Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Непризнанные государства на постсоветском пространстве

В уходящем году ориентированные на Россию непризнанные государства на постсоветском пространстве - Приднестровье, Абхазия и Южная Осетия - не только сохранились как "протогосударственные" образования, но и получили новые импульсы для своего развития. В каждом из них прошли голосования, которые были призваны придать им дополнительную легитимность и подтвердить и жизнеспособность.

Алексей Макаркин, Центр политических технологий, для РИА Новости.

В уходящем году ориентированные на Россию непризнанные государства на постсоветском пространстве - Приднестровье, Абхазия и Южная Осетия - не только сохранились как "протогосударственные" образования, но и получили новые импульсы для своего развития. В каждом из них прошли голосования, которые были призваны придать им дополнительную легитимность и подтвердить и жизнеспособность.

Приднестровье смогло выдержать таможенную блокаду, которая была организована коалицией Молдавии и "оранжевой" Украины. В течение полугода республика несла громадные потери, пока в Украине не пришло к власти благожелательное по отношению к Тирасполю правительства Виктора Януковича (приднестровские украинцы традиционно голосуют за Партию регионов нынешнего премьера) и не пересмотрело позицию своей страны. Инициаторы блокады рассчитывали, что Тирасполь должен был пойти на уступки, а местные элиты оказались бы расколоты на сторонников и противников компромисса. Реальность оказалась прямо противоположной - на состоявшемся в республике референдуме курса приднестровского руководства на независимость получил безусловную поддержку. Элиты консолидировались вокруг президента Игоря Смирнова, позиции которого даже укрепились по сравнению с предыдущим временем, когда его сторонники проиграли парламентские выборы. В конце года Смирнов без каких-либо проблем переизбрался на новый срок.

В Южной Осетии прошел референдум о независимости (с аналогичным итогом), совмещенный с президентскими выборами, которые привели к ожидавшемуся результату - победе президента Эдуарда Кокойты. Напомним, что министр обороны Грузии Ираклий Окруашвили обещал встретить Новый год в Цхинвали, что было расценено как демонстрация агрессивных намерений Тбилиси. Сейчас Окруашвили пребывает в отставке, а в Цхинвале прочно держится режим Кокойты. В отличие от Приднестровья,   в Южной Осетии произошел внутриэлитный раскол, но он не привел ни к каким фатальным проблемам для республики. Напротив, оппозиция, обратившись за помощью к Грузии и приняв участие в так называемых "альтернативных" президентских выборах в Южной Осетии (они прошли в грузинских селах, контролируемых тбилисскими властями), полностью дискредитировала себя в глазах соотечественников. Угрозы Окруашвили и тактические игры Тбилиси с оппозицией президенту Кокойты привели к тому, что цхинвальский режим приобрел более авторитарный характер.

В Абхазии в 2006 году не было ни референдума, ни выборов, однако своеобразное голосование там все же прошло. В декабре в республике состоялся всенародный сход, проведенный по инициативе влиятельных партий и общественных организаций. Участники схода проголосовали за обращение к России с призывом признать независимость Абхазии и установить с ней ассоциированные отношения. "Все попытки вернуть Абхазию под юрисдикцию Грузии совершенно бесперспективны", - говорится в принятом на сходе документе. В середине года Грузия пыталась оказать давление на Абхазию, введя своих силовиков на территорию примыкающей к "непризнанной республике" Сванетии. Результат - президент республики Сергей Багапш заявил, что его республика готова в любой момент провести референдум по образцу юго-осетинского, тем более, что такое всенародное голосование уже проходило в республике в 1999 году. Напомним, что когда Багапш победил на президентских выборах, существовала точка зрения, что он является чуть ли не ставленником Тбилиси. Однако никаких подтверждений этой точки зрения - в том числе и в уходящем году - представлено не было. Напротив, Багапш вместе со всей абхазской элитой выступает за независимость своей республики.

Таким образом, давление - экономическое, политическое, силовое - на непризнанные республики приводит к противоположному по сравнению с планировавшимся результату. При этом оборотной стороной таких действий бывших "метрополий" (Грузии и Молдавии) является торможение политической демократизации. Так, в Приднестровье возможные реальные конкуренты президента Смирнова отказались от участия в выборах, чтобы не играть невольно на руку Кишиневу расколом местной политической элиты. Очевиден регресс в Южной Осетии, где прошлые президентские выборы прошли в условиях острой конкуренции между кандидатами и привели к смене главы республики (именно тогда Кокойты победил своего предшественника Людвига Чибирова). Исключение, подтверждающее правило, представляет Абхазия - наиболее сильное с военно-политической точки зрения из всех рассматриваемых государств, которое, обеспечив свою безопасность, может позволить себе более высокий уровень плюрализма.

Сменяемость лидеров и партий у власти является одним из классических признаков демократии, но в условиях постоянной внешней угрозы большинство элит и населения склоняются к тому, чтобы отложить демократические реформы на более поздний срок. Состояние "осажденной крепости", в котором в уходящем году находились "непризнанные государства", никак не способствуют развитию политического плюрализма. Понятно, что только отказ от методов давления может постепенно превратить постсоветские "осажденные крепости" в более открытые общества, способные к эволюционной демократической трансформации.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Рекомендуем
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала