Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Разные уроки ливанской войны

Есть войны мировые, есть чисто локальные. Ливанская оказалась посредине между этими крайностями. И поэтому операция Израиля даже не против Ливана в целом, а против ливанского шиитского движения "Хезболлах", стала одним из ключевых событий минувшего года: в ней Израиль, так же, как и Вашингтон, потеряли слишком много. В итоге она изменила не только ближневосточный регион, но и весь мир - и последствия этих перемен мы все будем ощущать в ближайшие годы.

Марианна Беленькая, политический обозреватель РИА Новости.

Есть войны мировые, есть чисто локальные. Ливанская оказалась посредине между этими крайностями. И поэтому операция Израиля даже не против Ливана в целом, а против ливанского шиитского движения "Хезболлах", стала одним из ключевых событий минувшего года: в ней Израиль, так же, как и Вашингтон, потеряли слишком много. В итоге она изменила не только ближневосточный регион, но и весь мир - и последствия этих перемен мы все будем ощущать в ближайшие годы.

Нет спора, что у каждого в этой войне свой итог, свой счет победам и поражениям. И, соответственно, уроки, извлеченные из этой войны, для всех разные. Для военных и политиков, для израильтян - правых и левых, для ливанцев - членов "Хезболлах" и блока "14 марта", для Тегерана, Дамаска и Вашингтона, Каира и Эр-Рияда, для президентских дворцов и исламской улицы.

Напомним факты. 12 июля 2006 года боевики ливанского движения "Хезболлах" открыли огонь по позициям израильских военных на ливано-израильской границе. В результате несколько израильтян погибло, двое солдат оказались в плену. За две недели до этого похищение израильского солдата палестинскими боевиками привело к началу военной операции Израиля в секторе Газа. В связи с инцидентом в Ливане премьер-министр Эхуд Ольмерт поступил аналогично: началась война.

За 34 дня ее со стороны Израиля - более 150 погибших, около полутора тысяч раненых, со стороны Ливана - более тысячи погибших, несколько тысяч раненых. Кто победил и проиграл в этой войне, споры идут до сих пор, как и по вопросу в том, что считать победой, а что поражением.

Начнем с Израиля. Дав втянуть себя в эту войну, по ее окончанию израильтяне смогли добиться коренного изменения ситуации на севере собственной страны в свою пользу. Место боевиков "Хезболлах" на ливано-израильской границе заняли ливанские военные и войска ООН. Постоянная угроза обстрелов северных районов Израиля с территории Ливана теперь выглядит устраненной. Положительным для израильтян стал и тот факт, что мировое сообщество отвлеклось от событий в Газе и, по сути, дало израильтянам карт-бланш на проведение там военной операции.

Далее, ни одна резолюция СБ ООН не осуждала военную операцию Израиля против "Хезболлах" как таковую, поднимался лишь вопрос о соразмерности применения силы.

Кроме того, "Хезболлах" в ходе войны не получила поддержки большинства арабских режимов, напротив, многие оказались фактически на израильской стороне. Так что вряд ли можно назвать поражением итоги войны для израильтян.

Но сам факт того, что движение "Хезболлах" до последнего дня войны оказывало эффективное сопротивление самой сильной армии на Ближнем Востоке, и умудрялось в свою очередь наносить удары по территории Израиля, вверг большинство израильтян в уныние и произвел впечатление на мировую общественность. Пропагандистскую войну "Хезболлах", безусловно, выиграло.

Разговоры о том, что ни одна армия в мире не способна одержать верх в партизанской войне, и что жертвы среди израильтян не такие уж и большие, что страна в целом выстояла и экономически, и политически - ситуацию не спасают. Ведь, по большому счету, дело здесь не в Израиле и не в его противостоянии с "Хезболлах". Проблема в том, что в результате этой войны "проект сопротивления" Израилю и Западу в лице разного калибра экстремистских движений значительно укрепил свои позиции на Ближнем Востоке.

Конечно, во многом этому способствовал и хаос в Ираке, и беспомощность США в этой стране, но ливанская война усилила иракский эффект. Кроме того, она еще раз продемонстрировала поражение Вашингтона в борьбе с Тегераном за влияние на Ближнем Востоке.

Напомним, что в ходе войны из уст израильских и американских политиков звучали фразы о том, что одним из результатов военной кампании Израиля должно стать ослабление "Хезболлах" в Ливане. А это, по сути, означает удар по позициям Ирана на Ближнем Востоке. Нечто похожее высказывалось и в адрес Дамаска.

Но этого не произошло. Напротив, именно из-за последствий ливанской войны в Вашингтоне и Лондоне на разных уровнях сегодня обсуждают возможность привлечения Ирана и Сирии и к решению иракских проблем, и к тому, чтобы сдвинуть с мертвой точки арабо-израильский мирный процесс. Безусловно, что этим двум странам Запад не торопится списывать все грехи, в которых их считает виновными, но все же понимает необходимость налаживания с ними диалога. Вопрос лишь в том, какие группы влияния в ближайшее время возьмут вверх в Вашингтоне - там пока так до конца и не определились с курсом ближневосточной политики. 

В этой связи весьма любопытно посмотреть на поведение Дамаска, который, в отличие от Тегерана, проявляет обычно большую осторожность на международной арене. Но и он говорит сегодня с Вашингтоном с позиции превосходства. Так, сирийский президент Башар Асад в интервью итальянской газете Repubblica подчеркнул, что год назад США относились к Сирии как к слабой и не особо важной стране, но теперь, в частности, в докладе Бейкера по ситуации в Ираке, признается центральная роль Сирии. Более того, Асад уже диктует условия - свою помощь американцам в Ираке в обмен на учет сирийских интересов на Ближнем Востоке. Речь идет о возврате оккупированных Израилем Голанских высотах и "общей ситуации в регионе", то есть прекращении обвинений Дамаска во вмешательстве в развитие событий в Ливане и на палестинских территориях.

При этом, судя по высказываниям Асада, он не собирается отказываться от поддержки ХАМАС и "Хезболлах", на чем настаивают США и Израиль. Это по целому ряду причин ему ни к чему.

Дело в том, что в определенной степени хаос на палестинской территории выгоден Дамаску, так как в этих обстоятельствах в рамках ближневосточного урегулирования единственно осуществимым в ближайшее время выглядит сирийский трек. А раз так, то логика Дамаска должна быть простой: если западные страны захотят продемонстрировать хоть какие-то успехи своей ближневосточной политики, то они начнут подталкивать Израиль к переговорам с Сирией. Ну, а если этого не произойдет, Дамаск в любом случае ничего не теряет. Даже наоборот, ведь любые переговоры - это компромисс, который нежелателен в связи с внутриполитической ситуацией как для сирийского, так и израильского политического истеблишмента.

Но в отличие от руководства Израиля, которое после ливанской кампании не может себе позволить даже вступить в переговоры без предварительных условий, не говоря уже о последующих компромиссах, Асад переговоры начать готов. И это дает Сирии большие возможности для маневра в отношениях с Западом. 

Что касается "Хезболлах", то оно на данный момент и не нуждается особо в сирийской поддержке, по крайней мере, политической. Ситуация в Ливане и без того развивается в его пользу.

После летней войны "Хезболлах" не признало своего поражения. Оно просто переключилось с прямого противостояния с Израилем (в коем предварительно объявило себя победителем) на ситуацию внутри Ливана,  претендуя на  расширение своих властных полномочий. Противостояние на улицах Бейрута оппозиции, где одну из основных ролей играет "Хезболлах", и правящей коалиции в декабре тоже является частичным следствием войны с Израилем. И нет сомнений, что "Хезболлах" не упустит возможности получить как можно больше. А это в очередной раз поменяет расклад сил на Ближнем Востоке, и укрепит позиции в регионе и Дамаска и Тегерана, ослабив Запад.

И, пожалуй, это один из самых интересных итогов и одновременно уроков ливанской войны - когда не государства определяют ситуацию в регионе, а отдельные группировки. Не Иран и Сирия толкают сейчас "Хезболлах", а "Хезболлах" расчищает для них дорогу и вовлекает их и всех остальных в свою игру. Похожая ситуация и в Ираке, и в какой-то степени на палестинской территории.

Итак, в регионе этом свита со вкусом играет короля. В роли короля - Тегеран и Дамаск, а все остальные вынуждены с ними считаться. Король при этом не может отказаться от свиты, иначе он перестанет быть королем.

Ливанская военная кампания лишь усугубила эту тенденцию. И здесь неслучайно, что многие арабские режимы поддерживали Израиль - они просто боялись усиления оппозиции внутри своих стран, т.е. развития событий по сценарию, разыгрываемому сегодня в Бейруте.

Так что дело не в Израиле и не в Ливане. Перетасовка сил на Ближнем Востоке все равно бы произошла, просто арабо-израильский конфликт - самый удобный повод для этого. И ливанская военная кампания это еще раз доказала.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Рекомендуем
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала