Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Война двух Корей, или К вопросу о невозможной неизбежности

Константин Богданов размышляет, приведет ли к войне очередное военно-политическое обострение между Северной и Южной Кореей.

Константин Богданов, обозреватель РИА Новости.

Между Северной и Южной Кореей началось очередное военно-политическое обострение, которому пока не видно конца. Что это такое – возможная война на Корейском полуострове, вероятно ли ее начало и к чему она может привести? Как может выглядеть конфликт КНДР и Республики Корея, какие позиции могут занять в отношении нее США, Китай и Россия?

Необходимое предисловие

Есть распространенное мнение, что войны не будет.

Война не нужна никому, и меньше всего из всех вовлеченных в конфликт она нужна КНДР (это если не считать Японии).

Война не нужна и Южной Корее, потому что, имея сложную инфраструктуру и развитую индустриальную экономику, влипать в контактный бой накладнее, чем платить дань (то есть наращивать объемы помощи северным соотечественникам).

Война не нужна США – для них, влипших в Афганистан и Ближний Восток, это слишком серьезное испытание на прочность системы международной безопасности в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР), особенно на фоне нарастающей финансовой нестабильности.

Война не нужна России – скорее как липкая неприятность, которую следует избежать, чем как национальная катастрофа, но, тем не менее, не нужна. Россия традиционно уважаема в Пхеньяне, связи остались существенные, однако с начала 90-х не меньшие, а то и большие связи сформировались с южанами – вплоть до поставок российского оружия и совместных разработок боевой и космической техники. Так что, еще раз повторимся: для России эта война носит характер отвратительной неприятности, повлиять на которую она может лишь косвенно.

Так что наиболее вероятен исход, при котором очередное весеннее обострение на Корейском полуострове закончится новыми закулисными договоренностями, увеличивающими помощь Пхеньяну или де-факто ослабляющие санкции.

Измерение войны: союзники

Перед тем, как начать обсуждение корейской войны, следует отметить, что не может быть такой вещи, как война двух Корей. Это совершенно искусственное рассмотрение. КНДР, в случае начала боевых действий, столкнется как минимум с мгновенным вмешательством США, а в случае применения оружия массового поражения (ОМП) – и с широкой международной коалицией, в которую в самых невообразимых случаях может войти даже Япония.

При этом Россия подчеркнуто не полезет в этот конфликт (хотя не исключены ситуации, когда на нее будут сильно давить из Вашингтона – и тем сильнее, чем меньше сил будет для операции у США).

Китай, важнейший игрок корейской войны 1950-53 гг, окажется в сложном положении, которое фактически исключит любое прямое вмешательство. Можно будет сколько угодно снабжать Пхеньян всем, чем надо: от боеприпасов до топлива и продовольствия, но первый же китайский "доброволец" на фронте станет серьезнейшей проблемой.

Самое смешное, что нынешнему Пекину эта война совершенно не нужна (в отличие от первой корейской войны). В случае жесткой блокады и воздушного наступления на КНДР китайцам, может быть, придется задействовать войска, чтобы сдержать поток голодающих беженцев через границу. А значит, вмешательство Пекина будет носить характер жесткого стука кулаком по столу в адрес всех сторон конфликта в целях недопущения его перевода в горячую фазу. Вряд ли более.

Не исключено, что если Высокие Воинствующие Стороны одумаются после пары-тройки дней заполошной артпальбы по всему, что находится в зоне досягаемости, то Китай выиграет немало очков как региональный гегемон, усадив их за стол переговоров. Что особенно хорошо будет смотреться на фоне проявленной США неспособности предотвратить горячий конфликт.

Но лезть в этот костер "силами и средствами" Пекин в здравом уме не станет. Хотя идея выкормить из Пхеньяна этакого "боевого хомячка" для рукотворных управляемых кризисов в АТР выглядит перспективно (частично КНДР так и используется Пекином, по факту). Осложняется она разве что амбициями северокорейского руководства, да тем, что игры в дестабилизацию крайне незаметно переходят в собственно дестабилизацию. А там и до реальной войны недалеко.

Следовательно, КНДР остается в одиночку против Южной Кореи (что трудно, но терпимо) и США. США, изрядно замотавшихся за 20 лет мировой гегемонии, но по-прежнему способных извести на нет классическую армию XX века.

В Ираке 2003 года это получилось в полигонных условиях, здесь полигона не будет, но и сухопутное вторжение не понадобится (все, что надо, сделают южане) – значит, здравствуй, очередная версия Югославии 1999 года.

Измерение войны: чучхе в военном деле

Армия КНДР в сравнении с армией Южной Кореи выглядит многочисленной и воинственной, но вооруженной несравнимо хуже. Численность вооруженных сил Севера выше, равно как в пользу Пхеньяна выглядит и валовый пересчет стволов артиллерии и танков (см. подготовленную РИА Новости инфографику).

Однако если внимательно присмотреться к реальным возможностям техники, а также, что немаловажно, к ее состоянию и возможностям снабжения в ходе боевых действий (в первую очередь, по топливу для бронетехники и авиации), то картинка переворачивается. КНДР способна выставить в поле большое число устаревшей и не слишком-то хорошо обслуживаемой техники. В авиации картинка и того хуже.

Лобовая атака на подготовленную оборону Юга в условиях превосходства противника в средствах связи, разведки и при его господстве в воздухе (что не оспаривается при прямом вмешательстве США) приведет к чудовищным потерям северян.

В условиях господства противника на море (подвергаемого сомнению разве что в прибрежной зоне – за счет береговой обороны и большого опыта минной войны) КНДР имеет фланги, открытые для тактических, а то и оперативных морских десантов, не говоря уже о действиях палубной ударной авиации.

Так называемый "спецназ КНДР", о десятках тысяч солдат которого принято писать всякий раз, когда речь заходит о вооруженных силах страны чучхе, – это всего лишь хорошо подготовленные легкие стрелки без значительных средств усиления, задачей которой поставлена "инфильтрация" на юг и дезорганизация тылов обороняющихся южан. (Либо организация партизанской войны.) Как это будет выглядеть и к каким потерям приведет – вопрос отдельный.

Пресловутое "море огня", которым принято грозить приграничному Сеулу, несколько уменьшается, если высчитать реальные дальности северной артиллерии (включая реактивную). Нет, безусловно, столице Юга мало не покажется, но говорить о том, что Сеул разровняют в груду камней за считанные сутки, не приходится.

Применение же ОМП (маловероятно – ядерного, вполне возможно – химического), безусловно, способно вызвать ужасающее воздействие (главным образом, на гражданское население Республики Корея), но вызовет и ответ по Северу. США после такого вполне серьезно и методично вбомбят КНДР не то что в каменный век, а куда-то в район раннего протерозоя. Причем при полном, хотя бы и вынужденном, невмешательстве всех крупных стран.

ПВО КНДР выглядит многочисленной, но ее основу составляет устаревшая зенитная артиллерия, чье применение ограниченно возможно только по низколетящим крылатым ракетам. Зенитно-ракетные комплексы будут "выщелканы" в первые же дни, либо будут вынуждены выключится из боевых режимов в интересах самосохранения (с точки зрения нападающего одно мало отличается другого, особенно при отсутствии реальной интеграции систем разведки и связи КНДР в единый комплекс, способный обеспечить боевое информационное пространство на ТВД).

Выглядеть результаты всего этого будут очень печально – и конкретно для северных корейцев, и в целом, так сказать, с общечеловеческой точки зрения. Нет, конечно, можно найти обостренную форму национальной гордости и даже патриотизма в массовом истреблении хорошо воодушевленной, но плохо оснащенной массовой армии в ходе атак на технически более подготовленному противнику. В конце концов, применял же Иран в войне с Ираком в 1980-88 гг тактику "людских волн" в попытках расшить позиционный кризис.

Другой вопрос, что подобное истребление человеческого материала (едва ли не лучшего в стране, к слову, хотя бы с точки зрения пассионарности) без значимого эффекта может стать триггером неприятнейших социальных потрясений. Как знать, не дойдет ли до революции?

А ведь и на этот сценарий будет играть то же командование психологических операций США – идеальный вариант: противник сам себя доведет до кондиции внутренними противоречиями, надо только дать ему всерьез измотаться и отчаяться.

Измерение войны: экономика

В принципе, не должно удивлять то, что Северная Корея так быстро освоила ракетные технологии и создала пусть несовершенное, но ядерное взрывное устройство (о наличии у КНДР ядерного боеприпаса и, уж тем более, боевой части для ракеты пока говорить преждевременно).

Дело в том, что предельная мобилизация незначительнейшего ресурса в КНДР сочетается с минимизацией "побочных" (не идущих на оборону и непосредственное поддержание штанов) трат. Социально-экономическое устройство позволяет Пхеньяну оптимальным образом (хотя бы только с точки зрения сформулированных руководством целей) осуществлять достаточно жесткое директивное управление имеющимся небогатым хозяйством.

Что скрывает железный занавес КНДР?
Как живет самая закрытая в мире странаСпециальный корреспондент РИА Новости Мария Фролова провела неделю в Северной Корее и попыталась понять, как на самом деле живут граждане одной из самых закрытых стран мира.
Мнение о том, что в КНДР царит мрак, голод и семь казней египетских, несколько преувеличено. Природные катаклизмы второй половины 90-х вкупе с деградацией почв из-за экстенсивного сельского хозяйства действительно в какой-то момент привели к резкой нехватке продовольствия и голоду. Но эта ситуация уже преодолена, а, по ряду сведений, к исходу нулевых годов КНДР сумела существенно поднять производительность в сельском хозяйстве.

Тем не менее, поддерживать развитую и сбалансированную индустриальную экономику со значительным инновационным сектором Пхеньян не в состоянии. Некоторые "второстепенные" отрасли промышленности развиваются весьма небыстро.

Контролируемая авторитарная модернизация в условиях резкого облегчения международных санкций могла бы стать причиной того, что лет через 15 назвали бы "северокорейским чудом". Если, конечно, оно кому-нибудь понадобится в условиях сокращения потребления по всему миру при избытке промышленных мощностей.

Но нынешняя ситуация все больше напоминает черную дыру: КНДР тратит все свои лучшие ресурсы, кадры и технологии на оборонные цели и создание ОМП, тем самым "прочая" промышленность сдерживает свой рост или прямо деградирует. Схожая, хотя и более сглаженная ситуация наблюдалась в СССР в 80-е годы. Нет оснований полагать, что в данном случае все кончится как-то иначе.

Следует отметить, что, во-первых, запас прочности социальной системы КНДР куда выше, чем в позднем СССР, а значит, и свобода рук у северокорейской верхушки больше. Во-вторых, верхушка эта, наглядевшись на распад "мировой социалистической системы" и невеселые судьбы Ирака, Ливии и Сирии, в процессе гипотетической "перестройки" будет вести себя куда осмотрительнее.

В конце концов, под боком есть примеры Китая и Вьетнама, сумевших удержаться на грани и весьма успешно включиться в глобальный рынок, не теряя политической преемственности.

Так что какая-никакая, а экономика у КНДР есть, хотя она явно и неспособна устойчиво держать заданную военную нагрузку. Другой вопрос, как она поведет себя в условиях системного воздушного наступления.

Необходимое послесловие

Войны не будет, потому что она невыгодна. Ее не хочет ни один из крупных игроков. Любые конфликты могут разрешаться путем жестких, но – переговоров. Весь мир чересчур взаимозависим, чтобы идти на такие разрушительные меры, бьющие по производству и торговле.

Знаете, что это такое? Это краткий дайджест аргументов, звучавших в прессе на рубеже XIX и XX веков. По вопросу о том, возможна ли новая большая война в Европе. Возможна-то она возможна, писали авторитетные перья эпохи, но никому не нужна, поэтому ее и не будет. Мы же цивилизованные люди, зачем все это?

Один Фридрих Энгельс еще в 1887 году позволил себе пойти против течения:

"От восьми до десяти миллионов солдат будут душить друг друга и объедать при этом всю Европу до такой степени дочиста, как никогда еще не объедали тучи саранчи. Опустошение, причиненное Тридцатилетней войной, сжатое на протяжении трех-четырех лет и распространенное на весь континент, голод, эпидемии, всеобщее одичание как войск, так и народных масс, вызванное острой нуждой, безнадежная путаница нашего искусственного механизма в торговле, промышленности и кредите; все это кончается всеобщим банкротством; крах старых государств и их рутинной государственной мудрости, – крах такой, что короны дюжинами валяются по мостовым и не находится никого, чтобы поднимать эти короны; абсолютная невозможность предусмотреть, как это все кончится и кто выйдет победителем из борьбы".

1914 год все расставил по своим местам.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Рекомендуем
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала