Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Джихад без терроризма? Что они будут делать после Сирии и Ирака

Дмитрий Косырев, политический обозреватель МИА "Россия сегодня"

Организованный спецслужбами Индонезии вброс в медиасферу информации насчет сперезагрузки местной террористической организации "Джемаа исламия"*, запрещенной в России, заметили далеко за пределами страны. Что вполне понятно. Сегодня мало кто сомневается, что завершается эксперимент запрещенного в России "Исламского государства"* по созданию своей квазистраны в Ираке и Сирии. И вот в обозримый период захваченные им территории будут освобождены полностью – и что дальше? В частности, что будет в самой большой в мире мусульманской стране Индонезии (более 260 миллионов человек – четвертая на планете по населению) – хотя, конечно, не только там?

Нападение на правительственное здание в Индонезии 27.02.2017
Напавший на правительственное здание в Индонезии может быть связан с ИГ*

Сидели тихо, копили силы

Пока что считается, что есть нормальный ислам, великая мировая религия, и есть уничтожающая его изнутри радикальная секта глобальных масштабов. При этом идейные ее вдохновители – на территории Саудовской Аравии и соседних стран, зато есть ислам просвещенный (породивший мировое Движение умеренных) – это прежде всего Индонезия и Малайзия. И в этом умеренном исламе и заключается альтернатива, надежда на то, что после Сирии и Ирака нас ждет относительно нормальный мир, а не война цивилизаций.

Но вот появился доклад индонезийского Policy Analysis of Conflict (Ipac) и серия выступлений экспертов при индонезийском национальном контртеррористическом агентстве. Там говорится, что "джемаа"*, о которой мы слышали по поводу терактов на острове Бали в 2002 году или в столице Джакарте в 2009-м, все это время перестраивалась, заново создавала группы молодых боевиков, но избегала эффектных акций. В общем, копила силы. Есть и российские оценки этой угрозы.

Сотрудники правоохранительных органов Индонезии. Архивное фото
В Индонезии задержали 17 подозреваемых в экстремизме, вернувшихся из Сирии
Идеологи группы работали со студентами университетов, запасали оружие, спорили между собой о том, следует ли его иногда применять или пока надо ждать. Доклад говорит, что "джемаа"* полностью восстановилась после арестов и захвата ее подпольной оружейной фабрики. Сейчас она насчитывает до 2000 боевиков, но это только ударный полувоенный отряд.

Интересно, что лидеры организации находятся в сложных отношениях с ИГ*, они предвидели возможный разгром авантюры на Ближнем Востоке и постарались держать от нее дистанцию. Но скоро из тюрем Индонезии выйдут досиживающие свой срок (после 2002 и 2009 годов) рядовые террористы, а из Сирии и Ирака смогут прорваться незамеченными уцелевшие боевики. И тогда споры внутри группировки обострятся.

После появления этих оценок многие вспомнили о недавнем событии, которое поначалу как-то не прозвучало за пределами Индонезии или, как минимум, Юго-Восточной и Восточной Азии. Речь об апрельских выборах губернатора Джакарты. Фаворитом их считался Басуки Тжахаджа Пурнама, по религии христианин (в Индонезии живут далеко не только мусульмане, хотя последних все же подавляющее большинство). Но неожиданно Басуки процитировал Коран не самым удачным образом, против него начались судебные процессы, чуть не стотысячные демонстрации. И он проиграл.

Что такое зло

Джакарта
В Джакарте тысячи мусульман выступили против христианского мэра города
В большой статье New York Times, вспомнившей на этих днях об апрельских выборах (в связи с докладом Ipac), есть много подробностей о том, как джихадизм потихоньку захватывает в Индонезии территории, не прибегая к тактике явного терроризма.

Это делается легально, через местные законодательные собрания и национальный парламент. Есть такие законопроекты, согласно которым центральная власть не сможет отменять местные законы, вводящие шариат на отдельных территориях. Или, допустим, есть инициатива насчет полного запрета на продажи алкоголя в стране. Собственно, история с выборами столичного мэра интересна лишь тем, что до умеренно-космополитичной столицы докатились тенденции, которые давно уже заметны в глубинке.

Кстати, информированные источники в соседней Малайзии подмечают, что местные джихадисты приняли на вооружение такую же тактику примерно с момента появления в Сирии российских боевых самолетов. Они поняли, что мини-халифата на Ближнем Востоке не будет, учли, что подозреваемых в участии в боевых действиях в этом "халифате" берут уже на границе.

И — начали внедряться в легальные структуры, искать темы для агитации и законодательной деятельности, которые закону не противоречат и могут встретить поддержку ничего не подозревающих сограждан.

Мессенджер WhatsApp. Архивное фото
Малайзия выслала в Индонезию студентов из-за связанных с ИГ изображений
О чем речь: о критике правительства за бездействие в случае "притеснения" мусульман в соседних государствах, или о борьбе со слишком яркими и дерзкими одеждами, модными прическами, или о "здоровом образе жизни" — то есть попытках запрещать алкоголь, курение, зато пропагандировать спорт (по крайней мере среди мужчин). Это ровно то, что делало ИГ* (посмотрите на репортаж из освобожденной восточной половины иракского Мосула, где люди приходят в себя после исчезновения джихадистской полиции нравов). Но – в данном случае никакого насилия, все через демократические процедуры.

И здесь у нас возникают проблемы. Хорошо было провозглашать ИГ* абсолютным злом и воевать с ним, поскольку оно делало очевидно недопустимые вещи – захватывало территории суверенных государств, подсылало и подсылает террористов-самоубийц, резало заложникам головы, массово расстреливало не желавших жить по новым правилам. Но что будет, если (когда) джихадисты усвоят уроки и начнут работать по иным принципам?

Здесь можно вспомнить несколько книг из серии "альтернативной истории", размышляющие на тему: что произошло бы, если бы Гитлер не захватывал соседние государства, а тихо сидел бы в своих суверенных границах. Интересный ведь вопрос.

Флаг радикальной исламистской организации Исламское государство Ирака и Леванта. Архивное фото
Эксперты видят в Юго-Восточной Азии потенциальную арену деятельности ИГСейчас уже существуют устойчивые связи между боевиками южных Филиппин и исламистами из Индонезии и Малайзии.
Вопрос этот, наверное, в том, что такое зло, абсолютное и относительное. Какое зло допустимо, а какое нет, в каких случаях и на каких территориях великие и невеликие державы могут и должны вмешиваться. И что-то подсказывает, что западная цивилизация (и прочие цивилизации) не очень готова к этому разговору, поскольку желающие в массовом и насильственном порядке менять стиль жизни миллионов людей — ради их же национального или тем более всеобщего блага — есть не только в мусульманском мире, и один джихад другого стоит.

Подозреваю, что этой борьбы цивилизаций – и даже внутри цивилизаций – человечеству хватит как минимум на ближайшее столетие.

* Террористическая организация, запрещенная в России.

Терроризм XXI веке
Терроризм в XXI векеИстория терроризма XXI века - в инфографике Ria.ru.

Популярные комментарии
Да плевать, что они будут делать в Индонезии. Если миллионам нравится прозябать в мракобесии, то пусть прозябают. Главное, чтобы ни одна из сторон не лезла к другой, утверждать свой миропорядок
8 мая 2017, 23:14
Рекомендуем
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала