Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Касьянов и "пустота"

На съезде Народно-демократического союза (НДС) его лидер Михаил Касьянов посетовал на то, что «товарищ волк» вторгается даже не в сферу российского влияния, а «в оставшуюся после нашей поспешной эвакуации пустоту». Отношения экс-премьера и «пустоты» позволяют квалифицировать наконец-то сформулированную идеологию Михаила Касьянова как либеральный империализм. Идея заемная - у Анатолия Чубайса образца 2003 года, но не доведенная ее изобретателем до запуска в серию...

На съезде Народно-демократического союза (НДС) его лидер Михаил Касьянов посетовал на то, что «товарищ волк» вторгается даже не в сферу российского влияния, а «в оставшуюся после нашей поспешной эвакуации пустоту». Отношения экс-премьера и «пустоты» позволяют квалифицировать наконец-то сформулированную идеологию Михаила Касьянова как либеральный империализм. Идея заемная - у Анатолия Чубайса образца 2003 года, но не доведенная ее изобретателем до запуска в серию. Вероятно, попытками ее практической имплантации и намерен заняться оппозиционный кандидат в президенты-2008. Если, конечно, «Империя Свободы» - не случайно оброненная идеологема для красного словца, которое всегда к месту в публичных выступлениях.

Суть либерального империализма бывший премьер-министр, ищущий свою нишу в демократическом лагере, выразил следующим образом: «Россия может стать современной державой, вновь стать империей в современном смысле слова, только если будет давать окружающим странам пример, достойный подражания, - пример справедливости и свободы, законности и процветания... Меня не пугает термин «империя», поскольку в сегодняшнем глобальном мире империя может быть сильна не захватом и насильственным удержанием территорий, а только своим внутренним и внешним авторитетом».

Надо признать, что идеологема Касьянова - весьма удобный политический инструмент. С одной стороны, он вроде бы противопоставляет «Империю Свободы» официальной «суверенной демократии», предлагая не подавлять «товарища волка» агрессией, а побеждать модной в современной теории международных отношений «мягкой силой», силой примера и ненавязчивого влияния. Но, с другой стороны, серьезных разногласий с властью по поводу того, что Россия должна стать примером для других и быть не может - кто ж с этим будет спорить в здравом уме и твердой памяти. Идея может понравиться даже нашим доморощенным евразийцам, националистам, геополитикам - говорил же как-то Александр Дугин, что ему все равно, либеральная империя, не либеральная, лишь бы империя была, и нету других забот.

Такая вот получается идеология «двойного назначения», требующая от России заполнения геополитической «пустоты» или вытеснения из нее вновь прибывших «волков» методом подавления авторитетом. И это невольно наводит наблюдателей на давно лелеемую ими мысль о том, что вот Михаил Касьянов-то и есть настоящий преемник, до поры до времени находящийся на скамейке запасных и эксплуатирующий оппозиционную риторику. Комбинация, нас мой вкус, сложноватая, по форме напоминающая известную с конца прошлого века «загогулину». Главное же, рейтинг у бывшего премьера низкий, а единственная ныне доступная технология его повышения - беспрерывная демонстрация героя на голубом, так сказать, экране. До «Аншлага», после и вместо него.

Для начала хорошо бы понять место Михаила Касьянова в системе оппозиционных координат. После съезда движения, описываемого духоподъемной аббревиатурой НДС, ясности больше не стало. В том смысле, что все равно нет ответов на вопросы, будет ли создана на базе НДС партия, возможно ли объединение потенциальной касьяновской партии с кем-то из демократического лагеря, и если возможно, то с кем и когда? И если оно состоится, пойдет ли такая партия на выборы парламентские или эти структуры создадут организационную поддержку Михаилу Касьянову только как кандидату в президенты?

Учитывая национальные особенности партийного строительства в демократическом секторе, можно предположить, что экс-премьер, равно как и любой другой современный российский демлидер, будет заниматься только собой. Поскольку каждый готов, как Чапаев из одноименного культового кинофильма, видеть лично себя исключительно впереди всей остальной плохо различимой демократической трудящейся массы. Что, с одной стороны, естественно: каждый - личность, каждый удавится за нюансы своей политической позиции и идеологии. С другой, - противоестественно, потому что демократам нечего терять, кроме однопроцентных рейтингов, и даже не вовремя произведенное их сложение может и не дать позитивного арифметического эффекта.

Михаил Касьянов явно эпатировал демократическую публику, когда говорил о том, что Россия не должна стремиться вступить в Евросоюз - для либерального лидера это не типично. Однако та часть электората, которая разделяет такую точку зрения, скорее не будет утруждать себя изучением нюансов (просто не хотим, потому что это враги или не хотим, чтобы сохранить свою европейскую, но в то же время национальную идентичность), а просто проголосует за власть. Если, конечно, опять же не руководствоваться несколько витиеватой политической логикой и не предполагать, что тем самым Михаил Касьянов посылает некие сигналы власти о готовности к сотрудничеству.

Словом, чем больше российские демократы пытаются внести ясность в свою идеологическую и электоральную политику, тем меньше этой ясности становится. Хотя справедливости ради надо сказать, что партии власти это тоже касается. Ей тоже нечем заполнить политическую «пустоту».

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Оценить 0
Рекомендуем
РИА
Новости
Лента
новостей
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала