Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

В связи с заседаниями Совета Россия-НАТО и СЕАП в Брюсселе

Читать ria.ru в
В ходе заседания СРН предполагается обсудить достигнутый уровень и возможности дальнейшего наращивания взаимодействия Россия-НАТО на основе общих интересов в сфере безопасности – борьба с терроризмом, распространением оружия массового уничтожения и наркотрафиком, миротворчество, реагирование на природные и техногенные катастрофы.

- 8 декабря Министр иностранных дел Российской Федерации Сергей Лавров примет участие в заседании Совета Россия-НАТО (СРН) в Брюсселе. В этот же день состоится министерская встреча Совета евроатлантического партнерства (СЕАП) – консультативного органа 46 стран, включая Россию, сотрудничающих с НАТО в рамках программы «Партнерство ради мира» (ПРМ). Что будет обсуждаться в ходе этих заседаний?

- В ходе заседания СРН предполагается обсудить достигнутый уровень и возможности дальнейшего наращивания взаимодействия Россия-НАТО на основе общих интересов в сфере безопасности – борьба с терроризмом, распространением оружия массового уничтожения и наркотрафиком, миротворчество, реагирование на природные и техногенные катастрофы.

Российский МИД отмечает расширение тематики политического диалога и спектра направлений практического сотрудничества в формате СРН, где Россия и страны НАТО сотрудничают на принципах равноправия и совместной ответственности за принимаемые решения. Сегодня мы в доверительном конструктивном ключе обсуждаем крупные проблемы региональной безопасности – ситуацию в Афганистане, Ираке, на Балканах, в Закавказье или на Ближнем Востоке. Деятельность Совета стала существенным фактором стабильности и предсказуемости в эволюции военно-политической ситуации на евроатлантическом пространстве.

- Какова сегодня позиция России в отношении НАТО?

- Развивая сотрудничество с НАТО, мы учитываем процессы ее постепенной трансформации из военного блока в организацию, занимающуюся вопросами безопасности в различных районах мира (Косово, Афганистан, Дарфур, военно-учебная миссия в Ираке), помогающую в ликвидации последствий стихийных бедствий   (ураган Катрина, землетрясение в Пакистане).

Россия – не член НАТО, однако мы убеждены, что окончательное перенацеливание потенциала альянса с задач территориальной обороны времен «холодной войны» к реагированию на реальные вызовы безопасности несомненно отвечало бы интересам укрепления международной стабильности. Нам импонирует логика предложений по переосмыслению функций и целей альянса в новых условиях, в частности по усилению его политической составляющей, развитию более тесного взаимодействия с ООН и Евросоюзом, выходу на стратегическое партнерство с Россией.

Задачи укрепления безопасности в одиночку не по плечу решить ни одной организации или державе, какой бы мощной она ни была. Мы выступаем за сложение, а не конкуренцию усилий ООН, НАТО, России, Евросоюза, Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), других региональных организаций и держав в интересах формирования новой, более надежной архитектуры международной безопасности. Все это – темы, которые могли бы также войти в повестку политических обсуждений в Совете Россия-НАТО.

- Будут ли обсуждаться на министерских заседаниях вопросы сотрудничества ОДКБ с НАТО, региональные проблемы?

- Сергей Лавров проинформирует коллег о приоритетах российского председательства в ОДКБ, возможностях выхода на взаимополезное сотрудничество между ОДКБ и НАТО в противостоянии терроризму, наркотрафику и другим новым вызовам.

В ходе заседания Совета Россия-НАТО министры обменяются мнениями по актуальным проблемам региональной безопасности, в частности по Косово и Афганистану. Особое  внимание  будет уделено  налаживанию  практического сотрудничества в рамках СРН для противодействия афганской наркоугрозе. В качестве первого шага планируется одобрить совместный пилотный проект по содействию в подготовке кадров для антинаркотических служб Афганистана и транзитных стран Центральной Азии. В этих целях нами предложены возможности соответствующего учебного центра МВД России в городе Домодедово.

- Как в целом развивается взаимодействие России с НАТО?

- В целом мы удовлетворены тем, что от обмена опытом и выработки в СРН оценочных документов по угрозам нашей общей безопасности мы постепенно продвигаемся к налаживанию оперативного взаимодействия на конкретных направлениях реагирования на новые вызовы.
Министры подведут итоги деятельности СРН за текущий год, одобрят Программу работы Совета на 2006 год, в которой основной упор делается на углубление практического сотрудничества по целому ряду перспективных проектов, поиск новых направлений взаимополезного партнерства. В настоящее время под эгидой СРН действует около 20 комитетов, рабочих и экспертных групп, занимающихся, в частности, вопросами обеспечения совместимости военных контингентов, систем противоракетной обороны и контроля за воздушным движением, укрепления потенциала реагирования на теракты, стихийные бедствия и иные чрезвычайные ситуации, сотрудничества в военно-технической области, оборонных исследований и технологий.

- Что делается в плане совместной борьбы с терроризмом?

- Налаживание взаимополезного сотрудничества под эгидой СРН в борьбе с терроризмом – особый приоритет. Будет рассмотрен доклад о выполнении одобренного министрами 9 декабря 2004 г. Плана действий СРН по борьбе с терроризмом, обозначены приоритеты на будущий год – обмен информацией и передовым опытом, учения и тренировки антитеррористических подразделений, укрепление безопасности воздушного и морского транспорта, метро, других  объектов критической инфраструктуры, борьба с кибертерроризмом.
Важное значение в этом контексте имеет подключение России к контртеррористической операции НАТО «Активные усилия» в Средиземноморье – с начала 2006 г. российские корабли будут выходить на совместное патрулирование.

- Какие еще вопросы решают обе стороны?

- Большое внимание уделяется обеспечению оперативной совместимости контингентов России и стран НАТО. В этом году Россия присоединилась к Соглашению о правовом статусе вооруженных сил стран НАТО и государств-участников программы «Партнерство ради мира» на территории друг друга, что существенно облегчает проведение совместных миротворческих и антитеррористических операций.

- Можно ли сказать, что во взаимоотношениях с НАТО у России нет проблем?

- Поступательное развитие взаимодействия в формате СРН не означает, что у нас решены все проблемы в отношениях с альянсом.
Мы  внимательно  следим  за  ходом  модернизации  военной инфраструктуры в странах Балтии, планами реконфигурации американского военного присутствия в Европе. Отмечаем движение наших натовских партнеров в сторону большей транспарентности при реагировании на наши озабоченности и вопросы, возникающие в этой связи. Рассчитываем, что при принятии соответствующих решений будут соблюдаться политические и юридические обязательства альянса по военной сдержанности.

Недавний инцидент с СУ-27 в Литве подтвердил целесообразность разработки специальных мер доверия и сотрудничества вдоль линии соприкосновения сил России и стран НАТО с целью предотвращения инцидентов, связанных с военной деятельностью, чем мы предлагали заняться еще в прошлом году.

- Не первый год  не разрешается проблема вступления в силу Договора об обычных вооруженных силах (ОВСЕ) в Европе. Как Вы это могли бы прокомментировать?

- На наш взгляд, ситуация, которая  сложилась вокруг Договора об обычных вооруженных силах в Европе, ненормальна. Россия сделала все необходимое для скорейшего вступления в силу адаптированного Договора (ДОВСЕ) – вписалась во фланговые уровни, выполнила все относящиеся  к  нему  элементы  стамбульских  договоренностей  и ратифицировала Соглашение о его адаптации. Более того, вне контекста ДОВСЕ достигнута и уже выполняется российско-грузинская договоренность о завершении вывода российских военных баз с территории Грузии в течение 2008 года.

Однако страны НАТО до сих пор не приступили к ратификации Соглашения об адаптации, увязывая начало этой процедуры с выполнением Россией всех так называемых стамбульских обязательств. Эту увязку мы считаем неправомерной и контрпродуктивной. Российско-грузинская и российско-молдавская договоренности носят двусторонний характер и не порождают никаких обязательств России в отношении третьих стран. Мы выполнили все их элементы, имеющие отношение к ДОВСЕ.

Как известно, в Стамбуле в 1999 году страны НАТО взяли обязательство «оперативно предпринять усилия для содействия завершению национальных процедур ратификации, с тем чтобы Соглашение об адаптации могло вступить в силу как можно скорее». Это обязательство должно выполняться. Если ничего в этом плане не изменится, то на третьей конференции по рассмотрению действия ДОВСЕ в мае 2006 года его участникам, видимо, придется определяться в принципиальном плане относительно судьбы «краеугольного камня европейской безопасности».

Остается открытой «расширенческая» повестка НАТО. Наша позиция в отношении инерционного расширения альянса остается неизменной. Мы – за укрепление доверия в наших отношениях, против создания новых разделительных линий в Европе.

- В заключение, каков нынешний баланс взаимоотношений России с НАТО?

- За сравнительно короткий со времени подписания Римской декларации 2002 года период мы убедились, что сделанный тогда выбор в пользу продвижения к новому качеству отношений Россия-НАТО оказался верным. Механизм СРН доказал свою востребованность и дееспособность.

Вместе с тем, сегодня мы подошли к тому этапу, когда назрела необходимость провести инвентаризацию нашего сотрудничества, определить возможности совершенствования оргструктуры и системы финансирования деятельности СРН, улучшить информирование общественности о его работе.

Мы готовы к поступательному наращиванию сотрудничества с НАТО по схеме особого стратегического партнерства в противостоянии новым вызовам, но при обязательном условии учета членами альянса законных интересов безопасности России. 

 
 
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала