Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Геноцид в Южной Осетии. Хроника событий.

Два геноцида, пережитых осетинским народом, сделали практически невозможным существование Южной Осетии в составе Грузии.

Игорь Булкаты, писатель.

Конфликт между Южной Осетией и Грузией следует рассматривать  в контексте российско-грузинских отношений. На протяжении двух последних столетий Россия стремилась сформировать в Грузии единую народность, объединить ее. А в известном Манифесте Александра I-го «О присоединении Грузии к России» от 18 января 1801 года Россия  прямо берет на себя обязательства присоединить к Грузии спорные территории, завоеванные в свое время Давидом-Сосланом, супругом царицы Тамары.

Грузинские князья стояли в очереди за получением возвращенных милостью России земель, в том числе и земель, на которых проживали осетины. Южная Осетия оказалась под властью князей Эристави и Мачабели. Впрочем, повинности князьям осетины не платили. Александр I-й, видя полное бессилие князей, предложил им отказаться от юго-осетинских земель, посулив взамен ежегодную пенсию в размере 5000 рублей. Князья отказались, хотя сумма была приличная (повинность составляла 2300 рублей в год). Тем не менее, претензии князей Сенатом были отвергнуты. Мнение же самого императора было следующим: «Какого бы ни было решение высших судебных мест, трудно будет признать и привести в действие таковое в пользу князей Мачабеловых, поелику опытом дознано, что горные осетины никогда не будут без употребления военной силы исполнять следующие от них повинности и что, с другой стороны, нельзя же допустить мысль, что через каждые два или три года необходимо наряжать туда отряды и экспедиции». (ЦГА ГССР, фонд Кавказского комитета, д. №844, л. 68).

По приказу Александра I-го южных осетин перевели в разряд казенных, то бишь государственных крестьян, следовательно, они были ограждены от посягательства грузинских князей, а, стало быть, и от контроля со стороны грузинского дворянства. Собственно, полученный южными осетинами социально-экономический статус явился прообразом будущей республики. Вдобавок ко всему, 19 февраля 1851 года Сенат признал, что князья Мачабеловы не представили уважительных доказательств действительного владения осетинами на крепостном праве, посему счел необходимым «решение Тифлисской палаты уголовного и гражданского суда отменить, а князьям Мачабеловым отказать в домогательстве о признании их права над осетинами». (ЦГА Грузии, фонд Кавказского комитета, д. 844-6, л. 68).

После распада Российской империи, 26 мая 1917 года Грузия провозгласила свою независимость и сразу же представила претензии на территорию Южной Осетии. Это вызвало резкий протест осетинского народа. 6-9 июня 1917 года в селении Джава (Дзау) состоялся первый съезд Национального Совета Южной Осетии. Делегаты съезда от различных политических партий - эсеры, анархисты, большевики, меньшевики и др. - в специальном постановлении по национальному вопросу четко обозначили право осетин на самоопределение. «Если кавказские народы получат территориально-национальные  автономии, то осетинам, объединенным, в одну национальную единицу, представляется право свободного самоопределения», - сказано в документе. Грузия выступила против данного решения. Правительство ее питало определенные надежды в отношении Учредительного Собрания, однако после его разгона, резко сменило курс. С этого момента Грузия стала беспощадно подавлять любые попытки южных осетин к этническому и политическому самоопределению, не чураясь никаких методов.

8 июня 1920 года южные осетины выступили в защиту национальных интересов, разгромили грузинские отряды и заняли Цхинвали. В изданном по этому поводу приказе Ревкома Южной Осетии говорилось о провозглашении Советской власти в Южной Осетии от «Они до Душета» и «присоединении к «Советской России». Провозглашение Советской власти послужило формальным поводом для начала широкомасштабных карательных операций в Южной Осетии и физического истребления осетин.

7 июня 1920 года начальник грузинской карательной экспедиции полковник Чхеидзе испросил благоволения грузинского правительства сжечь села Южной Осетии. Разумеется, благоволение было получено. Начиная с 17 июня 1920 года грузинские войска сожгли практически все села, вырезали население, не щадя ни детей, ни женщин, ни стариков. Ф.И. Махарадзе писал об этих событиях: « Не будем останавливаться на описании тех ужасов и дикостей, которые были совершены грузинскими войсками и гвардией под начальством палача Джугели над населением Юго-Осетии. Они не делали различия между старыми и молодыми, женщинами и мужчинами, вооруженными и безоружными. Грузинские палачи вели себя как звери и дикари. Они убивали всех без разбора, разрушали, жгли все на своем пути».

А это выдержки из дневника «рыцаря грузинского национального движения», как называл его Троцкий, Валико Джугели: «Всюду вокруг нас горят осетинские деревни... В интересах борющегося рабочего класса, в интересах грядущего социализма, мы будем жестоки. Да, будем. Я со спокойной душой и чистой совестью смотрю на пепелище и клубы дыма... Я совершенно спокоен».

Уцелевшие от бойни осетины подались в Северную Осетию. Примерно 50 000 человек (75 % населения) устремились на север через горные перевалы. Значительная часть беженцев погибла по пути от голода, холода и болезней.

Вот потери и убытки Южной Осетии (по данным парламентской комиссии Южной Осетии по геноциду 1918-1920 гг.):

  1.  Убито: мужчин - 387, женщин - 172, детей - 110. Итого - 669 душ.
  2. Умерло во время бегства и эмиграции: мужчин - 1206, женщин - 1203, детей - 1734. Итого -   4143.

     Всего погибло 4812 человек.

     3. Изнасиловано женщин - 62 случая.

     4. Сожжено 4227 жилых и хозяйственных построек.

     5. Разграблено 1268 домов.

     6. Угнано крупного рогатого скота 19764 головы, мелкого скота - 46428 голов.

     7. Пропало без вести скота 4077 голов.

     8. Погиб весь урожай 1920 года.

Количество погибших осетин в 1920 году составило 6-8% от всего населения Южной Осетии.

Факт геноцида, учиненного Грузией в отношении южных осетин в период с 1918 по 1920 года, требует тщательной ревизии не только и не столько потому, что народ Южной Осетии понес невосполнимые потери, но и потому, что история повторилась в 1989-1992 годах. Потому что нет предела воинствующему невежеству грузинских политиков, часть из которых требует безусловного вытеснения за пределы Грузии всех негрузин, а другая часть озабочена вопросом - являются ли осетины гостями, позабывшими дорогу домой, или они, как хизаны (безземельный крестьянин, переселенец (тюрк.), - рвутся к очагу гостеприимного хозяина.

Между тем Католикос-Патриарх Всея Грузии Илиа II издает «Чрезвычайный приказ», который гласит: «Во имя Отца и Сына и Святого Духа приказываю: Отныне убийцу каждого грузина, несмотря на вину или невиновность жертвы (убитого), объявить врагом грузинского народа. Занести фамилию и имя убийцы в специальную книгу патриаршества и передавать из поколения в поколение как постыдное и подлежащее осуждению.Чрезвычайный приказ этот принят, дабы в Грузии навеки был изжит тягчайший грех и преступление против Бога и нации - братоубийство.   Илиа II, Католикос-Патриарх Всея Грузии». (Приказ зачитан в Сионском кафедральном соборе после молебна 28 октября 1990 года).

Даже в период Советской власти Грузия пыталась подавить национально-культурную идентичность осетин. В 40-50-х годах осетинские школы были преобразованы в грузинские, латинский алфавит, которым пользовались осетины, заменен грузинским. Это настоящая этнокультурная дискриминация. Следующим актом попрания прав осетин стало Постановление Совета Министров ГССР от 8 ноября 1988 года о введении на всей территории Грузии (включая Южную Осетию) делопроизводства исключительно на грузинском языке. Поскольку 90% интеллигенции, работников сельского хозяйства Южной Осетии получило образование в России, то, естественно, не владело грузинской письменностью, поэтому вынуждено было покинуть родину.

За период 1990-1991 годов Верховным Советом ГССР были денонсированы все договоры и законодательные акты, принятые Грузией за время Советской власти. В результате были утрачены все правовые основания вхождения Южной Осетии в состав Грузии. Грузия лишилась юридических прав для вмешательства в отношения между Северной и Южной Осетией.   

В ответ на денонсацию законодательных актов и договоров на ХIII, ХIV, и ХV сессии совета народных депутатов Южной Осетии был принят пакет документов: декларация о суверенитете, о действии Конституции СССР и законов СССР на территории Южной Осетии и преобразовании автономной области в Республику.   

Начиная с 1988 года, грузинские ученые и писатели (Н. Натадзе, Р. Мишвеладзе и др.) стали выступать в прессе с публикациями, в которых едва ли не через строку повторялось, что «Грузия должна быть для грузин». Осетины же были объявлены «пришельцами», «гостями». Автор этих строк сам прекрасно помнит, как некоторые представители грузинской интеллигенции ездили по городам с мегафонами и громогласно призывали выдворить всех негрузин за пределы Грузии.

В конце концов, призыв «патриотов» был услышан. 23 ноября 1989 года к Цхинвалу на 400 автобусах и 3000 легковых автомобилях подъехали 30000 грузин. Якобы для проведения митинга. Впрочем, несколько сотен приезжих были вооружены автоматическим оружием. Их встретили 40 безоружных парней. Взявшись за руки, они перекрыли дорогу и не пропустили непрошенных гостей. Не сумев войти в Цхинвали, грузинские боевики взяли город в кольцо, блокировав все подъездные дороги. Прохожих осетинской национальности задерживали, подвергали пыткам и издевательствам. Блокада длилась более 3 месяцев, за это время было убито 5 человек, более 400 человек получили телесные увечья, более 2000 человек были изгнаны из родных сел, а дома их сожжены.

8 ноября 1990 года к власти в Грузии пришли националисты. Председателем Верховного Совета ГССР был избран глава объединения «Круглый стол - Свободная Грузия» Звиад Гамсахурдиа. Совет народных депутатов Южной Осетии принял решение о проведении собственных выборов - 9 декабря 1990 года. Грузинское руководство закатило в прессе и на телевидении очередную антиосетинскую истерию. Выражения особенно не выбирались. Вот некоторые из высказываний лидера националистов Звиада Гамсахурдиа: «Осетины - это не народ, а мусор, который надо вымести отсюда грузинской метлой». «Да, это поход организован мной. Мы хотели убедить осетин смириться. Осетины испугались, и это вполне логично, так как они - преступники... Осетины - необразованные, дикие люди. Умелые люди могут легко управлять ими».

10 декабря 1990 года Верховный Совет республики Грузия единогласно принял решение об упразднении Юго-Осетинской автономной области. А 11 декабря грузинское руководство организовало провокацию на улицах Цхинвали, в результате чего погибли 3 человека. Это послужило поводом для введения в Цхинвали и Джавском районе чрезвычайного положения и комендантского часа. В ночь с 5 на 6 января 1991 года руководство Грузии ввело в Цхинвали подразделения милиции и национальной гвардии. Начались обыски, аресты, грабежи, убийства и поджоги домов. Осетинская сторона была вынуждена принять ответные меры. Отряды самообороны изгнали грузинские войска из Цхинвали, после чего начались карательные акции против мирных жителей Южной Осетии.

29 января 1991 года Председателя Верховного Совета Юго-Осетинской Советской республики Тореза Кулумбегова пригласили на переговоры с грузинским руководством. По прибытии в Тбилиси его арестовали и посадили в тюрьму, где он подвергся пыткам и истязаниям. 1 февраля 1991 года Грузия отключила свет Южной Осетии, жертвой чего стали ни в чем не повинные жители республики. В доме престарелых замерзло несколько десятков стариков, в родильных домах умерли новорожденные младенцы.

4 мая 1991 в ответ на обещание Москвы прекратить вооруженную агрессию со стороны Грузии, Собрание депутатов всех уровней Южной Осетии единогласно приняло решение об отмене Юго-Осетинской Советской республики и возвращении к статусу автономной области. Однако вооруженные силы Грузии продолжили геноцид осетинского народа.

26 мая 1991 года Звиад Гамсахурдиа был избран президентом Грузии. А 1 сентября Сессия Совета народных депутатов Южной Осетии отменила решения Собрания депутатов всех уровней от 4 мая 1991 года как юридически неправомочные и не приведшие к стабилизации.

В результате грузинской агрессии только с 6 января по 1 сентября 1991 года погибло 209 и ранено 460 человек мирных жителей, без вести пропало 150 человек (впоследствии выяснилось, что практически все из них были убиты грузинскими боевиками). 11 октября 1991 года грузинский снайпер застрелил 2-х летнего Виталика Тибилова, игравшего во дворе детского сада поселка Знаур.  

19 января 1992 года на референдуме народ Южной Осетии единогласно проголосовал за провозглашение независимости Южной Осетии и воссоединение с Северной Осетией. С февраля 1992 года вокруг Цхинвали сконцентрировалась артиллерия и бронетехника. Интенсивному обстрелу подверглись жилые кварталы и учебные заведения. Обстрелы продолжались до 13 июля 1992 года. Погибли сотни женщин, детей и стариков. Кладбище пришлось устроить во дворе 5-й школы, на футбольном поле, поскольку хоронить мертвых на большом кладбище не позволяли грузинские боевики. 20 мая 1992 года было совершено одно из самых чудовищных преступлений против осетинского народа - на Зарской дороге грузинские боевики в упор расстреляли колонну машин, перевозивших беженцев из осажденного Цхинвали - женщин, детей и стариков. На месте было убито 36 человек в возрасте от 11 до 76 лет. Незадолго до этого у села Ередви грузинские боевики заживо похоронили 12 мирных жителей, следовавших на автобусе в Цхинвали.

29 мая 1992 года Верховный Совет Республики Южная Осетия принял Акт о государственной независимости. 24 июня 1992 года в Сочи было подписано четырехстороннее российско-грузинско-осетинское (Северная и Южная Осетия) Соглашение о принципах урегулирования грузино-осетинского конфликта. А 14 июля 1992 года в Южную Осетию вошли смешанные российско-грузинско-осетинские миротворческие силы.

С ноября 1989 года по июль 1992 года в результате кровавого террора погибло свыше 3000 мирных жителей осетинской национальности, около 300 человек пропало без вести, свыше 40000 человек вынуждено было переселиться в Россию, более 100 осетинских сел сожжено дотла.

Опыт последних десятилетий, два геноцида, пережитых осетинским народом, сделали практически невозможным существование Южной Осетии в составе Грузии. А без протектората России любые политические контакты Южной Осетии и Грузии просто исключены.  Между тем, следует отметить, что ни во время первого геноцида, ни во время второго геноцида действия и помыслы южных осетин не имели агрессивной направленности, а носили сугубо демократический характер, преследовали вполне гуманные цели - обустроить свою страну таким образом, чтобы было удобно жить и осетинам и их соседям.

Впрочем, меня до сих пор не покидает мысль, что мы не полностью исчерпали лимит если не любви, то элементарного уважения друг к другу - без ложного превознесения собственной нации над другими и без самолюбования. Мы прикусили языки, оборвав молитву на полувздохе, как говорил протопоп Аввакум, а ведь предмет молитв у нас всегда был один, да и молитвы мы адресовали одному и тому же Богу.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.  

Оценить 5
Рекомендуем
РИА
Новости
Лента
новостей
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала