Актуальный комментарий

RSS

Морис Метерлинк, поймавший синюю птицу счастья

1073
150 лет тому назад родился Метерлинк: при жизни его считали великим поэтом, сравнивали с Шекспиром - и не в пользу последнего. Его пьесы разошлись по всему миру, в 1911 году он получил Нобелевскую премию по литературе, стал богат, знаменит и счастлив. Умер глубоким стариком в 1949 году, в последнее время писал философские и научные трактаты, слава почти прошла, счастье осталось.

Алена Солнцева, специальный корреспондент газеты "Московские новости", для РИА Новости.

150 лет тому назад родился Метерлинк: при жизни его считали великим поэтом, сравнивали с Шекспиром - и не в пользу последнего. Его пьесы разошлись по всему миру, в 1911 году он получил Нобелевскую премию по литературе, стал богат, знаменит и счастлив. Умер глубоким стариком в 1949 году, в последнее время писал философские и научные трактаты, слава почти прошла, счастье осталось.

От "театра смерти" к жизни пчел и цветов

Первая пьеса, которую опубликовал на сэкономленные матерью от хозяйственных счетов деньги никому не известный бельгиец, вызвала неистовый восторг у одного из самых строгих французских критиков Октава Мирабо: "Метерлинк подарил нам самое гениальное произведение наших дней, самое необычное и в то же время наивное, не низшее по достоинствам и - дерзну ли сказать? - высшее по красоте, чем все, что есть самого прекрасного у Шекспира... Произведение это называется: "Принцесса Мален".

Пьеса "Принцесса Мален", надо сказать, по обилию смертей, отравлений и разрушений дала бы фору любой нынешней чернухе. Даром, что в основе сюжета сказка братьев Гримм (тоже не самые веселые авторы).

Впрочем, восторги критика не сделали Метерлинка знаменитым. Вот как сам он описал последствия этого признания:

"Жить после панегирика Мирабо было много труднее. Словно смерть, он закупорил ток будущего. Но меня это ничуть не обескуражило. Вместо того, чтобы в нетерпеливом любопытстве броситься в Париж пожинать подвядшие лавры, я провел лето в деревне, где жизнь продолжалась без очевидных перемен".

Написав несколько новых пьес, Метерлинк все-таки уехал в Париж. Женился на актрисе, стал знаменитым, сочинял, переводил и стяжал известность как автор декадентских трагедий, в которых человек оказывается игрушкой неумолимого рока.

"Слепые", "Там внутри", "Пелиас и Мелисанда" - в изящной форме в них говорилось о том, как беспомощен человек перед смертью, как хрупка жизнь, как слепы люди, не замечающие шагов неизбежного.

Перед началом катаклизмов ХХ века эти настроения оказались для многих близкими и востребованными. Пьесы Метрелинка, с общим определением "театр смерти", стали необыкновенно популярными.

Но в то же время Метерлинк пишет трактат "Мудрость и Судьба", в котором он страстно убеждает людей быть счастливыми. Счастливый человек, обладающий богатством, здоровьем, молодостью, славой, могуществом и любовью, по мнению Метерлинка, похож на альпиниста, который, взобравшись первым на вершину горы, кричит своим спутникам, еще карабкающимся по ее склону: "Сюда! Вершина доступна! Верхняя площадка просторна, и вид отсюда волшебный!"

В сущности, сам поэт и был этим счастливчиком. Богатство, любовь, слава, здоровье - все это он получил от жизни.

Крепкий, работящий, жизнерадостный, излучающий оптимизм, верящий в близкую победу разума натуралист - таким предстал Метерлинк перед его русским переводчиком Николаем Минским в свои сорок семь лет.

Минский вспоминал: "Первое, что поразило меня в этом атлетически сложенном флегматичном фламандце с юношески свежими щеками и нежно-седыми короткими густыми волосами, это избыток здоровья, придававший его лицу странную невыразительность, как будто природа, создавая его, захотела из скромности или из гордости скрыть от глаз толпы под маской физической силы свой духовный замысел".

Поэт-символист и автор печальных и красивых сказок про обреченного смерти человека оказался веселым и вполне заурядным на вид. И философские эссе, им написанные, такие как "Жизнь пчел", "Жизнь муравьев" или "Разум цветов", были не менее дороги ему и важны, чем поэтические пьесы, ставшие едва ли не главным знамением символизма.

Корней Чуковский удивлялся: "Как произошло это чудо, что молчаливый, широкоплечий фламандец, с такой буржуазной наружностью, спортсмен, велосипедист, пчеловод, вдруг обрел неизреченные глаголы, стал вещим мудрецом, тайновидцем и создал грандиозные трагедии, полные неизъяснимого ужаса"?

Русская судьба "Синей птицы"

Написанная в 1908 году новая пьеса Метерлинка "Синяя птица" обещана Станиславскому - мировая премьера пройдет в Москве, в Художественном театре. Когда драматург принимал такое решение, мог ли он предположить, что именно этому спектаклю суждена едва ли не вечная жизнь?

Отрывок из аудиоспектакля "Синяя Птица" по пьесе Метерлинка. 1977 год

Это единственный спектакль, поставленный Станиславским и доживший до наших дней. В 2008 году МХАТ имени Горького, в репертуар которого спектакль попал после разделения на "мужской" ефремовский и "женский" доронинский коллективы, отметил 100-летие постановки. "Синюю птицу" показали зрителям более 4,5 тысяч раз, никто не знает точно. Проще подсчитать, сколько поколений выросло под замечательную музыку Илья Саца - "Мы длинной вереницей идем за синей птицей"…

Кстати, внешний вид Метерлинка обманул и самого Станиславского. Рассказывали, что приехав в Бельгию по приглашению драматурга, Константин Сергеевич добрался поездом до какого-то оговоренного места, откуда его на автомобиле должны были доставить в замок Метерлинка.

И вот встречает его водитель,- в кожаной куртке, кепи, черных очках и в открытом автомобиле. Сели и поехали. Константин Сергеевич очень боялся автомобилей, и чтобы отвлечься, спросил у водителя: "Скоро ли я увижу господина Метерлинка?" "Да я и есть Метерлинк", - был ему ответ.

Царство разума и главные блаженства

Метерлинк был убежденным атеистом - это, возможно, покажется неожиданным для тех, кто привык видеть в нем мистика и духовидца. Но поэзия Метерлинка вовсе не предполагает необъяснимых тайн и безотчетных откровений.

За исключением ранних произведений, все пьесы Метерлинка, как бы ни было печальны и даже трагично в них происходящее, основаны на трезвом и рациональном взгляде на мир и человека. И веру эту не смогли поколебать ни две мировые войны, ни коммунизм, убежденным противником которого был Метерлинк, ни фашизм, от которого восьмидесятилетний старик вынужден был уехать за океан, в Америку.

Элизабет Тэйлор в фильме "Синяя птица"

Метерлинк всю жизнь считал, что мир устроен разумно, а если что идет не так - это временно. Помните, в той же "Синей птице", когда Ночь открывает Тильтилю и Митиль пещеры со страхами и ужасами? Оказывается, что болезни уже почти побеждены, слабости преодолены, а самые страшные кошмары сидят на цепи.

А Сады Блаженства? Там тоже все продумано: тучные Блаженства - Быть Богатым, Быть Собственником, Утоленного Тщеславия - смешны и нелепы для тех, кто видит истинную сущность вещей.

Маленькие Блаженства - детские, безымянные, или те, что постарше (Блаженство дышать воздухом, Любить своих родителей) - милы и приятны.

А над всеми стоят Великие Радости - мыслить, понимать, созерцать прекрасное и самая главная - Радость Материнской любви. Сама же Синяя птица - это счастье отдавать и делиться. В общем, все просто.

Метерлинк в конце жизни перестал писать пьесы и сосредоточился на философских трактатах, в которых свои убеждения излагал столь же доступным, ясным и легким языком, что и в первых сочинениях.

Однако эти призывы оказались куда менее кстати. Другие мыслители занимали человечество в сороковые годы.

И, как ни странно, наиболее востребованными произведениями Метерлинка остались его ранние пьесы - те, в которых он еще не утешал, а скорее пугал своих читателей.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Актуальный комментарий

Обсуждение

    • Все
    • США

    Новости

    • Свежее
    • Популярное
    • Обсуждаемое
    Партнеры