Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Сказки о российском рыбаке и заморской рыбке

Проинспектировав на минувшей неделе магазин в Мурманске, первый вице-премьер правительства Дмитрий Медведев усомнился, что выложенная на его прилавках рыба - отечественного происхождения. Его заверили: наша! Правда, как заметили журналисты, практически вся продукция имела норвежские бренды.

Максим Кранс, политический обозреватель РИА Новости

Проинспектировав на минувшей неделе магазин в Мурманске, первый вице-премьер правительства Дмитрий Медведев усомнился, что выложенная на его прилавках рыба - отечественного происхождения. Его заверили: наша! Правда, как заметили журналисты, практически вся продукция имела норвежские бренды. Так что, вполне возможно, рыба была выловлена и россиянами, но вот обработана уж точно не ими.

По данным Норвежского комитета по вопросам экспорта рыбы, соседняя страна в 2007 году продала России 410 тыс. тонн сельди, скумбрии, лосося, трески, мойвы, форели и иных морских вкусностей. В прошедшем ноябре границу ежедневно пересекали 110 трейлеров, гружёных сёмгой. Это абсолютный рекорд, зафиксировавший рост импорта более чем на 43%.

А в целом доля завозной рыбной продукции сегодня - свыше трети (а в Москве и все 80%). При том только половина рыбы, продаваемой под российскими торговыми марками, поступает к потребителю в обработанном виде, остальное - замороженные чудовища, обитающие, наверное, только в нашей торговой сети. Может быть, именно потому мы так мало едим рыбы. Всего 23 килограмма в год, то есть почти вдвое меньше медицинской нормы. Для сравнения: тот же норвежец ежегодно съедает 47, ну я японец - и все 67 килограммов.

Как свидетельствует Росстат, с 2000 по 2005 год объем производства рыбопродукции сократился почти на четверть. В последующие два года ситуация, правда, немного выправилась. В 2007-м, по некоторым прогнозам, вылов составил 3,3 млн тонн. Как тут не вспомнить, что ещё десятилетие назад примерно столько же добывали одного только минтая, а общий итог 1989 года - 11,4 млн тонн. Советский Союз считался тогда ведущей рыболовной державой, реально конкурируя лишь с Японией.

Видимо, для того, чтобы закрепить наметившиеся позитивные сдвиги, Минсельхоз объявил минувший год Годом рыбы. Но довести дело до ума не успел - осенью отвечающее за отрасль ведомство у него отобрали и вновь преобразовали в Госкомрыболовство. Его глава Андрей Крайний уверен, что уже к 2015 году можно долю отечественной продукции на этом сегменте рынка довести до 85%. По его мнению, лишь легализация браконьерского улова даст прибавку в 1 млн тонн. 

Но это пока из области народных сказок. Контрабанда рыбы и морепродуктов сейчас процветает и не поддаётся никакому учёту. Несколько лет назад Контрольное управление президента РФ оценило нелегальный вывоз биоресурсов из России в $1-2 млрд. Так, по данным Всемирного фонда дикой природы (WWF), на рынках стран Восточной Азии продаётся российской нерки на 50-90% больше, чем заявлено в официальной статистике всего вылова этой рыбы по стране.

Такая же история и с дальневосточным крабом. При ежегодной квоте в 50-55 тыс. тонн в Охотском море и Беринговом проливе вылавливается втрое больше, и «излишки» прямиком отправляются в Японию и Южную Корею. По сути дела значительная часть российской рыбной отрасли сегодня встроена в качестве первичного сырьевого звена в технологические цепочки зарубежных компаний. Наши рыбаки предпочитают их отечественным переработчикам, которые из-за отсутствия оборотных средств часто не в состоянии с ними расплатиться.

Вот и получается, что мы за копейки гоним за границу - легально либо контрабандой - рыбу и морепродукты в первозданном виде, чтобы потом за немалые деньги импортировать готовую продукцию. Скажем, из 150 тыс. тонн улова минтая в Приморье до стадии филе доводится только 18 тыс. Остальная рыба большей частью отправляется в Китай, где проходит переработку, после чего оказывается в России, где продаётся уже втридорога. Одним словом, золотая рыбка!

В Госкомрыболовстве надеются, что ситуацию можно будет переломить со вступлением в действие новой редакции закона о рыболовстве. В соответствии с ней со следующего года рыбаки обязаны продавать улов только через рыбные биржи. Вся продукция, отправляемая на экспорт, должна будет проходить таможенное оформление исключительно на российской территории. К тому же, ставка сбора за пользование биоресурсами при поставках рыбы на внутренний рынок будет гораздо меньше, чем при ее экспорте.
Правда, сам глава ведомства признаёт, что обветшалая инфраструктура рыбной отрасли не в состоянии принять все суда, работающие в двухсотмильной зоне. Сегодня траулеры вынуждены ждать своей очереди по несколько дней, пока ими займутся, как выразился Андрей Крайний, «контрольные службы с большой дороги». Есть сомнения и в том, что принимаемые меры, включающие, в частности, аннулирование квоты на вылов, остановят шквал контрабанды.

В любом случае вывести отрасль из затянувшегося кризиса с помощью карательных и запретительных мер едва ли удастся. Ей не подняться и не стать конкурентоспособной без серьёзной государственной поддержки. Хотя бы потому, что рыбохозяйственный комплекс во многих развитых государствах дотационен. К примеру, только в минувшем году Евросоюз вложил в него €40 млрд. Понятно, что рассчитывать на подобные суммы российским рыбакам и переработчикам нет смысла. Отечественные банки финансировать их тоже не торопятся. Видимо, именно поэтому Дмитрий Медведев в Мурманске призвал иностранные компании вложиться в российскую рыбную отрасль. Иными словами, остается надеяться, что заграница нам поможет, и у сказки о российском рыбаке будет счастливый конец.

Рекомендуем
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала