Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Из-за Лидии Смирновой мужчины теряли головы и работу

Лидия Смирнова родилась "в рубашке". Примета не соврала - ее ожидала долгая счастливая жизнь. Ради сцены она бросила работу экономиста-статистика и подала заявления в Вахтанговское, Щепкинское училища, в студию Таирова и во ВГИК.

Лидия Смирнова родилась "в рубашке". Примета не соврала - ее ожидала долгая счастливая жизнь.

Ей не было и трех лет, когда отец ушел на фронт, в армию Колчака. Когда вернулся - нашел жену буйно помешанной. Маленькую Лиду отдали родственникам в Тобольск. Тетя Маруся держала племянницу в черном теле, наказывала за малейшую провинность. Возможно, сиротская потребность в родительской любви и ласке трансформировалась в бессознательное желание нравиться всем подряд. Кокетством девочка стремилась "заслужить" любовь посторонних людей. Сама тоже часто влюблялась.

Она так увлеклась своим невзрачным одноклассником Витей Лагадюком, что оставалась после уроков и целовала парту, за которой он сидел. В ранней юности она влюбилась в журналиста и полиглота Сергея Добрушина. Вскоре он сделал ей предложение, в обеденный перерыв они зашли в загс, и вот счастливая семья уже карабкается по горам, катается на лыжах и путешествует на байдарках - и Лидия, и Сергей увлекались спортом. Но увлечения жены театром муж не разделял. А та ради сцены бросила работу экономиста-статистика и подала заявления в Вахтанговское, Щепкинское училища, в студию Таирова и во ВГИК.

В школе Таирова ей дали этюд: у нее болит голова, а тут звонит возлюбленный, приглашая в театр. "Как же я справилась? - рассказывала Лидия Смирнова. - Сначала жутко стонала, показывая, что моя голова раскалывается от боли. Потом слушала трубку и спрашивала: - А в какой театр? - И восклицала: - Ах, в Камерный! Ну конечно, пойду. Это же самый лучший театр! Там такие великолепные актеры... - И перечислила всю приемную комиссию".

Ее приняли всюду. Но Смирнова выбрала студию Таирова - она была ближе к дому. А вскоре ее позвали сниматься в кино - в комической мелодраме Корш-Саблина "Моя любовь", музыку к которой написал знаменитый Дунаевский.

В 1941 году муж Сергей Добрушин ушел на фронт и пропал без вести. А с Дунаевским завязался страстный роман. Влюбленный композитор не скупился на проявления чувств - из родного Ленинграда он бомбардировал Смирнову  письмами и телеграммами - по нескольку ежедневно. Такое же количество посланий он требовал в ответ. Переписка так изматывала ее, что порой Смирнова посылала на почту приятеля - артиста Шишкина, чтоб тот сам что-нибудь сочинил и отправил от ее имени. Молодой девушке льстило внимание "Шани" (Дунаевский подписывал свои письма прозвищем Штрауса из популярного фильма "Большой вальс", который вышел на экраны одновременно с «Моей любовью»), ей нравилось получать роскошные букеты. Но когда маэстро сделал ей предложение, Смирнова отказала - не хотела расставаться с мужем и терять романтического любовника. Дунаевский оскорбился, и роман был закончен. Композитор так и не простил актрисе этого отказа. Накануне смерти Дунаевского Смирнова встретила его в прибалтийском кафе. Когда оркестр неожиданно заиграл песенку из "Моей любви", Смирнова благодарно помахала музыкантам. "Вы думаете, они вас узнали? - вместо приветствия насмешливо промолвил Дунаевский, подсаживаясь к ее столику. И самодовольно добавил: - Это я им заказал".
Во время войны Смирнова уехала в эвакуацию в Алма-Ату, где снималась в фильме "Она защищает Родину". Как раз к 1941 году начала складываться ее карьера киноактрисы, и военный период был для нее самым плодотворным.

Варя Бурмина и партизанка Фенька, защитница Ленинграда Варя Маркина из "Морского батальона" и латышка Илга в "Сыновьях", Женя Буслаева в "Большой жизни" и председатель колхоза Мария Степановна в "Новом доме" - вместе с этими героинями взрослела и сама Лидия Смирнова и старалась с каждой ролью передать возмужание характера, душевную красоту и стойкость русских женщин.

Режиссер фильма «Она защищает Родину» Фридрих Эрмлер и оператор Владимир Рапопорт во время съемок соперничали в борьбе за благосклонность актрисы, которой в казахской столице жилось бедно - одно время Лидия Николаевна даже голодала. А Эрмлер и Рапопорт получали лауреатские пайки. Однажды в комнату к Смирновой, которая соседствовала с Верой Марецкой, пришел Эрмлер, принес коптилку и два отварных яйца в качестве презента: "Вот вам свет и еда". Тут распахнулась дверь, влетел Рапопорт, выложил на стол все пятьдесят штук аналогичного продукта из пайка и молча удалился. После чего Марецкая многозначительно обронила: "И ты еще думаешь? Тот так и будет всю жизнь носить по два яйца всмятку, а этот отдаст все, что имеет".

В Алма-Ате Смирнова едва не погибла от эпидемии тифа. А когда чудом выздоровела, Рапопорт выхаживал ее, заново учил ходить, пек яблоки, вывозил в горы. Актриса уверяет, что Рапопорт, ставший вторым мужем, был для нее всем - папой, мамой, целым миром. Своими увлечениями Смирнова принесла ему немало боли, временами в глазах общественного мнения он выглядел безропотным страдальцем, а она - вероломной ветреницей. Когда за роман со Смирновой был уволен из Театра киноактера главный режиссер Лев Рудник, безумно влюбленная актриса ходила в ЦК его защищать и едва не уехала в Ростов, куда сослали опального режиссера. Узнав, что клявшийся в вечной любви Рудник ей изменяет, Смирнова нашла в себе силы с ним порвать. Она сделала все возможное, чтобы вернуть мужа, и прожила с ним до конца его жизни. Когда Рапопорт смертельно заболел, Лидия Николаевна сделала невозможное: вместо трех лет, отпущенных ему медиками, он прожил тринадцать - стараниями жены.

В середине 50-х Смирнова, наконец, встретила "своего" режиссера - Константина Воинова, в чьей дебютной короткометражке "Сестры" (в прокате - "Две жизни") Лидия Николаевна проявилась совершенно по-новому. После череды лиричных героинь она сыграла вульгарную буфетчицу, которая приезжает в родную деревню похвастать красивой городской жизнью и с изумлением догадывается, что деревенские ее жалеют. Впоследствии, за малым исключением, она играла практически во всех фильмах, снятых Воиновым.

Здесь и драматические роли в картинах «Трое вышли из леса» и «Рудин» (по роману И.С. Тургенева), и комедийные роли в картинах «Дача», «Ссуда на брак» и «Шапка» (по сатирической повести В. Войновича). Особо следует выделить роль свахи в картине «Женитьба Бальзаминова» (по пьесам А.Н. Островского) и роль Москалевой в картине «Дядюшкин сон» (по повести Ф.М. Достоевского), отличающиеся неожиданной гротескной манерой исполнения. За участие в фильме «Приют комедиантов», где она снималась вместе с Воиновым, также сыгравшим главного героя (это его последняя работа в кино), актриса была награждена премией «Киношок» в номинации «Специальная премия оргкомитета за 1995 год».

Еще на съемках их первого фильма Воинов увлекся актрисой, да и Смирновой нравилось состояние влюбленности. Но Константин Наумович не умел жить двойной жизнью и рассказал обо всем Рапопорту, оставил жену и дочь, поселился в коммуналке и стал ждать, что его муза к нему присоединится. Однако выяснилось, что возлюбленная готова его навещать, но мужа не покинет.

У неё всегда были неплохие организаторские способности, и актриса всегда искала им применение.

Сначала Смирнова была депутатом райсовета, потом Моссовета. Избиратели записывались к ней на прием задолго, знали, что она всегда поможет - кому нужно было достать место в больнице, кому квартиру, а кому и ребенка в школу устроить. Как лауреату Сталинской премии ей был доступен любой министр, любое учреждение. Список ее наград и должностей едва ли не такой же обширный, как ее фильмография. Лидия Николаевна была членом правления советско-японского общества, председателем актерской секции Союза театральных деятелей. Народная артистка СССР, она награждена Орденом Октябрьской Революции, Орденом Трудового Красного Знамени,  Орденом «Знак Почета» и многими медалями.

Лидия Смирнова снималась практически до конца своей жизни. Последние ее фильмы - «Наследницы» и «Наследницы: ответный удар» датированы 2001 и 2005 годами.

В последние годы актриса чувствовала себя одинокой, жалела, что у нее нет детей: 

«Особенно тяжело, когда возвращаешься домой после гастролей, - писала она в своей книге «Моя любовь». - Там успех зрительский, тебя приласкали, хорошо встретили и проводили, там твои товарищи, с которыми ты работала. И вот приезжаешь домой, открываешь дверь - и пустая квартира, ни кошки, ни собаки, никого... Человека часто спрашивают, как бы он прожил, если бы начал жизнь сначала. О, я бы, конечно, родила. Это закон жизни, женщина призвана родить... Я столько матерей сыграла, а в жизни не пришлось испытать чувство материнства. Зато с моими зрителями я чувствую себя человеком. Зрительскую любовь ничем не заменишь. Иду по улице, еду в метро, меня узнают, говорят: «Вы - наша любимая». У меня на глазах слезы. Признаются: «Вы - наша родная».

Материал подготовлен интернет-редакцией www.rian.ru на основе информации открытых источников

Рекомендуем
РИА
Новости
Лента
новостей
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала