Идет загрузка...
Произошла ошибка... Повторить
slide

МИД РФ: ситуация с биологической безопасностью в США вызывает опасения

Директор Департамента по вопросам безопасности и разоружения МИД России Михаил Ульянов
Директор Департамента по вопросам нераспространения и контроля за вооружением МИД РФ Михаил Ульянов рассказал в интервью РИА Новости, что ситуация вокруг биологической программы Пентагона вызывает в Москве серьезную озабоченность.

Ситуация вокруг биологической программы Пентагона вызывает в Москве серьезную озабоченность, российская сторона требует от США гарантий, что возбудители сибирской язвы не были направлены в лаборатории сопредельных с РФ государств, заявил директор Департамента по вопросам нераспространения и контроля за вооружением МИД РФ Михаил Ульянов. Какие меры предпринимает Россия по укреплению режима Конвенции о запрещении биологического и токсинного оружия, каковы перспективы согласования резолюции СБ ООН по КНДР и будет ли Россия продолжать поставлять оружие Ирану, он рассказал в интервью специальному корреспонденту РИА Новости Полине Чернице.

— 16 января началась фаза практической реализации Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) по урегулированию иранской ядерной программы. Какими вы видите перспективы реализации данного соглашения?

— С середины января работа на данном направлении перешла в рутинный режим. Дальнейшее развитие ядерной программы Тегерана и международного сотрудничества с Ираном в ядерной области должно осуществляться строго в рамках СВПД и резолюции СБ ООН 2231.

Фокус внимания сейчас переключается на МАГАТЭ. Именно Агентство на каком-то этапе должно сделать так называемое расширенное заключение, подтвердив отсутствие в Иране незаявленных ядерного материала и деятельности. Для этого у него есть все необходимые инструменты – Дополнительный протокол к Соглашению о гарантиях и модифицированный Код 3.1 (заблаговременное информирование Агентства о начале строительства или изменении конструкции ядерных объектов), которые Иран применяет в полном объеме с 16 января этого года.

Однако здесь не все так просто. На сегодняшний день нет четких критериев, в соответствии с которыми МАГАТЭ выдает или отзывает расширенное заключение. По сути, это отдано на усмотрение Секретариата МАГАТЭ, то есть соответствующие решения носят во многом субъективный характер. Признать такое положение нормальным нельзя. Расширенное заключение — это наиважнейший этап в реализации СВПД, поскольку именно оно станет подтверждением исключительно мирной направленности ИЯП. Кроме того, оно имеет прямую проекцию на возможное досрочное прекращение сохраняющихся в соответствии с резолюцией СБ ООН 2231 ограничений на сотрудничество с Ираном в области ВТС, ракетных технологий и ядерной сфере. Поэтому необходимо выработать сугубо технические критерии выдачи расширенного заключения МАГАТЭ. Это пошло бы на пользу всей гарантийной деятельности Агентства, в том числе применительно к другим странам.

— Вы упомянули о сохраняющихся ограничениях. В чем их суть?

— Наши западные коллеги старательно затушевывают тот факт, что никаких прямых запретов на сотрудничество с ИРИ в области ВТС, ракетных технологий и продукции ядерного назначения, которые существовали в рамках уже канувшего в лету санкционного режима, больше нет. Например, это касается поставок в Иран вооружений по семи категориям регистра ООН обычных вооружений (боевые танки, боевые бронированные машины, артиллерийские системы большого калибра, боевые самолеты, боевые вертолеты, военные корабли, ракеты и ракетные системы), которые можно осуществлять, получив предварительное разрешение СБ ООН. Иран нуждается в модернизации своих вооруженных сил. Можно ожидать, что через какое-то время Тегеран подпишет контракты в сфере ВТС с другими государствами и соответствующие заявки начнут поступать на рассмотрение СБ ООН. Конечно, страны, обладающие в Совете правом вето, имеют возможность блокировать такие поставки. Но им в этом случае придется объясняться, почему они препятствуют реализации законного права государства на самооборону, особенно в условиях борьбы с терроризмом в регионе Ближнего Востока, и какое это имеет отношение к рискам распространения ядерного оружия.

— Россия будет осуществлять поставку вооружений? 

— Почему бы нет, если уполномоченные организации двух стран договорятся между собой по условиям контрактов? Если экспорт семи категорий вооружений по регистру ООН нуждается в одобрении Советом Безопасности, то все остальные поставки продукции военного назначения в Иран можно совершать абсолютно беспрепятственно, на основе двусторонних договоренностей. Даже информировать о них никого не требуется.

Многоцелевой истребитель МиГ-29
Военно-техническое сотрудничество между Россией и Ираном
Такой порядок будет действовать до 18 октября 2020 года, то есть в течение пяти лет с момента вступления СВПД в силу. Но остающиеся пока ограничения могут быть отменены и ранее в случае поступления расширенного заключения МАГАТЭ.
Похожий режим, но уже на восемь лет, установлен и в отношении поставок в Иран ракетных технологий.
Несколько иной механизм предусмотрен для поставок в ИРИ товаров ядерного и двойного применения по соответствующим спискам Группы ядерных поставщиков. Здесь тоже потребуется разрешение СБ ООН, но оно будет основываться на рекомендации Совместной комиссии СВПД в составе России, Ирана, США, Китая, Великобритании, Франции, Германии. Решения Совместной комиссии принимаются на основе консенсуса. Иными словами, любой из участников будет иметь возможность заблокировать поставку. Но опять-таки это нужно будет убедительно обосновать.
Понятно, что потребуется какое-то время, чтобы сформированные механизмы, учитывая их сложный и уникальный характер, притерлись друг к другу и начали функционировать гладко и предсказуемо. Мы будем этому активно содействовать в интересах обеспечения устойчивости СВПД на всем протяжении его реализации. Рассчитываем, что и все остальные участники процесса будут строго соблюдать взятые на себя обязательства. Ключевым инструментом для сопровождения выполнения плана действий и разрешения спорных моментов является Совместная комиссия. Заседания будут проводиться как минимум раз в квартал.

— Что еще можно сказать о российской роли в этом процессе?

— Что касается России, то нам в рамках СВПД отводится особая роль. Она, среди прочего, предусматривает взаимодействие с Ираном в налаживании производства стабильных изотопов на бывшем уранообогатительном предприятии в Фордо. Такие изотопы будут использоваться в ядерно-физических исследованиях, а также в проведении диагностики и лечении заболеваний раком. Проект небольшой, но высокотехнологичный. Он носит долгосрочный характер и в целом имеет потенциал для продолжения и расширения сотрудничества в этой области. Сейчас по линии госкорпорации "Росатом" и Организации по атомной энергии Ирана ведется активная подготовка к началу его реализации.

Запуск АЭС Бушер. Архивное фото
Салехи: Иран намерен построить еще два блока АЭС в Бушере
Кроме того, Россия оказала Ирану содействие в вывозе из страны всего предусмотренного СВПД объема обогащенного урана, что позволило в достаточно сжатые сроки перейти к практической реализации плана. Возможно, со стороны это покажется относительно простой операцией, но смею заверить, что это далеко не так. Если бы не накопленные у нас с Ираном опыт и доверие в области мирного использования атомной энергии за период сооружения АЭС "Бушер", то осуществить ее, тем более в такие сжатые сроки, было бы невозможно. Не исключаем, что по ходу выполнения СВПД у нас появятся дополнительные возможности для взаимодействия с Ираном в этой области. 

— Существуют ли опасения, что США по завершении выборного цикла уже при следующей администрации будут проявлять стремление как-то повлиять на выполнение СВПД? Или уклониться от его выполнения?

— Вряд ли стоит гадать на кофейной гуще. Теоретически все в жизни может произойти. Но если СВПД будет осуществляться эффективно и гладко, то, мне кажется, пересмотреть принятые решения новой администрации будет исключительно сложно, почти невозможно. Все зависит от того, как пойдет процесс, а пока он идет вполне конструктивно, и есть все основания полагать, что иранцы настроены на скрупулезное соблюдение своих обязательств. Неслучайно они сумели выйти на начало фактической реализации СВДП уже в январе, хотя многие специалисты считали, что на завершение подготовительных мероприятий Тегерану потребуется гораздо больше времени – вплоть до конца апреля. Это показатель серьезности намерений иранской стороны. 

— КНДР еще не присоединилась к ДВЗЯИ, будет ли сейчас Москва усиливать давление на Пхеньян или сейчас любые такие переговоры с ними невозможны? Точнее, они не воспринимают такие дипломатические методы давления? 

— Россия выступает за скорейшее подписание/ратификацию ДВЗЯИ всеми восемью странами из так называемого списка 44-х, которые этого еще не сделали. КНДР входит в их число. Но в нынешних обстоятельствах рассчитывать на немедленное присоединение Пхеньяна к этому Договору было бы нереалистично. 

— Что вы можете сказать в связи с осуществленным на днях КНДР ракетным запуском?

Показания сейсмографов, зафиксировавшие ядерный взрыв в КНДР
КНДР грозят новые санкции Совбеза ООН
— Наши оценки содержатся в официальных комментариях МИД России. Конечно, запуск ракеты является серьезной ошибкой и даже вызовом Совету Безопасности, его резолюциям. Северокорейцы в данном случае работают против своих собственных интересов. Это видно на примере того, что Вашингтон и Сеул уже объявили о начале переговоров по размещению противоракетных комплексов THAAD на территории Южной Кореи. Есть основания полагать, что взаимопонимание о проведении таких переговоров было достигнуто раньше, но объявили об этом намерении только сейчас, использовав запуск северокорейской ракеты в качестве повода и предлога. Такое развитие событий наверняка не пойдет на пользу ни Пхеньяну, ни Сеулу. Возможное появление элементов глобальной ПРО США в регионе со сложной ситуацией в сфере безопасности может провоцировать гонку вооружений в Северо-Восточной Азии и дополнительно осложнит решение ядерной проблемы Корейского полуострова.

— Сейчас готовится резолюция СБ ООН, которую, кстати, будет Москва поддерживать или нет?

— В заявлении Совета Безопасности ООН для прессы, которое было принято 7 февраля по итогам экстренных консультаций, подтверждено намерение принять такую резолюцию в качестве реакции на вызывающее поведение Пхеньяна. Когда начнется редакционная работа над текстом, Россия, конечно же, примет в ней активное участие. Те меры, которые будут согласованы, должны быть адекватными сложившейся ситуации и не должны помешать продолжению политико-дипломатических усилий, которые остаются единственным средством урегулирования существующих проблем. Кроме того, Россия еще с начала 90-х годов твердо исходит из того, что санкционные меры не должны вести к обострению гуманитарных проблем ни в чем не повинного гражданского населения. К такому убеждению нас подвел печальный опыт почти тотального торгово-экономического эмбарго, вводившегося в свое время против бывшей Югославии и Ирака. 

— Американцы выступают против распространения мандата Совместного механизма расследования ОЗХО – ООН за пределы сирийской территории, заявляя, что "не стоит путать Сирию и Ирак". Как можно прокомментировать данную позицию США? 

— Я бы назвал ее контрпродуктивной и даже циничной. Террористическая группировка ИГИЛ все еще контролирует значительные территории как в Сирии, так и в Ираке. В обеих странах террористы применяли химическое оружие. Можно говорить о том, что химический терроризм приобрел уже трансграничный характер. Боевики перемещаются из страны в страну и зачастую используют в своих целях одни и те же каналы поставок химвеществ, пролегающие, в частности, через Турцию. Ясно, что этой проблемой нужно заниматься комплексно. Вашингтон же настаивает на расследовании случаев применения химоружия только в Сирии. Получается, что если химоружие используется по другую сторону сирийско-иракской границы, то такие преступления внимания со стороны международного сообщества уже не заслуживают. За такой позицией стоит очевидное стремление Вашингтона максимально сфокусировать деятельность Совместного механизма расследований на обвинениях в адрес официального Дамаска. Это яркий пример двойных стандартов.

— Михаил Иванович, мы записываем интервью накануне Дня Дипломатического работника. Как вы собираетесь отмечать свой профессиональный праздник?

— Агентство "Россия сегодня" предложило мне провести в своем мультимедийном центре 10 февраля пресс-конференцию по вопросам нераспространения и контроля над вооружениями. Ближе к концу дня в МИДе состоится торжественное заседание, посвященное Дню дипломатического работника. Будет и возможность поднять бокал по случаю профессионального праздника.

— Какие, по вашему мнению, изменения претерпела международная дипломатия за последние двадцать лет?

— В свое время один из лидеров КНР, помнится, уклонился от ответа на вопрос о значении Великой французской революции, сославшись на то, что с тех пор прошло слишком мало времени. Вы же предлагаете мне дать оценку чрезвычайно сложному, турбулентному периоду с гораздо более короткой дистанции. Поэтому, не претендуя на исчерпывающий ответ, отмечу лишь несколько моментов.

Здание министерства иностранных дел РФ на Смоленской-Сенной площади в Москве
День дипломатического работника в РФ
В обозначенный вами период существенно возросла роль информационного обеспечения внешней политики. Это явственно проявилось, например, в ходе югославского кризиса в начале 90-х годов, когда западная пресса довольно эффективно навязывала крайне негативный образ Белграда. Потом мы еще не раз сталкивались с подобными ситуациями. Наблюдаем это и сейчас в связи с событиями в Сирии и на Украине. Противопоставить что-либо этому еще в недавнем прошлом мы почти не могли. Но в последние десять лет ситуация начала заметно меняться. Тот факт, что сейчас некоторые официальные лица на Западе требуют "положить конец российской пропаганде" и даже грозятся закрыть доступ российским телеканалам к зарубежной аудитории, говорит о том, что наша страна и отечественная журналистика стали серьезным игроком на международном информационном поле. Конечно, обольщаться по этому поводу не стоит, но есть основания полагать, что эпоха тотального доминирования однобокой точки зрения в мировом информационном пространстве подходит к концу. Желаю вам и вашим коллегам по цеху дальнейших успехов в этом важнейшем деле.

Произошли перемены и в дипломатической технике. В связи с развитием информационных технологий все большее распространение приобретает работа с зарубежными партнерами по электронной почте, что позволяет зачастую в режиме реального времени согласовывать совместные документы. В последние годы проводятся уже не только телефонные, но и рабочие видеоконференции с участием сразу нескольких столиц. Кстати, не во всех внешнеполитических ведомствах даже стран ядерной пятерки имеется необходимая для этого аппаратура. В МИД России она есть. Но эти новшества, конечно, не отменяют, а лишь дополняют традиционные формы дипломатической работы.

Научно-технический прогресс оказывает влияние и на международную повестку дня. Например, в том, что касается контроля над вооружениями, отмечается возросший интерес к проблематике смертоносных автономных роботизированных систем. Таковых еще нет на вооружении ни одной из армий, но эксперты пытаются просчитать, какие последствия, в том числе гуманитарного свойства, будет иметь их скорое появление. Можно привести в пример и бурное развитие биотехнологий, которые, как правило, имеют двойное применение. В этой связи все более отчетливо видны прорехи в системах биобезопасности, в том числе слабые места режима, установленного Конвенцией о запрещении биологического и токсинного оружия (КБТО).

— В чем состоят проблемы с осуществлением этой Конвенции? 

— Таких проблем немало. В развивающихся странах они связаны с объективными причинами – отсутствие материальных возможностей, например, для осуществления программ биобезопасности. Поэтому мы и говорим о востребованности формата КБТО как механизма международного сотрудничества, обмена опытом и оказания помощи. Однако есть проблемы другого рода. В качестве примера приведу Соединенные Штаты, которые обладают наиболее крупным потенциалом в области биотехнологий и одновременно претендуют на роль мирового лидера в области биологической безопасности.
В прошлом году на мероприятиях в рамках КБТО в Женеве мы дважды – в августе и декабре – привлекали внимание государств-участников к рискам техногенных чрезвычайных происшествий в этой стране, связанным с возможностью заражения персонала микробиологических объектов, инфицирования населения, проживающего вокруг них, и трансграничного распространения соответствующих патогенов. Наши озабоченности основывались на серьезных проблемах в системе обеспечения безопасности биологических агентов в США. Особенно вопиющими они являются в рамках военно-биологической программы Пентагона.

Уничтожение химического оружия
Конвенция о запрещении бактериологического и токсинного оружия
Подтверждением этому являются результаты проверки главным надзорным органом США в сфере биобезопасности – центром по контролю и предупреждению заболеваний министерства здравоохранения (Атланта, штат Джорджия) – военно-биологических и военно-медицинских объектов Пентагона, в ходе которой были вскрыты очередные грубые нарушения требований в сфере обращения, производства и передачи возбудителей особо опасных инфекций.

Особенно резонансным в этой связи стало выявление бесконтрольного хранения значительного количества возбудителей чумы и венесуэльского энцефалита лошадей в Эджвудском центре химической и биологической защиты сухопутных войск (Абердинский полигон, штат Мэриленд). По всей очевидности, это явилось следствием многолетнего игнорирования фактов неэффективности применяемых технологий инактивации биоматериалов. Наблюдаются также случаи утраты и хищения в США патогенных микроорганизмов, выбросы биоагентов за пределы лабораторных помещений, заражение и гибель людей. Это не может не вызывать тревоги в связи с тем, что террористы, в том числе из так называемого Исламского государства, не останавливаются на применении химического оружия и настойчиво ищут пути приобретения компонентов биологического оружия.

Наиболее вопиющим инцидентом стала неоднократная рассылка в 2005-2015 годах испытательным центром сухопутных войск США имени Л. Саломона (Дагуэйский полигон, штат Юта) жизнеспособного возбудителя сибирской язвы 194 адресатам в десяти странах мира. По результатам расследования виновным было названо некое "научное сообщество, не способное разработать надежные средства дезактивации биоматериалов". Вместе с тем, по мнению российских профильных специалистов, как минимум в одно государство – Республику Корея – подготовленная соответствующим образом "живая" рецептура была отправлена преднамеренно для проведения очередного этапа испытаний системы комплексной оценки биологической обстановки JUPITR (Joint United States Forces Korea Portal and Integrated Threat Recognition), разворачиваемой на американской авиабазе Осан и других военных объектах Вашингтона в регионе в ответ на "возможность применения биологического оружия одной из сопредельных стран". При этом официально Соединенные Штаты не располагают предназначенной для проведения биоаэрозольных экспериментов специальной полигонной и лабораторной базой в Республике Корея. Не заявлено о наличии подобных объектов и в ФРГ, а также на американских островных территориях (Виргинские острова, острова Гуам и Пуэрто-Рико), где также были обнаружены указанные рецептуры.

Сложившаяся в США ситуация имеет устойчивую тенденцию к ухудшению, то есть, как нами отмечалось в августе прошлого года, ведет к созданию биологической опасности. Не будем забывать, что разделом 817 так называемого Патриотического акта США 2001 года из-под уголовной ответственности выведена запрещенная по Конвенции деятельность, если она санкционирована правительством Соединенных Штатов. Это наводит на очень тревожные размышления, заставляя усомниться в готовности Вашингтона добросовестно выполнять КБТО.

В этих условиях мы ставим вопрос о получении гарантий со стороны США, что указанные рецептуры сибирской язвы или другие опасные биологические агенты не направлены в военные лаборатории, созданные Пентагоном на территории сопредельных с Россией государств. Будем и дальше добиваться конкретных и ясных ответов на наши озабоченности. Для американских партнеров правильнее всего было бы признать наличие у них системных проблем, навести реально, а не показным образом надлежащий порядок и проинформировать о принятых мерах государства, участвующие в Конвенции.

— Делается ли что-нибудь для укрепления режима КБТО?

— Необходимость в этом давно назрела. Открытая к подписанию еще в 1972 году КБТО стала первым многосторонним международным договором, запретившим целый вид ОМУ. Однако в ней до сих пор отсутствует институциональная основа осуществления на международном уровне. В этом ее фундаментальное отличие от Договора о нераспространении ядерного оружия и Конвенции о запрещении химического оружия, которые опираются соответственно на МАГАТЭ и ОЗХО. За 40 лет с момента вступления биологической Конвенции в силу никаких существенных мер по ее укреплению принято не было.

Попытка международного сообщества в 90-е годы исправить такую ситуацию путем разработки дополнительного протокола была близка к успеху, но в 2001 году США в одностороннем порядке заблокировали эти переговоры и с тех пор препятствуют их возобновлению. В этой связи Россия в прошлом году выступила с инициативой проведения открытых для всех переговоров с целью разработки сбалансированного пакета мер по улучшению осуществления Конвенции. Наше предложение предусматривает работу в таких областях, как развитие международного сотрудничества в мирных целях, меры доверия, мониторинг научно-технических достижений, осуществление Конвенции на национальном уровне, создание механизма расследования предполагаемого применения биологического оружия и помощи и защиты в случае такого применения.

В ноябре этого года состоится VIII Обзорная конференция КБТО. Помимо оценки осуществления Конвенции за прошедшие пять лет, она должна также наметить программу работы до 2021 года. Рассчитываем, что российское предложение будет одобрено, и уже начиная с 2017 года начнутся предложенные нами переговоры. На этапе подготовки к Обзорной конференции мы продолжим вести работу по продвижению нашей инициативы. Готовим ряд новых предложений, нацеленных на ее наполнение конкретным содержанием, привлекательным для большинства государств. Мы будем активно продвигать весь комплекс наших предложений в ходе двух сессий подготовительного комитета – в апреле и августе, будем работать по столицам. Российские идеи вызывают заметный интерес среди государств-участников КБТО, поскольку предлагают позитивную, недискриминационную и реалистичную повестку дня. Надеемся, что по итогам работы в этом году ситуация в КБТО станет меняться в лучшую сторону.

Шансы на это есть, хотя, конечно, переоценивать их нельзя, потому что действует правило консенсуса. Это означает, что требуется поддержка всех 173 государств – участников КБТО. И нужно найти вариант, который устроил бы, с одной стороны, западников, а с другой, неприсоединившиеся страны. А у них подходы зачастую диаметрально противоположные. Найти золотую середину, устраивающую всех, конечно, сложно.

— Как относятся к российским предложениям западноевропейцы?

— С несомненным интересом, хотя говорить о прямой поддержке было бы пока преждевременно. У ряда стран-членов ЕС (но не у всех) есть возражения против того, что цель переговоров мы видим в заключении юридически обязывающего протокола к КБТО. Для них же были бы предпочтительнее политические договоренности. Но таковые недостаточны уже для многих неприсоединившихся стран, по убеждению которых альтернативы протоколу нет. Словом, имеет место широкий разброс мнений по отдельным элементам российской инициативы. Наша задача, повторяю, состоит в том, чтобы постараться примирить различные точки зрения.

Интервью

Партнеры





Наверх
Авторизация
He правильное имя пользователя или пароль
Войти через социальные сети
Регистрация
E-mail
Пароль
Подтверждение пароля
Введите код с картинки
He правильное имя пользователя или пароль
* Все поля обязательны к заполнению
Восстановление пароля
E-mail
Инструкции для восстановления пароля высланы на
Смена региона
Идет загрузка...
Произошла ошибка... Повторить
правила комментирования материалов

Регистрация пользователя в сервисе РИА Клуб на сайте Ria.Ru и авторизация на других сайтах медиагруппы МИА «Россия сегодня» при помощи аккаунта или аккаунтов пользователя в социальных сетях обозначает согласие с данными правилами.

Пользователь обязуется своими действиями не нарушать действующее законодательство Российской Федерации.

Пользователь обязуется высказываться уважительно по отношению к другим участникам дискуссии, читателям и лицам, фигурирующим в материалах.

Публикуются комментарии только на тех языках, на которых представлено основное содержание материала, под которым пользователь размещает комментарий.

На сайтах медиагруппы МИА «Россия сегодня» может осуществляться редактирование комментариев, в том числе и предварительное. Это означает, что модератор проверяет соответствие комментариев данным правилам после того, как комментарий был опубликован автором и стал доступен другим пользователям, а также до того, как комментарий стал доступен другим пользователям.

Комментарий пользователя будет удален, если он:

  • не соответствует тематике страницы;
  • пропагандирует ненависть, дискриминацию по расовому, этническому, половому, религиозному, социальному признакам, ущемляет права меньшинств;
  • нарушает права несовершеннолетних, причиняет им вред в любой форме;
  • содержит идеи экстремистского и террористического характера, призывает к насильственному изменению конституционного строя Российской Федерации;
  • содержит оскорбления, угрозы в адрес других пользователей, конкретных лиц или организаций, порочит честь и достоинство или подрывает их деловую репутацию;
  • содержит оскорбления или сообщения, выражающие неуважение в адрес МИА «Россия сегодня» или сотрудников агентства;
  • нарушает неприкосновенность частной жизни, распространяет персональные данные третьих лиц без их согласия, раскрывает тайну переписки;
  • содержит ссылки на сцены насилия, жестокого обращения с животными;
  • содержит информацию о способах суицида, подстрекает к самоубийству;
  • преследует коммерческие цели, содержит ненадлежащую рекламу, незаконную политическую рекламу или ссылки на другие сетевые ресурсы, содержащие такую информацию;
  • имеет непристойное содержание, содержит нецензурную лексику и её производные, а также намёки на употребление лексических единиц, подпадающих под это определение;
  • содержит спам, рекламирует распространение спама, сервисы массовой рассылки сообщений и ресурсы для заработка в интернете;
  • рекламирует употребление наркотических/психотропных препаратов, содержит информацию об их изготовлении и употреблении;
  • содержит ссылки на вирусы и вредоносное программное обеспечение;
  • является частью акции, при которой поступает большое количество комментариев с идентичным или схожим содержанием («флешмоб»);
  • автор злоупотребляет написанием большого количества малосодержательных сообщений, или смысл текста трудно либо невозможно уловить («флуд»);
  • автор нарушает сетевой этикет, проявляя формы агрессивного, издевательского и оскорбительного поведения («троллинг»);
  • автор проявляет неуважение к русскому языку, текст написан по-русски с использованием латиницы, целиком или преимущественно набран заглавными буквами или не разбит на предложения.

Пожалуйста, пишите грамотно — комментарии, в которых проявляется пренебрежение правилами и нормами русского языка, могут блокироваться вне зависимости от содержания.

Администрация имеет право без предупреждения заблокировать пользователю доступ к странице в случае систематического нарушения или однократного грубого нарушения участником правил комментирования.

Пользователь может инициировать восстановление своего доступа, написав письмо на адрес электронной почты moderator@rian.ru

В письме должны быть указаны:

  • Тема – восстановление доступа
  • Логин пользователя
  • Объяснения причин действий, которые были нарушением вышеперечисленных правил и повлекли за собой блокировку.

Если модераторы сочтут возможным восстановление доступа, то это будет сделано.

В случае повторного нарушения правил и повторной блокировки доступ пользователю не может быть восстановлен, блокировка в таком случае является полной.

Чтобы связаться с командой модераторов, используйте адрес электронной почты moderator@rian.ru или воспользуйтесь формой обратной связи.