Идет загрузка...
Произошла ошибка... Повторить

Собкин: ЕГЭ подтверждает мнение большинства учителей об учениках

Директор Института социологии образования РАО, доктор психологических наук, профессор, академик РАО Владимир Собкин
Считают ли школьные учителя Единый госэкзамен эффективным инструментом оценки знаний выпускников? Как изменило ЕГЭ содержание образования и методику преподавания? Чтобы ответить на эти вопросы, был проведен соцопрос педагогов в РФ. О его результатах рассказал руководитель исследования, директор Института социологии образования РАО Владимир Собкин.

Считают ли школьные учителя Единый госэкзамен эффективным инструментом оценки знаний выпускников? Как изменило ЕГЭ содержание образования и методику преподавания? Чтобы ответить на эти вопросы, в 2014 году был проведен социологический опрос около 3,5 тысяч педагогов из разных регионов РФ. О его результатах корреспонденту РИА Новости Анне Курской рассказал руководитель исследования, директор Института социологии образования РАО Владимир Собкин.

- Владимир Самуилович, для чего проводился социологический опрос педагогов об их отношении к ЕГЭ?

— Это было большое исследование, нам важно было выяснить социальное самочувствие учителя и узнать его отношение к реформе образования, в частности, к Единому государственному экзамену. Мы анализировали ответы педагогов в зависимости от их стажа, уровня образования и разных других индикаторов.

- Какие вопросы Вы задавали педагогам?

— У нас было несколько вопросов. Например, мы хотели узнать, насколько сами учителя считают ЕГЭ объективным инструментом оценки качества обучения. Для этого мы задавали им такой несложный вопрос: "Насколько результаты ЕГЭ соответствуют тем оценкам, которые Вы сами ставите своим ученикам?". Лично я весьма критично отношусь к ЕГЭ, и результат оказался для меня неожиданным: 88% учителей считают, что оценка ЕГЭ совпадает с их собственными оценками знаний учащихся. Это довольно важный показатель, потому что мы опросили более 3,5 тысяч учителей.

Конечно, некоторые учителя (7,6%) ответили, что значительное число успешных учеников по их предмету получили более низкие оценки, чем они заслуживали. 4,2% учителей указывали, что наоборот, школьники, которые по их предмету имели более низкие оценки, на ЕГЭ получили более высокие. Но, по сравнению с этим, мнение 88% учителей о том, что результаты оценок совпадают с ЕГЭ, — очень важный результат.

- Получается, что учителя считают ЕГЭ эффективным инструментом оценки?

— Что бы педагоги ни говорили по этому поводу, если подавляющее большинство из них считают, что оценки ЕГЭ совпадают с их собственными, то это свидетельствует о валидности ЕГЭ. Конечно, если пересчитать, то более 10% расхождений в оценках учителей с показателями ЕГЭ на количество выпускников школ, это тоже немало. И тысячи детей, которые получают заниженные баллы, — не "единичные случаи", а судьбы, переживания и разочарования многих.

С другой стороны, нельзя сбрасывать со счетов предположение, что эта "объективность" может быть внешней, и учителя могут быть далеко не объективны. У них может быть своего рода защитная реакция, когда их более сильные ученики получают более низкие оценки. Разные мотивы могут за этим стоять. Но наши результаты, тем не менее, очень важны, потому что до сих пор серьезных исследований валидности ЕГЭ относительно успеваемости в школе не было.

- Вам было бы интересно посмотреть дальше, насколько успешно учатся в институте те ребята, которые получили высокие баллы ЕГЭ?

— Конечно. Может быть, выпускник в школе получил высокие оценки, а его успеваемость в вузе никак их не подтверждает или подтверждает только на первом курсе, а на третьем все оценки выравниваются? Тогда возникает вопрос не столько о валидности соотношения оценок ЕГЭ и экспертного мнения учителя, сколько о надежности ЕГЭ как инструмента оценки и отбора при приеме в вуз. Может быть, мы тратим миллиарды рублей, оцениваем знания выпускников, а потом оказывается, что на третьем курсе института уже неважно, какие у них в школе были оценки, и там работают другие факторы?

Может быть, вообще не устраивать проблемы из ЕГЭ и понять, что отбор на получение высшего образования и успешность обучения могут быть связаны с какими-то другими вещами, которые отнюдь не упираются в Единый госэкзамен.

- Какие еще задачи Вы ставили во время исследования?

— Помимо надежности ЕГЭ как инструмента оценки, нас интересовало, какие изменения вносит Единый госэкзамен в содержание образования и методику преподавания. В обществе основной негатив по поводу ЕГЭ сводится к тому, что учителя перестали заниматься своей главной задачей — учить детей думать, и теперь школьники якобы заучивают ответы на вопросы. Поэтому для нас было важно узнать, как учителя оценивают влияние введения ЕГЭ на содержание того предмета, который они преподают.

И тут получилась не такая благостная картина. Можно считать позитивной оценкой мнение о том, что благодаря ЕГЭ учебный материал становится более структурированным. Но не это указали всего 11% педагогов, а в нашем последнем исследовании — лишь 8%.

- Были ли негативные оценки?

— Да, и они во многом сводились к проблеме унификации обучения. Лично я не вижу в унифицированности школьного материала особых преимуществ. Конечно, определенная часть знаний должна быть унифицирована, но в каком плане? Не в том, что все говорят одно и то же, а в том, что все знакомятся с базовыми культурно значимыми понятиями, читают определенные произведения, и так далее. Это важно, чтобы сохранить единство культурного и образовательного пространства.

Но каждый шестой учитель считает недостатком ЕГЭ унификацию как снижение возможности дифференциации образования. А мне кажется, что сегодня дифференциация образования крайне важна, потому что есть потребности разных социальных групп, есть разные способности детей. И нивелирование разнообразия может превратиться в проблему.

Каждый третий учитель полагает, что введение ЕГЭ привело к упрощению содержания образования и умению работать с учебным материалом. Это наиболее частый ответ, который дают педагоги. На мой взгляд, упрощение содержания школьного образования связано с неуважением к обучению в школе. Почему мы думаем, что школа и учение должны быть простым занятием? Сегодня наши сограждане не уважают науку, социологические исследования показывают низкий статус образа учителя и ученого в подростковой среде и в обществе. Мне это кажется очень негативным моментом.

"ЕГЭ формирует умение работать с тестовыми заданиями", — отмечают учителя. Ну, да, сегодня во многих организациях при приеме на работу человек должен уметь заполнить анкету или пройти тест. Но для выпускника школы умение выполнять тесты – конечно, важная, но отнюдь не главная задача. Она важна в жизни, как и умение считать в уме и понимать, сколько в рубле копеек, но это все не относится к сути основных целей и задач образования.

- К какому выводу Вы пришли, познакомившись с результатами опроса?

— В ЕГЭ есть и достоинства и недостатки. Мне кажется, недостатки Единого госэкзамена очень важно учитывать, чтобы использовать этот способ итоговой аттестации с умом, адекватно и понимать все угрозы и риски, к которым он может привести. И с оптимизмом, двигаясь вперед, эти недостатки устранить.

(Примечание: Исследование было проведено в рамках гранта «Изучение особенностей отношения педагогов российских школ к своей профессиональной деятельности и современному образованию» в соответствии с распоряжением Президента РФ от 17.01.2014 и на основании конкурса, проведенного Фондом ИСЭПИ.)

Образование

Партнеры





Наверх
Авторизация
He правильное имя пользователя или пароль
Войти через социальные сети
Регистрация
E-mail
Пароль
Подтверждение пароля
Введите код с картинки
He правильное имя пользователя или пароль
* Все поля обязательны к заполнению
Восстановление пароля
E-mail
Инструкции для восстановления пароля высланы на
Смена региона
Идет загрузка...
Произошла ошибка... Повторить
правила комментирования материалов

Регистрация пользователя в сервисе РИА Клуб на сайте Ria.Ru и авторизация на других сайтах медиагруппы МИА «Россия сегодня» при помощи аккаунта или аккаунтов пользователя в социальных сетях обозначает согласие с данными правилами.

Пользователь обязуется своими действиями не нарушать действующее законодательство Российской Федерации.

Пользователь обязуется высказываться уважительно по отношению к другим участникам дискуссии, читателям и лицам, фигурирующим в материалах.

Публикуются комментарии только на тех языках, на которых представлено основное содержание материала, под которым пользователь размещает комментарий.

На сайтах медиагруппы МИА «Россия сегодня» может осуществляться редактирование комментариев, в том числе и предварительное. Это означает, что модератор проверяет соответствие комментариев данным правилам после того, как комментарий был опубликован автором и стал доступен другим пользователям, а также до того, как комментарий стал доступен другим пользователям.

Комментарий пользователя будет удален, если он:

  • не соответствует тематике страницы;
  • пропагандирует ненависть, дискриминацию по расовому, этническому, половому, религиозному, социальному признакам, ущемляет права меньшинств;
  • нарушает права несовершеннолетних, причиняет им вред в любой форме;
  • содержит идеи экстремистского и террористического характера, призывает к насильственному изменению конституционного строя Российской Федерации;
  • содержит оскорбления, угрозы в адрес других пользователей, конкретных лиц или организаций, порочит честь и достоинство или подрывает их деловую репутацию;
  • содержит оскорбления или сообщения, выражающие неуважение в адрес МИА «Россия сегодня» или сотрудников агентства;
  • нарушает неприкосновенность частной жизни, распространяет персональные данные третьих лиц без их согласия, раскрывает тайну переписки;
  • содержит ссылки на сцены насилия, жестокого обращения с животными;
  • содержит информацию о способах суицида, подстрекает к самоубийству;
  • преследует коммерческие цели, содержит ненадлежащую рекламу, незаконную политическую рекламу или ссылки на другие сетевые ресурсы, содержащие такую информацию;
  • имеет непристойное содержание, содержит нецензурную лексику и её производные, а также намёки на употребление лексических единиц, подпадающих под это определение;
  • содержит спам, рекламирует распространение спама, сервисы массовой рассылки сообщений и ресурсы для заработка в интернете;
  • рекламирует употребление наркотических/психотропных препаратов, содержит информацию об их изготовлении и употреблении;
  • содержит ссылки на вирусы и вредоносное программное обеспечение;
  • является частью акции, при которой поступает большое количество комментариев с идентичным или схожим содержанием («флешмоб»);
  • автор злоупотребляет написанием большого количества малосодержательных сообщений, или смысл текста трудно либо невозможно уловить («флуд»);
  • автор нарушает сетевой этикет, проявляя формы агрессивного, издевательского и оскорбительного поведения («троллинг»);
  • автор проявляет неуважение к русскому языку, текст написан по-русски с использованием латиницы, целиком или преимущественно набран заглавными буквами или не разбит на предложения.

Пожалуйста, пишите грамотно — комментарии, в которых проявляется пренебрежение правилами и нормами русского языка, могут блокироваться вне зависимости от содержания.

Администрация имеет право без предупреждения заблокировать пользователю доступ к странице в случае систематического нарушения или однократного грубого нарушения участником правил комментирования.

Пользователь может инициировать восстановление своего доступа, написав письмо на адрес электронной почты moderator@rian.ru

В письме должны быть указаны:

  • Тема – восстановление доступа
  • Логин пользователя
  • Объяснения причин действий, которые были нарушением вышеперечисленных правил и повлекли за собой блокировку.

Если модераторы сочтут возможным восстановление доступа, то это будет сделано.

В случае повторного нарушения правил и повторной блокировки доступ пользователю не может быть восстановлен, блокировка в таком случае является полной.

Чтобы связаться с командой модераторов, используйте адрес электронной почты moderator@rian.ru или воспользуйтесь формой обратной связи.