предпримет попытку некой экономической «блокады» страны по мере укрепления связей с Украиной, Грузией и странами Восточной Европы, многие из которых уже являются членами Евросоюза, ключ успеха в отношениях России с Западом будет лежать в поиске развития направлений, отвечающих не только интересам России (которые, безусловно, останутся приоритетом правительства). Общность интересов может быть найдена в таких темах, как борьба с международным терроризмом, решение таких планетарных проблем, как бедность, голод и загрязнение окружающей среды. Важным институтом такого взаимодействия остается ООН.

Таким образом, если Россия будет придерживаться «политкорректной» линии, избегая прямой конфронтации, она вправе рассчитывать на благосклонное отношение общественного мнения на Западе. У страны может сложиться положительный образ в глазах международного сообщества.

В том, что касается двухсторонних отношений, мы надеемся на расширение стратегического партнерства между Бразилией и Россией в рамках группы стран БРИК (Бразилия, Россия, Индия, Китай). Правительство Медведева, на наш взгляд, будет стремиться к завоеванию новых рубежей и заключению партнерских отношений, которые позволят привлечь новые инвестиции в таких областях, как добыча нефти, газа, разработки в области биотоплива, и многих других. По нашим прогнозам, объемы взаимных инвестиций между нашими странами могут уже в ближайшие 10 лет выйти на уровень 50 миллиардов долларов США, если эта позитивная тенденция будет продолжена.

Доктор Росендо М. Фрага, директор Исследовательского центра «Новое большинство» (Буэнос-Айрес, Аргентина):

Россия - великая мировая евразийская держава. Такое географическое положение даёт большие стратегические преимущества в XXI веке.

С одной стороны, она занимает значительную часть азиатского континента, активно наращивающего свой экономический потенциал. С другой - она находится в Европе, чья история и культура продолжает оставаться основой западного мира, а совокупный объем экономики равен или даже превышает объем экономики США.

Географическое положение также позволяет называть Россию биокеанической державой - берега страны выходят как в Атлантику, так и к Тихому океану. Такое стратегическое преимущество сравнимо лишь с географическим положением США и не имеет аналогов ни в Европе, ни в Азии.

В начале XXI века, с ростом цен на природные ресурсы - будь то энергетические, минеральные или продовольственные - фактор территории как компонента могущества наций вновь обретает силу, отодвигая на второй план концепцию «информационного общества».

Таким образом, к концу ХХ века Китай возвратил себе звание азиатской державы, а путинская Россия - державы евразийской.

В обоих случаях речь идет об исторически сложившихся амбициях, которые формировались более тысячи лет в Китае и несколько веков в России.

Россия при Путине к этим амбициям вернулась, поставив во главу угла российский национализм, определяющий как внутреннюю политику, так и внешнюю стратегию.

Есть две причины, говорящие о том, что смена президента не отразится на внешней политике России. Первая из них уже упоминалась: новый президент не изменит политику, в основе которой лежит курс на возвращение статуса великой державы, определенного географическим положением.

Вторая причина - политическая. Путин не уходит из власти, а это значит, что смена президента отразится лишь в незначительных нюансах политики и не повлечет за собой коренных изменений.

Посты премьер-министра и руководителя крупнейшей политической партии «Единая Россия», набравшей 70% голосов на прошедших выборах, позволят Путину контролировать преемственность внешнего и внутреннего политических курсов, которыми он направлял страну в ходе двух президентских сроков.

В силах Медведева изменить стиль политики. Возможно, в международных отношениях он станет менее жестким. Не исключено, что Россия займет более уступчивую позицию по некоторым вопросам. Вероятно, она будет внимательнее относиться к требованиям международных финансовых рынков. И определенно управление страной не будет так завязано на личности президента.

Двух одинаковых личностей не бывает, и это очевидно отразится на деятельности российской власти.

Однако нюансы политического стиля не коснутся основных направляющих внешней политики России, определенных положением евразийской державы.

Поэтому следует ожидать, что Россия будет стремиться занять место в тройке континентальных мировых держав наравне с США и Китаем. Расширение военного влияния далеко за пределы своих границ будет определяющим направлением политической и оборонной стратегии. Россия постарается предотвратить приближение НАТО к рубежам страны и усилить влияние в странах центральной Азии. Эта линия внешней политики сохранится неизменной. Стремление сохранить за собой статус энергетической державы и в дальнейшем будет определять курс внешней политики. Притязания на арктические территории и исследования Антарктики сохранятся в долгосрочной стратегии, а расширение присутствия в Африке и Латинской Америке  по-прежнему останется второстепенным направлением внешней политики, хотя нельзя исключать, что приоритет этого направления возрастет по сравнению с недавним прошлым.

История и география в значительной степени определяют международную политику государств, и особенно - крупных держав. Они и являются основной гарантией того, что смена президента в России не может существенным образом отразиться на внешней политике.

Рекомендуем
РИА
Новости
Лента
новостей
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала