Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

 

Чавеса обожали

и носили на руках

Как Венесуэла строила «социализм XXI века»

Галия Ибрагимова

Ровно двадцать лет назад Уго Чавес вступил в должность президента Венесуэлы и сразу объявил о рождении нового государства. Он начал борьбу с капитализмом, неравенством, а главное — влиянием США. Строить «социализм XXI века» Чавесу помогали высокие цены на нефть, а кумиром простых людей сделало ток-шоу «Алло, президент». Сейчас идеи команданте проходят тест на прочность, и все же он вошел в учебники истории Венесуэлы как национальный герой. За что его любят и ненавидят — разбиралось РИА Новости.

Нефтяная зависимость 

Нефтяные доходы были главным источником пополнения госбюджета Венесуэлы и до прихода Чавеса к власти. Причем страна, как и вся Латинская Америка, долгое время ориентировалась на Запад и реализовывала неолиберальную модель экономического развития. То есть — свободная торговля, частная собственность, минимальное госрегулирование. Но благами рыночной экономики пользовались не все.

Скульптура нефтяных рабочих, установленная на одной из улиц Каракаса
Скульптура нефтяных рабочих, установленная на одной из улиц Каракаса

Доходы от нефти в Венесуэле распределялись в основном между приближенными к власти кругами и североамериканскими корпорациями, которые контролировали скважины. Социальное расслоение усиливалось: богатые становились богаче, бедные превращались в нищих.

"Нефтяная игла" позволяла время от времени латать возникавшие в экономике дыры, но правительство не торопилось слезать с нее и развивать другие сектора экономики.

Популярность президентов, правивших Венесуэлой до Чавеса, также напрямую зависела от мировых цен на нефть. Котировки идут вверх — и рейтинги власти тоже, вниз — падают и рейтинги.

Рекомендации, которые давал МВФ Каракасу для спасения экономики, — сокращение госрасходов и социальной поддержки населения, приватизация — только усиливали раскол. Доведенные до отчаяния граждане вышли в 1989 году на массовые акции протеста — так называемые Caracazo. Власти применили силу.

Уго Чавес был свидетелем тех антиправительственных демонстраций. Действующий офицер армии, он не мог принять в них участие, но увиденное произвело на него сильное впечатление. А через три года Чавес возглавил попытку госпереворота. Заговор провалился, будущий команданте взял всю ответственность на себя и отправился в тюрьму.

1 / 2
Беспорядки в Каракасе в знак протеста против повышения цен на бензин и транспорт. 27 февраля 1989 года

Выйдя на свободу, он решил действовать законными методами. В 1998 году выдвинул свою кандидатуру на пост главы государства, а через год — 2 февраля 1999-го — въехал в президентский дворец на правах хозяина.

Избранный президент Венесуэлы Уго Чавес произносит текст присяги во время церемонии инаугурации. 2 февраля 1999 года
Избранный президент Венесуэлы Уго Чавес произносит текст присяги во время церемонии инаугурации. 2 февраля 1999 года

Объявленная им «боливарианская революция» завладела венесуэльцами, и, вдохновленные идеями команданте, они начали строить «социализм XXI века». Чавесу сопутствовала удача. Нефтяные цены пошли вверх.

По заветам Боливара

При жизни и даже после смерти от рака в 2013 году Чавеса многие называли популистом, нарушителем прав человека, главным цензором СМИ. Критиковали и за то, что, как и предыдущие правители, он жил за счет нефтяной ренты и не диверсифицировал экономику. Но и сторонники, и противники, вспоминая период его правления, сходятся во мнении: это открыло «новую эру для Латинской Америки».

До победы команданте левые партии вообще не были представлены в правительстве. Власть, как правило, находилась в руках прозападных правых сил, и никто не ставил под вопрос эффективность неолиберальной экономики. При таком раскладе ориентация на Вашингтон казалась незыблемой, а глобализация — единственным путем к светлому будущему. Но Чавес разрушил эти стереотипы. И вскоре почти вся Латинская Америка полевела.

В оборот вернулись термины «социализм», «боливарианская республика», «антиамериканизм». Революция, которую объявил Чавес, основывалась на подзабытых идеях социальной справедливости и равного распределения национальных благ. Команданте говорил, что следует в этом примеру Иисуса Христа, который был «самым великим социалистом нашей эры».

«Подумайте только: Иисус — капиталист. Кому в голову может прийти такое?» — вопрошал Чавес. Желающих поспорить не находилось.

Главный принцип революции по Чавесу — четко следовать заветам Симона Боливара и не допустить возвращения колониализма. Для национального героя Венесуэлы, освободившего двести лет назад несколько латиноамериканских стран от испанцев, Чавес приказал подготовить дополнительное кресло в правительстве. И хотя во время министерских встреч оно всегда пустовало, команданте был уверен, что дух его кумира всегда рядом. Даже государство переименовали в Боливарианскую Республику Венесуэлу.

На борьбу с американским дьяволом

Чавес национализировал ряд энергетических компаний. Доходы от нефти пустил в образование, медицину, науку и культуру. Результат не заставил долго ждать: уровень благосостояния и грамотности населения повысился, инфляция снизилась.  

Президент Венесуэлы Уго Чавес во время визита на фабрику обуви в Каракасе, Венесуэла
Президент Венесуэлы Уго Чавес во время визита на фабрику обуви в Каракасе, Венесуэла

Реформы Чавеса вызвали интерес во всем мире, а он сам хотел, чтобы о нем говорили как о главном авторитете Латинской Америки. Команданте называли лидером антизападного движения, что ужасно раздражало власти соседних Бразилии, Перу и Мексики. Его выступления, в которых он критиковал США, расходились на цитаты. Одной из самых ярких стала речь на Генеральной Ассамблее ООН в 2006 году, когда он обвинил Вашингтон в навязывании своей воли всему миру, а президента Джорджа Буша — младшего сравнил с дьяволом.

«Здесь был дьявол. Вчера он стоял на этом самом месте, и здесь до сих пор пахнет серой. Президент США — дьявол во плоти. Он учит нас жить, говорит с нами как властелин мира, и ему нужен психиатр» — это одно из самых цитируемых высказываний Чавеса.

Внешняя политика Венесуэлы при Чавесе тоже полностью изменилась. Страны Южной Америки заговорили об углубленной интеграции, а дружба с Кубой, чье влияние в регионе американцы старались нивелировать, легла в основу так называемой антинеолиберальной модели сотрудничества. В обмен на венесуэльскую нефть Гавана направляла в Каракас врачей и учителей. Венесуэла при Чавесе стала второй после Острова свободы страной Латинской Америки, «свободной от безграмотности».

Президент Кубы Фидель Кастро с президентом Венесуэлы Уго Чавесом в Баринасе, Венесуэла
Президент Кубы Фидель Кастро с президентом Венесуэлы Уго Чавесом в Баринасе

Отношения с Россией и Китаем при Чавесе вышли на новый уровень. Эти страны стали самыми крупными инвесторами в нефтяной сектор Венесуэлы. Пекин не скупился и выдавал команданте кредиты и на развитие других секторов экономики. На встречи ОПЕК Чавес ездил как на работу, чтобы самостоятельно контролировать мировые цены на нефть.

Президент России Владимир Путин и президент Венесуэлы Уго Чавес во время переговоров в Кремле. 27 июля 2006 года
Президент России Владимир Путин и президент Венесуэлы Уго Чавес во время переговоров в Кремле. 27 июля 2006 года

Повсеместно усиливая роль государства, Чавес в то же время не мешал неформальному сектору экономики. В стране действовали торговые центры, рекламировались западные товары. Хаотично возникали блошиные рынки, где бедняки могли хоть что-то заработать. Более того, команданте частично сохранил независимые СМИ, которые жестко критиковали его реформы и обвиняли в популизме.

Чавес ввел моду на прямой диалог со сторонниками. Он часами общался с венесуэльцами в телешоу «Алло, президент» и в прямом эфире решал их проблемы.

Рейтинги президента росли, даже когда цены на нефть снижались.

Любили Чавеса и в России, где он не раз бывал и общался не только с политиками, но и с простыми гражданами. В общем, харизмы и личного обаяния ему было не занимать. РИА Новости побеседовало с теми, кому довелось лично познакомиться с Уго Чавесом.

Команданте моего сердца 

Руководитель Народного ансамбля России «Гренада» Татьяна Владимирская считает встречу с Уго Чавесом одним из самых ярких событий в жизни. Зажигательные мелодии латинос всегда были в репертуаре коллектива. А куатро — латиноамериканская гитара — предопределила знакомство музыкантов с команданте.

1 / 2
Уго Чавес в РУДН, 2010 год

«В 2004 году Чавес выступал в Институте философии Российской академии (наук). Солистам «Гренады» едва удалось протиснуться в зал, их рассадили в зале на последнем ряду. Но у них в руках была куатро! Ее-то издалека и увидел Чавес, а после сам подошел поговорить», — рассказывает РИА Новости Владимирская.

Чавес поинтересовался, знают ли музыканты венесуэльские песни, много шутил, а потом под звуки куатро начал петь. Спели и они, затем — все вместе. Напоследок он пригласил коллектив выступить в Венесуэле.

«У Чавеса была особая харизма, сравнимая разве что с Кастро. Слушая венесуэльского команданте, я вспомнила, как много лет назад на Всемирном фестивале молодежи и студентов на Кубе стояла несколько часов под палящим солнцем и внимала речам Фиделя. Чавес тоже говорил настолько просто и завораживающе, что внимание не рассеивалось даже к концу выступления. При этом обаяние лидера Венесуэлы было так велико, что все слушали его, затаив дыхание, и верили каждому слову», — делится впечатлениями Владимирская.

Уго Чавес в РУДН, 2010 год
Президент Венесуэлы Уго Чавес в РУДН, 2010 год

И добавляет: «Чавес не просто интересовался Россией, он искреннее любил нашу страну, восхищался подвигом народа в Великую Отечественную войну, читал русских классиков. Венесуэльцам он часто советовал изучать русскую культуру и историю».

Через четыре года команданте снова приехал в Москву — на открытие памятника Симону Боливару в Библиотеке иностранной литературы.

Музыканты «Гренады» снова оказались на встрече с Чавесом, полагая, что он давно забыл о них. Но президент обратился к ним как к старым добрым приятелям. И через десять дней «гренадцы» уже спускались по трапу самолета в Каракасе.

1 / 4
Музыканты «Гренады» в Венесуэле

«В аэропорту нас встречали как гостей президента. Разве что почетного караула не было. Мы выступили с концертами на самых престижных площадках, включая театр Тересы Карреньо, пели на площади Сукре. На нескольких концертах был и сам Чавес. Выходил на сцену, подпевал нам. Он попросил нас выступить в бедных районах, чтобы и малоимущие могли познакомиться с русским искусством. Сложно описать словами атмосферу, царившую на наших концертах. Все выступления заканчивались овациями, скандированием лозунгов «Вива Россия! Вива Венесуэла!». Встречали нас горячо и сердечно», — вспоминает Владимирская.

Наедине с Чавесом и Богом 

Ансамбль еще не раз возвращался в Венесуэлу, а Чавес не раз приезжал в Россию и встречался с друзьями-музыкантами. Они много общались, шутили, строили планы на будущее.

«Венесуэльцы обожали Чавеса, буквально носили его на руках. Чавес часто посещал бедные кварталы, общался с простыми людьми, помогал им. По его инициативе детей из беднейших районов начали обучать музыке, тем самым приобщая к культуре. В стране были созданы сотни детских симфонических оркестров».

Президент Венесуэлы Уго Чавес приветствует сторонников во время визита в бедный район Каракаса
Президент Венесуэлы Уго Чавес приветствует сторонников во время визита в бедный район Каракаса

Вот как описывает впечатления от поездки в Венесуэлу другая участница ансамбля Ольга Аверина: «Мы побывали в кардиологическом центре Каракаса. Современное здание, построенное правительством и оснащенное по последнему слову техники, занимает огромную территорию. Оказалось, что лечение бесплатное не только для венесуэльцев, но и для всех детей из латиноамериканских стран».

1 / 2
Кардиоцентр Венесуэлы

Когда российские музыканты вышли из больницы, к ним обратился человек с маленьким мальчиком на руках. Оказалось, что это ливанец, но у него в стране не делают операцию, которая срочно необходима его сыну. Только венесуэльские врачи согласились бесплатно прооперировать крошечное сердце ребенка.

«Крепко прижимая сына к груди, он сказал: «Спасибо Богу, спасибо Чавесу». Я даже не знаю, нужно ли после этого что-то говорить», — заключает Аверина.

Кардиоцентр
Ребенок в кардиоцентре Каракаса

«В Венесуэле есть пословица, что на каждое одиннадцатое есть свое тринадцатое. Суть в том, что в 2002 году в Венесуэле произошла попытка госпереворота. Одиннадцатого апреля Чавеса арестовали. Но под давлением вышедших на улицу людей уже 13 апреля его освободили. Когда мне бывает грустно или что-то не складывается в жизни, я повторяю про себя: «Ничего, после одиннадцатого обязательно наступит тринадцатое», — признается Владимирская.

Не отвлекайтесь, господин президент! 

Знакомство переводчика, публициста и историка Мигеля Паласио с Уго Чавесом было очень кратким, но запомнилось навсегда. Они встретились на открытии памятника Симону Боливару в Библиотеке иностранной литературы в Москве. Чавеса тогда пришли послушать многие известные люди, например поэт Евгений Евтушенко.

Открытие закладного камня памятника Симону Боливару
Президент Венесуэлы Уго Чавес на открытии закладного камня на месте будущего памятника Симону Боливару

«Чавес держался просто, но с достоинством. Много улыбался, был подвижен, с интересом осматривал библиотеку. В какой-то момент его отвлекли журналисты и он отстал от экскурсии. Директор библиотеки на это строго сказала по-русски: «Господин, президент!» Вдруг Чавес резко развернулся в ее сторону, по-офицерски отдал честь, а после поцеловал ей руку. Больше он не отвлекался», — вспоминает Паласио.

Президенты Венесуэлы Уго Чавес и России Владимир Путин во время встречи в Ново-Огарево. 2007 год
Президенты Венесуэлы Уго Чавес и России Владимир Путин во время встречи в Ново-Огарево

После экскурсии команданте заторопился на встречу с Владимиром Путиным.

Эхо чавизма

Ведущий научный сотрудник Института Латинской Америки РАН Эмиль Дабагян, специалист по Венесуэле, тоже был лично знаком с Чавесом, общался с ним несколько раз. Первая встреча состоялась в посольстве Венесуэлы в Москве. Но отношение российского историка к команданте всегда было двойственным.

С одной стороны, венесуэльский лидер привлекал харизмой, начитанностью, умением находить общий язык с любой аудиторией и моментально влюблять в себя.

«Я сам был свидетелем того, как перед академической аудиторией Чавес выступал как профессор, используя соответствующую лексику. Общаясь с простым народом, он становился таким же простаком. При этом он был обаятельным, постоянно шутил, хорошо знал всемирную историю. Едва ли кто-то мог остаться равнодушным к такому харизматику», — говорит Дабагян.

С другой стороны, он отмечает, что, получив власть демократическим путем, Чавес не хотел с ней расставаться.

«Команданте планировал править до 2030 года — когда исполнилось бы 200 лет со дня кончины его кумира Симона Боливара. Чтобы усидеть в президентском кресле, Чавес изменил конституцию, ввел поправки, позволяющие главе государства переизбираться неограниченное количество раз. По сути, эти реформы демонтировали систему представительной демократии, существовавшей до него сорок лет. А ведь президентом он стал именно благодаря демократии», — сетует Дабагян.

Конечно, ведущий российский эксперт, много раз беседовавший с Чавесом, признает его заслуги перед Венесуэлой.

«Команданте стал первым лидером, который повернулся к обитателям трущоб и начал вкладывать деньги в поддержку незащищенных слоев населения. Бедняки его обожали, — продолжает Дабагян. — Однако Чавес не воспользовался благоприятной экономической конъюнктурой и не вложил деньги от нефти в долгосрочное развитие экономики. То, что сейчас происходит в Венесуэле, — это эхо чавизма».

Опасные трущобы Каракаса. Баррио 23 января
Пожилая жительница Каракаса держит в руках портрет президента Венесуэлы Уго Чавеса, умершего после тяжелой болезни

За научную деятельность по изучению Венесуэлы Чавес удостоил Дабагяна ордена имени Франсиско Миранды — еще одного венесуэльского национального героя и борца за независимость. Награда до сих пор висит у эксперта дома на самом видном месте.

«Орден огромный по размеру, носить такой сложно. Но к нему прилагается значок. Я надеваю его каждый раз во время посещения посольства Венесуэлы в России», — говорит Дабагян.

Рано или поздно, по мнению историка, властям Венесуэлы придется взяться за основательные реформы, а главное, слезть с «нефтяной иглы». Эксперт надеется, что произойдет это через мирный диалог властей и оппозиции.

«Венесуэла прошла через много революционных экспериментов и каждый раз искала виновных. Пора остановиться и поговорить о реформах, — заключает Дабагян. — Иначе страна так никогда и не выберется из создавшегося замкнутого круга: нефть, деньги, кризис, нефть».

Рекомендуем
РИА
Новости
Лента
новостей
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала