Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Лев Толстой: "Скоро мы совсем перестанем понимать язык народа"

© public domainИван Крамской, Портрет Л.Н. Толстого, 1873
Иван Крамской, Портрет Л.Н. Толстого, 1873
В июне музеи Льва Толстого в Москве и Ясной поляне начали оцифровку 90-томного собрания сочинений классика. Пока идет работа над проектом, "МН" решили представить, как Лев Николаевич ответил бы на вопросы о русском языке, которые издание задает собеседникам в рубрике "Слово и антислово". Цитаты взяты из его произведений, писем и очерка М. Горького.

В июне музеи Льва Толстого в Москве и Ясной поляне начали оцифровку 90-томного собрания сочинений классика. Пока идет работа над проектом, "МН" решили представить, как Лев Николаевич ответил бы на вопросы о русском языке, которые издание задает собеседникам в рубрике "Слово и антислово". Цитаты взяты из его произведений, писем и очерка М. Горького.

—  Вы замечаете, как изменяется русский язык? Можете привести примеры изменений, которые особенно бросаются вам в глаза?

— Наблюдение над тем значением, которое имеет слово "красота", "красивый" в нашем языке, так же как и в языках народов, среди которых установилась эстетическая теория, показывает нам, что слову "красота" придано этими народами какое-то особенное значение, именно — значение хорошего… Замечательно при этом то, что с тех пор, как мы, русские, ближе и ближе усвоиваем европейские взгляды на искусство, и в нашем языке начинается совершаться та же эволюция, и, уже совершенно уверенно и никого не удивляя, говорят и пишут о красивой музыке и некрасивых поступках и даже мыслях, тогда как 40 лет тому назад, в моей молодости, выражения "красивая музыка" и "некрасивые поступки" были не только не употребительны, но непонятны. Очевидно, это новое, придаваемое европейскою мыслью красоте значение начинает усвоиваться и русским обществом.

—  Каков сейчас язык обывателя? И сильно ли он отличается от языка государства, чиновников, например?

— Скоро мы совсем перестанем понимать язык народа; мы вот говорим: "теория прогресса", "роль личности в истории", "эволюция науки", "дизентерия", а мужик скажет: "Шила в мешке не утаишь", и все теории, истории, эволюции становятся жалкими, смешными, потому что не понятны и не нужны народу. Но мужик сильнее нас, он живучее, и с нами может случиться, пожалуй, то же, что случилось с племенем атцуров, о котором какому-то ученому сказали: "Все атцуры перемерли, но тут есть попугай, который знает несколько слов их языка".

Помните, у Андерсена сказано: "Позолота-то сотрется, свиная кожа останется", а у нас мужики говорят: "Всё минется, одна правда останется". Надо писать проще, народ говорит просто, даже как будто — бессвязно, а — хорошо. Мужик не спросит: "Почему треть больше четверти, если всегда четыре больше трех", как спрашивала одна ученая барышня. Фокусов — не надо.

Полный текст "интервью" читайте на сайте газеты "Московские новости"

Рекомендуем
РИА
Новости
Лента
новостей
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала