Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Оружие массового умопомрачения

В понедельник Центральное телеграфное агентство Кореи сообщило об "успешном и безопасном" проведении КНДР первого подземного ядерного испытания. С тем, что оно было успешным и ядерным, согласны не все специалисты, что, в общем-то, мало что меняет.

В понедельник Центральное телеграфное агентство Кореи сообщило об "успешном и безопасном" проведении КНДР первого подземного ядерного испытания. С тем, что оно было успешным и ядерным, согласны не все специалисты, что, в общем-то, мало что меняет.

Токио и Вашингтон, хотя и подозревают Ким Чен Ира в "блефе", настаивают на введении против северокорейского режима жестких санкций.

В частности, США предложили принудительно досматривать все грузы, направляющиеся в КНДР и покидающие эту страну, а также запретить торговлю материалами, которые могут быть использованы для производства или доставки ОМУ. Предлагается заморозить все активы, имеющие отношение к северокорейским программам в области ОМУ и ракет.

Токио, в свою очередь, предлагает запретить вход в свои порты всем судам КНДР, использование своих аэропортов ее самолетами, импорт в свои страны любой продукции из КНДР, а также въезд в свои страны или проезд через их территорию высокопоставленным должностным лицам правительства КНДР.

Для того, чтобы избежать этих мер, Пхеньяну предлагается приостановить все виды деятельности, относящиеся к программе баллистических ракет, ликвидировать под контролем МАГАТЭ свои ядерные вооружения и ядерные программы и незамедлительно вернуться за стол шестисторонних переговоров.

Россия и Китай, хотя и не поддерживают "ультимативный", по их мнению, проект резолюции, но демонстрируют не меньшее беспокойство действиями КНДР.

Москва требует от Северной Кореи "незамедлительного" возвращения в ДНЯО, а со стороны российских политиков все громче звучат слова об "угрозе", которую несет появление нового обладателя ядерного оружия на границе с нашей страной.

Как полагают специалисты, в нынешней ситуации многое будет зависеть от позиции Пекина, который поставляет примерно 70% продовольственной и топливной помощи в КНДР. Аналитики не исключают, что "старый друг" Пхеньяна поддержит санкции хотя бы частично, и говорят о возможном пересмотре китайской политики в отношении Северной Кореи.

Звучат разговоры и говорят о "закате" политики "солнечного света", проводившейся последние годы в отношении КНДР Сеулом. Южная Корея уже прекратила поставки гуманитарной помощи Корейской Народной Демократической Республике. Пока, правда, ограничения не касаются "жизненно важных" грузов.

Словом, расхождения в оценке мощности взрыва и в подходах к тому, как на него реагировать, не мешают участникам шестисторонних переговоров единодушно этот взрыв осуждать. И хотя решение Совета Безопасности еще не принято, очевидно, что Пхеньян дал лишний козырь в руки тех, кто придерживается мнения о необходимости применения в отношении "режима чучхе" самых жестких мер. Не предвидеть этого было сложно. Вопрос в том, зачем это понадобилось северокорейскому руководству?

Корея просит к столу

На вопрос "зачем?" КНДР вчера частично ответила. По словам официального представителя Пхеньяна, Северная Корея "в зависимости от развития ситуации" может либо провести новые ядерные испытания и установить на ракеты ядерные боеголовки, либо вернуться на шестисторонние переговоры по урегулированию ядерной проблемы на Корейском полуострове и отказаться от своей ядерной программы. Выбор будет зависеть от позиции США, пояснил представитель властей северокорейской республики. По его словам, ядерное испытание "является выражением нашего намерения встретиться с США за столом переговоров".

Желание "встретиться с США за столом переговоров" Пхеньян проявляет не впервые. Однако американское руководство придерживается точки зрения, что переговоры должны проходить исключительно в шестистороннем формате. В отличие от администрации Клинтона, нынешнее руководство Белого Дома полагает, что переговоры с представителями северокорейских властей будут означать де-факто признание режима, а этого американцы допустить не хотят. Впрочем, эксперты называют и другие причины, по которым Вашингтон отказывается вести переговоры в двустороннем формате.

Во-первых, сегодня у США практически не осталось рычагов давления на КНДР. "Все возможные санкции против КНДР уже запущены... - говорит политобозреватель РИА Новости Дмитрий Косырев. -  Остается прекращение гуманитарной продуктовой помощи, оказываемая Южной Кореей, и полная транспортная блокада, которую могут осуществить Сеул, Москва и Пекин. Но смысла в этом не видно никакого - создать катастрофу для ни в чем не повинного населения Северной Кореи не очень гуманно и не очень разумно. Прочие варианты, типа уже предложенного США дежурства боевых кораблей у северокорейских берегов, попросту бессмысленны".

Действительно, бояться США Ким Чен Иру не приходится. Вероятность военной акции в условиях непрекращающегося насилия в Ираке и Афганистане, а также на фоне кризиса вокруг иранской ядерной программы ничтожно мала, а экономических рычагов влияния на Пхеньян у Белого Дома нет.

Китай и Южная Корея - крупнейшие торгово-экономические партнеры КНДР - традиционно выступают резкими противниками ужесточения экономической блокады Северной Кореи, которая неизбежно привела бы к нестабильности на приграничных территориях и увеличению потока беженцев из Северной Кореи. По всей видимости, не будут они предпринимать резких шагов и на этот раз, хотя некоторая корректировка политики в отношении Пхеньяна исключать нельзя.

Вторая причина, по которой, как представляется, Белый Дом избегает разговора "один на один", заключается в том, что представлять северокорейский кризис как следствие политики США у Вашингтона нет никакого желания. Между тем, как указывают многие специалисты, ответственность за нынешний кризис лежит именно на американском руководстве.

Ядерное неудержание

Как утверждает обозреватель "Washington Post" Гленн Кесслер (Glenn Kessler), северокорейские ядерные испытания можно рассматривать как "провал политики ядерного нераспространения Администрации Буша". "С тех пор, как Джордж В. Буш стал президентом, Северная Корея вновь запустила свой ядерный реактор и увеличила запасы высокообогащенного плутония, так что теперь его может быть достаточно для производства 10-11 зарядов, по сравнению с 1-2 на тот момент, когда Буш вступил в должность", - говорит он.

"Северокорейская политика вполне рациональна, - вторит ему обозреватель "The Guardian" Дан Плеш (Dan Plesch). - Столкнувшись с американским правительством, которое верит в то, что коммунистический режим (КНДР - rian.ru) нужно стереть с карты, северные корейцы ответили энергичным создание сдерживающего средства".

О том, что июльские запуски ракет КНДР и проведение ядерного испытания "напрямую спровоцированы санкциями США", говорит и известный специалист по Северной Корее, сотрудник Центра международной политики Селиг Харрисон (Selig S. Harrison).

Эксперты напоминают, что еще в 2002 году Белый Дом отказался осуществлять предусмотренные "Рамочным соглашением" ("Agreed Framework", РС) 1994 года поставки мазута для Пхеньяна под предлогом того, что КНДР развивает секретную программу обогащения урана (доказательств наличия такой программы предъявлено так и не было).

Кроме того, так и не было завершено предусмотренное РС строительство двух энергоблоков с легководными реакторами. Создание реакторов предусматривалось в качестве компенсации за отказ Пхеньяна от развития собственной ядерной программы, которая, во многом, была призвана решить серьезнейшие энергетические проблемы КНДР (по данным Energy Information Administration, 82% топливного баланса Северной Кореи приходится на уголь, доказанных запасов нефти или газа в стране нет).

Ввод в строй этих реакторов был запланирован на 2005 год, однако к началу 2002 года удалось оборудовать только площадку для строительства. Почему же проект, с которым связывались такие надежды на урегулирование северокорейского кризиса, так и не был реализован?

"Причин достаточно много, - объясняет старший научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН Константин Асмолов. - И одна из них - изначальное нежелание части стран-участниц (Организации по энергетическому развитию Корейского полуострова, КЕДО - rian.ru) серьезно вкладываться в этот достаточно дорогостоящий проект".

Как напоминает эксперт Центра корейских исследований, накануне заключения РС умер Ким Ир Сен, а затем в 1995-1997 году в Северной Корее произошла череда очень серьезных стихийных бедствий, которые практически вывели из строя северокорейское сельское хозяйство, шахты и транспортные коммуникации.

"В этих условиях часть зарубежных политиков преисполнилась мысли, что режим доживает последние дни, и выполнять данные ему обязательства не имеет особого смысла. Поэтому строительство реакторов было заморожено, и даже к моменту прихода к власти Буша они все равно не были бы построены в указанный срок", - говорит Асмолов. Когда же республиканцы сменили демократов, прекратились и поставки мазута. "Точнее Вашингтон заявил, что теперь топливо будет поставляться не в обмен на отказ от ядерной программы, а в обмен на "демократические преобразования"", - добавляет он.

Специалисты говорят о том, что в 2002 году еще не исключалось развитие ситуации в КНДР по иракскому сценарию, чем и объяснялись тогдашние действия и заявления Белого Дома. И хотя впоследствии от этого варианта было решено отказаться - слишком велики издержки и слишком туманны выгоды - ситуация вокруг ядерной программы КНДР, по словам политобозревателя РИА Новости Дмитрия Косырева, уже зависла "раскорякой". "Вот так и начался корейский ядерный кризис, который привел к прошедшим вчера испытаниям", - говорит он.

"Нечего терять"

Впрочем, в сентябре 2005 года появилась надежда на то, что определенного прогресса в деле урегулирования добиться все же удастся. 19 сентября, по итогам пятого раунда шестисторонних переговоров, было подписано итоговое заявление, в котором были зафиксированы обязательства: для  КНДР - вернуться в ДНЯО и отказаться от ядерного оружия, а для США - не нападать на Северную Корею. Кроме того, было признано право северокорейцев на мирное использование атомной энергии.

И хотя, по словам первого секретаря Департамента по вопросам разоружения и безопасности МИД РФ Александра Шилина, документ этот являлся не более, чем декларацией о намерениях, сам факт его подписания после почти года отсутствия каких-либо подвижек был воспринят наблюдателями как хороший знак.

Как напоминает Харрисон, подписание итогового заявления было достигнуто во многом благодаря посредничеству госсекретаря США Кристофера Хилла, придерживающегося умеренной линии в отношении КНДР. Хилл согласился в том числе и на двусторонние консультации, что вызвало противодействие ряда членов американской делегации, некоторые из которых на эти консультации просто не явились.

Поэтому когда вскоре после подписания итогового документа американцы ввели санкции против Азиатского банка в Макао, а Дж.Буш в одном из выступлений назвал Ким Чен Ира тираном, это не стало большой неожиданностью: Соединенные Штаты просто вернулись к той тактике, которой придерживались до сих пор. А у КНДР, в свою очередь, появился дополнительный стимул для того, чтобы и дальше затягивать переговоры - например, до прихода к власти демократов.

В итоге в ноябре прошлого года переговорный процесс вновь был прерван. Пхеньян отказывается вести переговоры в условиях финансовой блокады, а США отказываются эту блокаду снимать. Причем и для той, и для другой стороны вопрос о том, кто первый пойдет на уступки - дело принципа.

"Когда я предупредил, что ядерные испытания лишь усилят позиции противников переговорного процесса в Вашингтоне, несколько высокопоставленных чиновников ответили, что "мягкая" тактика уже показала свою бездейственность и что им нечего терять", - рассказывает сотрудник Центра международной политики Селиг Харрисон.

В этих условиях новые санкции, если решение об их применении все же будет принято, никак не решат проблему ядерного вооружения Северной Кореи. Более того, как отмечает Асмолов, "было бы более грамотным ослабить эти санкции в качестве меры, необходимый для повышения доверия, способной вернуть КНДР за стол переговоров".

С тем, что в случае с Северной Кореей, санкции "абсолютно бессмысленны", согласен и главный редактор журнала "Россия в глобальной политике" Федор Лукьянов. "Это страна, которая добровольно в течение многих десятилетий живет в условиях санкций, которые сама для себя и придумывает", - напоминает он.

Между тем, очевидная бессмысленность санкций наводит на мысль, что сторонники их введения стремятся не столько к "денуклеаризации" Корейского полуострова, сколько к дестабилизации конкретного режима. А это все-таки не совсем то же самое, что борьба с распространением ядерного оружия.

Ольга Сухова, www.rian.ru

Рекомендуем
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала