Поляков: никто не знает причин онкозаболеваний у детей

Онкология: куда обратиться за помощью (61)
Поляков Владимир Георгиевич
С каждым годом растет число детей, которым современная медицина помогает вылечить онкозаболевание. Однако полностью победить рак и в России, и за рубежом не удается. О проблемах лечения детей со злокачественными заболеваниями рассказал в интервью главный детский онколог Минздрава РФ Владимир Поляков.

С каждым годом растет число детей, которым современная медицина помогает вылечить онкозаболевание. Однако полностью победить рак и в России, и за рубежом не удается. О проблемах лечения детей со злокачественными заболеваниями рассказал в интервью корреспонденту РИА Новости Ирине Зубковой главный детский онколог  Минздрава РФ, заместитель директора НИИ детской онкологии Российского онкологического научного центра имени Блохина, академик РАМН, профессор Владимир Поляков.

— Владимир Георгиевич, почему у детей возникают онкологические заболевания?

— На этот вопрос нет ответа: истинных причин никто не знает. Есть много всяких теорий возникновения рака, в том числе у детей: вирусные, трансплацентарного бластомогенеза и другие. Но это все предположения. Понятно, что влияют факторы внешней среды: техногенные катастрофы, химикаты, красители, радиация, вредные воздействия во время беременности, которые могут вызывать мутации, — тысячи причин.

— Какими злокачественными заболеваниями в основном страдают дети?

— Половина — злокачественными заболеваниями крови и лимфатической системы, вторая половина — злокачественными опухолями солидной структуры, чаще всего саркомами, крайне редко раками. Среди заболеваний крови у детей преобладают лейкозы, на втором месте болезнь Ходжкина (лимфогранулематоз) и неходжкинские лимфомы. У взрослых статистика заболеваемости совершенно иная, а причины заболеваний в большей степени связаны с окружающими их факторами, вредными привычками (алкоголем, табачным дымом), образом жизни, неправильным питанием, местом работы с профессиональными вредными воздействиями (асфальт, цементная и асбестовая пыль, химикаты, красители, радиация и так далее). Неблагоприятные факторы влияют на иммунную систему, на этом фоне может развиваться злокачественное новообразование.

— Сколько юных россиян — онкологические больные?

— Ежегодно онкологические заболевания впервые регистрируют у 2,5–3 тысяч детей в возрасте до 15 лет. С учетом тех, кому диагноз был поставлен ранее, и они уже лечатся год или два, в мониторинге у детских онкологов — примерно 12 тысяч российских детей.

— Каким образом выявляют онкологические заболевания у детей?

— Специалисты, наблюдающие ребенка, — педиатры, детские хирурги, отоларингологи, стоматологи, эндокринологи, гепатологи, инфекционисты — при осмотре должны проявлять онкологическую настороженность. К сожалению, многие опухолевые заболевания часто скрываются под «масками», не позволяющими их вовремя распознать. Опухоль верхних дыхательных путей часто принимают за какую-то вялотекущую респираторную инфекцию. Опухоль среднего уха — за отит. Часто лейкоз путают с ревматизмом, нейробластому с метастазами в кости принимают за другие ревматические проявления. Опухоли в брюшной полости или в грудной клетке иногда обнаруживают почти случайно: например, при обследовании на предмет воспаления легких. Сейчас, с появлением ультразвуковых и других методов, диагностика стала более доступной и значительно улучшилась. Если у врача появилось подозрение на онкологическое заболевание, то он должен направить ребенка на углубленное обследование, включающее целый комплекс диагностических мероприятий.

— На какие признаки родителям и педиатрам имеет смысл обратить внимание, чтобы вовремя забить тревогу?

— Если ребенок стал вялым, капризным, бледным, теряет в весе или, наоборот, резко набирает его, то это может быть симптомами растущей опухоли. Врач должен посмотреть, нет ли деформаций, асимметрии в проекции живота, конечностей, грудной клетки, головы, глаз. Головные боли — то, с чего начинается развитие опухоли в ЦНС. За всю профессиональную жизнь педиатру встретятся, может быть, два-три таких пациента, и важно их не пропустить. Всякое не очень типично протекающее заболевание, которое не поддается обычным методам лечения, должно наводить на мысль о том, что здесь что-то нестандартное и надо покопаться, проводить дополнительные исследования.

— Педиатр направляет ребенка с увеличенными лимфоузлами на такие обследования в онкодиспансер, а родители его туда не ведут, потому что «у соседского Пети или Маши тоже было увеличено, таскали-таскали по врачам, измучили деточку, ничего не нашли».

— Да, к сожалению, есть такая порочная практика — и ничем иным, кроме как темнотой народной, я эти «традиции» объяснить не могу. Почему соседке тете Мане у нас доверяют больше, чем врачу? Да, лимфатические узлы могут быть увеличены всего лишь в результате перенесенного ОРВИ или воспаления миндалин, но это может быть и симптомом чего-то намного более серьезного и опасного. Но почти всегда, когда увеличиваются лимфатические узлы в результате их метастатического поражения или они сами являются опухолевым конгломератом, ставится диагноз банального лимфаденита и назначаются противовоспалительные средства в сочетании с физиотерапией. Все это приводит к существенной задержке в установлении правильного диагноза и, конечно, к стимуляции и ускорению роста опухоли.

«Был хороший здоровый мальчик, бегал, прыгал, все в порядке было, потом вдруг захромал, потом что-то на ноге появилось. Мы и подумали: в футбол играл, травму получил», — таковы обычно рассказы родителей больного ребенка. Им всегда хочется верить в хорошее. Такое отношение родителей к заболеванию наряду с ошибками диагностики приводит к плачевным результатам.

— В развитых странах лечат детей более эффективно?

— За последние годы наши результаты по тем или иным видам онкологических заболеваний вполне сравнимы с достижениями Запада, США, Японии, других стран с высокоразвитой медициной. У нас появились хорошие зарубежные препараты и комбинации, мы стали использовать единые интернациональные схемы и подходы к лечению, у докторов последние десять-пятнадцать лет есть возможность пройти практику, стажировку в зарубежных клиниках. Результаты лечения детей в наших федеральных клиниках на уровне европейских. Но в регионах, конечно, до этого еще далеко. Там, где онколог ведет только амбулаторный прием, где больницы не укомплектованы оборудованием, нет современной техники и лабораторий, результаты слабенькие.

— Хватает ли средств на лечение всех больных детей?

— Нет, конечно. Онкология — это самая затратная часть медицины. Лекарства закупать нужно через тендер, он длится месяц, потом оплата через банк, оформление, доставка. Получается, от момента заказа лекарственного препарата до получения проходит минимум два месяца. А лекарство, если оно закончилось в нашей аптеке, нужно ребенку сегодня, прямо сейчас. Потому и приходится обращаться в благотворительные фонды, которые нам очень помогают. Сейчас рекомендуют переходить с импортных препаратов на вчетверо более дешевые отечественные, но многие из них не такого качества, не той очистки, а это снижает эффективность и результаты лечения, значительно повышает его токсичность, приводящую к большому количеству осложнений, которые — парадокс! — надо лечить. Наши фармацевтические предприятия отстали от мировых.

Сообщаете ли вы о диагнозе и о прогнозе пациенту и родителям?

— Родителям — разумеется. Надо говорить правду. За рубежом детям постарше тоже сообщают об их болезни, с ними работают психологи. У нас в федеральных центрах тоже психологи помогают и пациентам, и родителям, и врачам, у которых возникает синдром выгорания при работе с такими больными.

— А если вылечить ребенка не удается?

— Бывает и такое. Мы достигли больших успехов, но есть пациенты, которых вылечить врачи не могут: ни в России, ни в Америке, ни в Японии, ни где бы то ни было еще. Сейчас зарождаются хосписные службы, они обеспечивают комфортное состояние больного в последние дни и его безболезненный уход. У нас есть выездная хосписная служба, которая на дому оказывает паллиативную помощь, симптоматическое лечение.

— Испытывают ли боль ваши пациенты?

— Наши — нет. Все манипуляции и процедуры обязательно проводятся под местной или общей анестезией. Даже перед внутримышечными и внутривенными инъекциями на кожу заранее наклеивается специальный пластырь, чтобы укол был безболезненным. Что касается терминальных стадий заболевания, когда ребенку назначается симптоматическая терапия, боль снимаем сначала с помощью ненаркотических анальгетиков, потом приходится переходить на наркотические препараты. Сейчас разрешено выписывать наркотические анальгетики не только онкологам, но и педиатрической службе. Это облегчило положение тех больных, кто живет, допустим, в 400 километрах от областного центра: как ему или его родителям получать «красный» рецепт каждые три дня, как доставлять препарат и потом отчитываться о его ежедневном использовании?

— Вы с оптимизмом вообще смотрите в будущее детской онкологии?

— Если дети будут обеспечены хорошим стационаром, хорошим сестринским уходом, врачебным контролем, современным диагностическим оборудованием и полным спектром противоопухолевых, антибактериальных, противогрибковых, иммунотерапевтических, противоболевых препаратов, всех средств для сопроводительного лечения, современных аппаратов для лучевой терапии, возможностями для проведения самых передовых научных изысканий в биотерапии, развитии клеточных технологий, трансплантологии и так далее, то будет и оптимизм.

Мнение экспертов
Партнеры



Наверх
Авторизация
He правильное имя пользователя или пароль
Войти через социальные сети
Регистрация
E-mail
Пароль
Подтверждение пароля
Введите код с картинки
He правильное имя пользователя или пароль
* Все поля обязательны к заполнению
Восстановление пароля
E-mail
Инструкции для восстановления пароля высланы на
Смена региона
Идет загрузка...
Произошла ошибка... Повторить
правила комментирования материалов

Регистрация пользователя в сервисе РИА Клуб на сайте Ria.Ru и авторизация на других сайтах медиагруппы МИА «Россия сегодня» при помощи аккаунта или аккаунтов пользователя в социальных сетях обозначает согласие с данными правилами.

Пользователь обязуется своими действиями не нарушать действующее законодательство Российской Федерации.

Пользователь обязуется высказываться уважительно по отношению к другим участникам дискуссии, читателям и лицам, фигурирующим в материалах.

Публикуются комментарии только на тех языках, на которых представлено основное содержание материала, под которым пользователь размещает комментарий.

На сайтах медиагруппы МИА «Россия сегодня» может осуществляться редактирование комментариев, в том числе и предварительное. Это означает, что модератор проверяет соответствие комментариев данным правилам после того, как комментарий был опубликован автором и стал доступен другим пользователям, а также до того, как комментарий стал доступен другим пользователям.

Комментарий пользователя будет удален, если он:

  • не соответствует тематике страницы;
  • пропагандирует ненависть, дискриминацию по расовому, этническому, половому, религиозному, социальному признакам, ущемляет права меньшинств;
  • нарушает права несовершеннолетних, причиняет им вред в любой форме;
  • содержит идеи экстремистского и террористического характера, призывает к насильственному изменению конституционного строя Российской Федерации;
  • содержит оскорбления, угрозы в адрес других пользователей, конкретных лиц или организаций, порочит честь и достоинство или подрывает их деловую репутацию;
  • содержит оскорбления или сообщения, выражающие неуважение в адрес МИА «Россия сегодня» или сотрудников агентства;
  • нарушает неприкосновенность частной жизни, распространяет персональные данные третьих лиц без их согласия, раскрывает тайну переписки;
  • содержит ссылки на сцены насилия, жестокого обращения с животными;
  • содержит информацию о способах суицида, подстрекает к самоубийству;
  • преследует коммерческие цели, содержит ненадлежащую рекламу, незаконную политическую рекламу или ссылки на другие сетевые ресурсы, содержащие такую информацию;
  • имеет непристойное содержание, содержит нецензурную лексику и её производные, а также намёки на употребление лексических единиц, подпадающих под это определение;
  • содержит спам, рекламирует распространение спама, сервисы массовой рассылки сообщений и ресурсы для заработка в интернете;
  • рекламирует употребление наркотических/психотропных препаратов, содержит информацию об их изготовлении и употреблении;
  • содержит ссылки на вирусы и вредоносное программное обеспечение;
  • является частью акции, при которой поступает большое количество комментариев с идентичным или схожим содержанием («флешмоб»);
  • автор злоупотребляет написанием большого количества малосодержательных сообщений, или смысл текста трудно либо невозможно уловить («флуд»);
  • автор нарушает сетевой этикет, проявляя формы агрессивного, издевательского и оскорбительного поведения («троллинг»);
  • автор проявляет неуважение к русскому языку, текст написан по-русски с использованием латиницы, целиком или преимущественно набран заглавными буквами или не разбит на предложения.

Пожалуйста, пишите грамотно — комментарии, в которых проявляется пренебрежение правилами и нормами русского языка, могут блокироваться вне зависимости от содержания.

Администрация имеет право без предупреждения заблокировать пользователю доступ к странице в случае систематического нарушения или однократного грубого нарушения участником правил комментирования.

Пользователь может инициировать восстановление своего доступа, написав письмо на адрес электронной почты moderator@rian.ru

В письме должны быть указаны:

  • Тема – восстановление доступа
  • Логин пользователя
  • Объяснения причин действий, которые были нарушением вышеперечисленных правил и повлекли за собой блокировку.

Если модераторы сочтут возможным восстановление доступа, то это будет сделано.

В случае повторного нарушения правил и повторной блокировки доступ пользователю не может быть восстановлен, блокировка в таком случае является полной.

Чтобы связаться с командой модераторов, используйте адрес электронной почты moderator@rian.ru или воспользуйтесь формой обратной связи.