Наркоугрозы

RSS

Александр Ягодин: экономические преступления уходят в интернет

367
О тенденциях в сфере экономической преступности, о том, как происходит разграничение полномочий между СД и Следственным комитетом РФ и о новых шагах в расследовании ряда громких экономических дел в интервью РИА Новости рассказал заместитель начальника Следственного департамента МВД, полковник юстиции Александр Ягодин.

Преступления в экономической сфере в России все чаще совершаются хакерами с использованием высокотехнологичного оборудования или электронных программ. Значительная часть подобных дел находится в производстве Следственного департамента (СД) МВД. О тенденциях в сфере экономической преступности, о том, как происходит разграничение полномочий между СД и Следственным комитетом РФ и о новых шагах в расследовании ряда громких экономических дел в интервью РИА Новости рассказал заместитель начальника Следственного департамента МВД, полковник юстиции Александр Ягодин.

Беседовал Андрей Компанеец.

- Александр Анатольевич, вы курируете расследование дел, связанных с организованной преступной деятельностью. Какие есть особенности при расследовании этой категории дел, в каких сферах наиболее сильна организованная преступность?

- В первую очередь, все дела, расследуемые СД, весьма сложные, многоэпизодные, с большим количеством фигурантов. Только обвинительные заключения порой состоят из значительного количества томов, не говоря уже о самих уголовных делах. Расследуемые преступления носят межрегиональный, а порой транснациональный характер, имеют социальную значимость, вызывают повышенный резонанс  в обществе. Соответственно, эта линия работы требует от следователей особого напряжения, высокой квалификации и глубочайших познаний. Огромный массив расследуемых дел - это преступления, имеющие экономическую направленность, а также наркобизнес и преступления в сфере высоких технологий.

- Давайте поподробнее остановимся на каждом виде. Для начала, скажите, что происходит с динамикой уголовных дел экономической направленности. Каковы особенности следствия по этим делам, какие суммы удалось вернуть государству?

- Дела данной категории - наиболее сложные. Сложность в том, что зачастую они находятся на грани гражданского и уголовного законодательства, постоянно появляются новые, все более запутанные схемы совершения преступлений, противодействия правоохранительным органам, и следователи должны  прекрасно ориентироваться в ситуации, обладать поистине энциклопедическими познаниями в самых разных сферах.

Суд вынес приговор организатору хищения 1,25 млдр рублей из ПФР

Что касается возмещения, благодаря грамотным действиям наших следователей, на досудебной стадии по ряду уголовных дел был возмещен ущерб государству  на сумму около 5 миллиардов рублей. Например, в полном объеме возвращены в федеральную казну средства, похищенные в Пенсионном Фонде Российской Федерации, а это 1 миллиард 250 миллионов рублей.

- Кстати, как повлияла на расследование дел этой категории недавняя либерализация уголовного и уголовно- процессуального кодексов?

- Могу только с положительной стороны говорить о введении в законодательство такого института, как досудебное соглашение о сотрудничестве. С одной стороны, это ведет к либерализации законодательства, позволяет облегчить участь тех, кто пошел на такое соглашение, сокращает сроки расследования, что является одним из основных требований не только российских, но и международных правозащитников. Таким образом, виновный неминуемо несет наказание, но либо это наказание не связано с лишением свободы, либо лишение свободы, но с меньшим сроком, чем применялось бы в общем порядке. В настоящий момент практика досудебного соглашения широко используется и имеет положительную динамику: в большинстве дел - это сокращение сроков расследования, возмещение причиненного ущерба, выявление новых эпизодов и соучастников преступления, и, тем самым,  воссоздание полной и объективной картины преступления.

Относительно дальнейшей либерализации, декриминализации части статей я не могу сказать однозначно. Мы - правоприменители, мы не устанавливаем законодательные нормы, мы применяем их в тех     пределах, в которых они установлены законодателями.

- Есть ли какие - то новые тенденции в совершении экономических преступлений?

- Денежные средства - это в большинстве своем конечная цель совершения преступления. Криминальный мир живет, если можно так сказать, в ногу со временем, учитывая все современные тенденции, и, поскольку все большее распространение получает интернет, экономические преступления «уходят» в глобальную сеть, совершаются с использованием высоких технологий. Сейчас широко применяется такая форма оплаты, как электронные расчеты в сети, например, покупка товаров и услуг с оплатой банковскими картами, с указанием реквизитов держателей. Соответственно совершаются хищения указанных реквизитов, установочных данных их владельцев. Для этого используются различные средства, как программные -  программы - шпионы, так и технические средства, устанавливаемые на банкоматы и передающие данные карт преступникам. Большинство таких преступлений совершаются в крупных городах, где наиболее активно используется интернет. Например, совсем недавно Следственным департаментом МВД России окончено расследование уголовного дела по обвинению группы лиц в совершении преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 159, ч. 2 ст. 272, ч. 1 ст. 273 УК Российской Федерации («мошенничество с причинением ущерба в особо крупном размере», «неправомерный доступ к охраняемой законом компьютерной информации, осуществлённый группой лиц по предварительному сговору», «создание, использование и распространение вредоносных программ»). Один из обвиняемых, имея богатый опыт и широкие знания в компьютерных технологиях, создал уникальную в своём роде компьютерную программу - вирус «Троян». Данная программа позволяла получать с заражённых компьютеров сведения, сохранённые на их жёстких дисках, в частности, различные учётные данные. Например, логины и пароли для работы с электронной почтой, информацию, содержащую коды доступа и управления электронными кошельками в глобальной сети интернет, работой платёжных терминалов. Уникальность  вируса состояла в том, что программа после активации и сбора сведений на заражённом компьютере зачищала все следы своего пребывания на нём, а после уничтожала сама себя. Злоумышленник не только сам использовал своё детище, но и распространял его на так называемых «хакерских» ресурсах в сети интернет с подробными инструкциями по применению. За короткое время программисту удалось собрать вокруг себя группу единомышленников, готовых участвовать в реализации преступной схемы.

Таким образом, с 2006 по 2009 годы, похищая учетные данные по управлению платёжными терминалами с помощью «авторской» вредоносной программы, злоумышленникам удалось похитить у их владельцев денежные средства на общую сумму более 10 миллионов рублей.         Мошенники анализировали полученные сведения, вычленяли коды доступа к терминалам, создавали их ложные копии и переводили деньги с легально функционирующих аппаратов на свои специально открытые электронные счета. Преступная схема охватывала почти всю территорию Российской Федерации. Фактически преступному посягательству могла подвергнуться любая компания - владелец терминала по оплате услуг, работники которой имели неосторожность активировать на своих компьютерах вирусную программу.

Похищенные денежные средства обналичивались с помощью специально зарегистрированных на подставных лиц банковских кредитных карт, телефонных сим-карт, либо виртуальных электронных кошельков различных платежных систем. Несмотря на запутанную и сложную преступную схему, правоохранительным органам удалось задокументировать незаконную деятельность мошенников и собрать доказательную базу. Материалы уголовного дела  направлены в суд в Екатеринбурге. За совершение данных преступлений злоумышленникам грозит до 10 лет лишения свободы и крупные денежные штрафы.

- Какую-то статистику привести можете? Сколько похищается в России денег через интернет и банковские карты?

- Мы еще не формировали такой статистики, пока это проблематично. К тому же эти дела квалифицируются по ст. 159 Уголовного кодекса Российской Федерации - мошенничество. С течением времени, думаю, придем к этой необходимости: выделить и определить удельный вес дел по данным преступлениям. Еще раз отмечу, что это специфическая область, поэтому в правоохранительных органах созданы отдельные целевые подразделения, которые занимаются работой только в сфере высоких технологий.

- Еще одно из названных Вами направлений - наркобизнес...

- В 2011 году в суд направлено десять уголовных дел в отношении 16 членов международных организованных преступных групп, из незаконного оборота изъято 117 кг. кокаина,  более 300 кг. гашиша, 3500 таблеток наркотического средства - галлюциногена 2С-В.

Как правило, расследуемые дела касаются крупных поставок наркотических веществ в Россию, связанных с пересечением границ, большим количеством задействованных лиц, в том числе иностранных граждан. Достаточно сказать, что сроки, которые были назначены судом, составляют от четырех до 18 лет лишения свободы.

Так, обвинительным приговором закончились в г. Санкт-Петербурге слушания уголовного дела по обвинению 4 участников международной организованной преступной группы в совершении преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 188 - контрабанда, ч. 3 ст. 228.1 -незаконный оборот наркотических средств, ч. 3 ст. 327 - использование заведомо подложного документа Уголовного кодекса Российской Федерации.

Нашими следователями было полностью доказано, что обвиняемые являлись участниками международной организованной преступной группы и занимались контрабандными поставками крупных партий кокаина из Республики Эквадор в Российскую Федерацию.

Для перевозки наркотиков использовались трансатлантические морские суда, регулярно доставляющие коммерческие грузы, в основном фрукты.

При погрузке фруктов в эквадорских портах соучастники-отправители проникали на судно и  в тайне от экипажа прятали упаковки с кокаином в  помещениях корабля. Затем сообщали  российским компаньонам сведения о названии судна, передавали графическое изображение мест сокрытия кокаина. После швартовки судна в порту г. Санкт-Петербурга и прохождения таможенного контроля члены преступной группы под видом портовых рабочих или служащих, либо представителей компаний-грузополучателей по подложным документам проникали на борт судна, во время разгрузки бананов извлекали упаковки с кокаином из тайника и выносили их с корабля.  За полтора года на территорию Российской Федерации таким способом доставлено около 50 кг кокаина, розничная цена которого на «черном» рынке составляет 7,5 миллионов долларов США.

Участники преступной группы приговорены к длительным срокам заключения: от 14 до 18 лет. В поставках наркотиков были задействованы граждане разных стран, в том числе прибалтийских государств. Кстати, в последнее время наблюдается тенденция роста участия граждан Прибалтики в контрабандных поставках наркотиков на территорию России. При расследовании мы очень тесно взаимодействуем с прибалтийскими коллегами, которые оказывают необходимую помощь. К сожалению, правоохранительные органы далеко не всех стран охотно идут на сотрудничество.

- Я как раз хотел поинтересоваться взаимодействием с иностранными правоохранительными органами.

- На самом деле такое взаимодействие происходит в 30% уголовных дел, находящихся в производстве Следственного департамента. Основная форма взаимодействия на стадии расследования - международные следственные поручения, когда сотрудник СД  определяет объем информации и задачи, а далее через Генеральную прокуратуру Российской Федерации материалы направляются в компетентные органы иностранного государства. Уже там определяют исполнителя этого поручения. Другая практикуемая форма - проведение следственных действий на территории иностранного государства с участием наших следователей, но в данном случае необходимо согласование с компетентными органами этой страны, и только с согласия принимающей стороны наши следователи могут выехать туда.

В 2011 году только управлением по расследованию организованной преступной деятельности направлено в разные государства 35 международных поручений, но лишь десять из них были исполнены. В качестве положительных примеров могу отметить сотрудничество с Норвегией и Швейцарией: ответы на запросы, направленные в эти страны были получены в сжатые сроки, а реакции на наши международные поручения, направленные в 2011 году на Кипр, в Канаду, Францию, Великобританию, мы ждем до сих пор.

Все контакты и сотрудничество осуществляются на основе норм международного права, главным образом, Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам и делам, находящимся на стадии судебного разбирательства. Кроме нее существует Конвенция, регламентирующая порядок уголовного преследования на территории иностранного государства по выделенному делу. Исходя из этих документов, ратифицированных многими странами и Российской Федерацией в том числе, строится наше взаимодействие.

- Александр Анатольевич, если контакты налажены, отрегулированы, то, поясните, почему многие наши соотечественники, интересующие в той или иной мере наши правоохранительные органы, в том числе и Следственный департамент МВД России, зачастую находят прибежище в Великобритании?

- С этой страной возникают определенные сложности. В последнее время эта проблема широко освещается, в том числе и в прессе. Мы направляем поручения и в Великобританию, но ответов нет. Второй, не очень положительный момент - Великобритания одна из немногих стран, не ратифицировавших Конвенцию об уголовном преследовании. К примеру, готовится к направлению в суд уголовное дело, одним из обвиняемых по которому является подданный Великобритании Уильям Браудер. Речь идет об уголовном деле, связанном с неуплатой налогов фондом «Эрмитаж Кэпитал». Было бы логично отправить материалы для преследования Браудера ему на родину, но здесь возникает пока неразрешимая проблема, связанная с не ратификацией Великобританией Конвенции об уголовном преследовании.

- А как часто иностранные граждане совершают экономические преступления в России? Уже упомянутый Вами «Эрмитаж Кэпитал» подозревался в хищении средств, насколько этот пример типичен? Много ли компаний, работающих в Российской Федерации, занимаются такой деятельностью?

- Это как раз нетипичный пример. Это единичный случай, когда иностранная компания, интегрируясь в экономическую деятельность государства, скупая акции бюджетообразующего предприятия, пыталась влиять на экономику России. Это одно из обоснований их активной деятельности по дискредитации российских правоохранительных органов, так как  иностранным псевдокоммерсантам не дали влезть в Россию, похитить отсюда еще больше финансов. Но тенденции такой нет.

- Раз уж мы заговорили об этом деле, скажите, что сейчас происходит. Насколько я знаю, предварительное расследование уже закончено, и дело должно направляться в суд. Родственники Магнитского и его защитники по -прежнему отказываются знакомиться с материалами дела? Кто же тогда будет защищать его интересы в суде?

- В соответствии с действующим в России законодательством, уголовное дело подлежит направлению в суд независимо от того, изъявят ли они желание воспользоваться своим законным правом на ознакомление или нет. Впрочем, они могут изменить свою точку зрения вплоть до начала судебных слушаний. Я думаю, мотивы, которыми руководствуются адвокаты родственников Магнитского, отказываясь знакомиться с делом, вполне очевидны: у них будет новый повод заявить о том, что следователи якобы лишили близких родственников умершего обвиняемого  права на защиту.  В августе 2011 года постановление о прекращении уголовного дела в связи со смертью обвиняемого было отменено Генеральной прокуратурой России с учетом требований Конституционного суда. Мать и супруга Магнитского были признаны его законными представителями и допущены для участия в процессе. Однако они возражали против возобновления расследования, но так и не дали согласия на его прекращение. К слову, решение о возобновлении расследования основывалось, в том числе и на жалобах адвокатов самого Магнитского, настаивавших на незаконности прекращения дела за смертью и невиновности подзащитного.  Ситуация и в этот раз возникает похожая.

- Некоторые правозащитники утверждают, что Сергей Магнитский вскрыл громкий коррупционный скандал, и в связи с этим задаются вопросом: способны ли правоохранительные органы, которые собираются судить уже мертвого человека, бороться с коррупцией?

- Поставленный вопрос не совсем корректен с точки зрения фактических обстоятельств. Во-первых, основываясь на результатах расследования, можно констатировать, что Магнитский не вскрывал и не выявлял никаких  коррупционных скандалов. Он был арестован решением суда по обвинению в совершении тяжкого преступления, в то время как его соучастники и некоторые иные  фигуранты по делу уже скрылись за границей, где до сих пор и находятся, не желая предстать перед российским правосудием. Магнитский совместно с У. Ф. Браудером обвиняются в совершении тяжкого преступления, в результате которого государству причинен ущерб на сотни миллионов рублей. В преступную схему вовлечены неосведомленные и неповинные инвалиды. Деятельность фигурантов фонда «Эрмитаж Кэпитал» в России камуфлировалась под видом благотворительности, и кто же после этого может взывать к морали и нравственности?

Во-вторых, правоохранительные органы никого судить не могут, это отнесено исключительно к полномочиям судебной ветви власти. В ходе расследования указанного уголовного дела, учитывая собранные по делу доказательства, оснований реабилитации умершего обвиняемого Магнитского нет. Законность процессуальных решений органов предварительного следствия проверена и подтверждена как Генеральной прокуратурой России, так и различными судами Российской Федерации. Однако, в соответствии с ч. 1 ст. 49 Конституции Российской Федерации и   ч. 1 ст. 14 УПК Российской Федерации, обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном УПК порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. При этом давайте не будем забывать, что суд, оценив результаты расследования правомочен вынести как обвинительный, так и оправдательный приговор. Тем непонятней позиция представителей фонда «Эрмитаж Капитал» и защитников Магнитского, в соответствии с которой они настойчиво противятся судебному рассмотрению дела, пытаясь придать  обычному уголовному делу  политическую окраску.

Что касается борьбы с коррупцией, ведущейся теми же подразделениями, которые расследовали уголовное дело в отношении Магнитского и Браудера, то они успешно справляются и с этой задачей. Только в прошлом году состоялся ряд обвинительных приговоров, по которым более 10 бывших чиновников и примкнувших к ним в "экономическом экстазе" предпринимателей были приговорены к длительным срокам тюремного заключения.

- А как обстоят дела с другим обвиняемым - Уильямом Браудером? Его защитники готовы ознакомиться с материалами дела? Если да, то скажите, когда это произойдет?

- Во всяком случае отказов не поступало. Уже направлено письмо всем защитникам с предложением воспользоваться своим правом на ознакомление.

- Еще одно громкое дело, которое расследуется Следственным департаментом - хищения денежных средств бывшим руководством  ОАО «Банк Москвы». В какой стадии находится расследование, и все- таки состоится ли допрос Елены Батуриной? Соответствующий запрос был направлен в компетентные органы Австрии?  Вам известно, получила ли она это извещение?

- Уголовное дело находится на стадии предварительного следствия. Официального ответа на наш запрос мы еще не получили.

- Он придет в письменном виде?

- Безусловно. Несмотря на неоднократные заверения не только о готовности, но и о своей заинтересованности в даче показаний, Батурина не спешит этого делать, предпочитая только публичные заявления.

- Что Вы можете сказать о ходе расследования и перспективах уголовного дела в отношении бывшего начальника московского метрополитена Дмитрия Гаева?

- Дело относится к разряду наиболее сложных  дел, находящихся в производстве Следственного департамента. Сложность в том, что деяния базировались на нормах права, которое были наименее отрегулированы в российском законодательстве на тот момент. В настоящее время большинство этих «черных дыр» таковыми уже не являются. Стороной защиты представлено несколько экспертиз, подтверждающих правомерность действий Гаева. Нами также проводится ряд экспертиз, по результатам которых его действия получат правовую оценку. Пока говорить о судьбе этого дела преждевременно. Ждем экспертизы и только после получения результатов будем принимать решение.

- Гаев сейчас находится за границей. Вам известно, где он?

- Он проходит лечение за рубежом и территорию Российской Федерации покинул на законных основаниях с согласия следствия.

- С января 2012 года были изменены некоторые статьи УПК. Каким образом осуществляется разграничение полномочий при расследовании уголовных дел между органами предварительного следствия системы МВД России и подразделениями Следственного комитете РФ?

- Механизм распределения подследственности четко разделен и закреплен в Уголовно-процессуальном кодексе. Статья 151 определяет, какие уголовные дела подследственны Следственному комитету РФ, а какие - Следственному департаменту МВД России. В случаях альтернативной подследственности, выбор следственного органа зависит от того, кто выявил это преступление. С 1 января 2012 года в Следственный комитет России передано следствие по ряду статей. Это должностные и коррупционные преступления, но дела, возбужденные до первого января, остаются в производстве следователей, которые их вели. Если вдруг возникает спор о подследственности, то в соответствии с указанной статьей, решение принимает прокурор.

Интервью

Обсуждение

    • Все
    • США

    Новости

    • Свежее
    • Популярное
    • Обсуждаемое
    Партнеры