Одна в блокадном Ленинграде. История войны девочки Тамары

Защитником блокадного Ленинграда Тамара Грачева стала в двенадцать лет. Вместе с матерью она тушила на крышах домов зажигательные бомбы, по квартирам и улицам собирала трупы, а плитки столярного клея, с виду напоминающие шоколад, в ее детстве были лучшим угощением...

Ольга Гришина

Защитником блокадного Ленинграда Тамара Грачева стала в двенадцать лет. Вместе с матерью она тушила на крышах домов зажигательные бомбы, по квартирам и улицам собирала трупы, а плитки столярного клея, с виду напоминающие шоколад, в ее детстве были лучшим угощением. В самые тяжелые месяцы, зимой 1942-го года, в полуразрушенной ленинградской коммуналке без тепла, света и воды девочка осталась одна. Она потеряла мать, пережила дистрофию и предсмертные галлюцинации. По словам Тамары Романовны, выжить тогда удалось лишь чудом.

Первые дни блокады

Перед самой войной бабушка с младшим братом уехали в деревню в Новгородской области. На 22 июня 1941 года билеты на поезд были и у Тамары, но началась война.

Всю блокаду Тамара хранила подсвечник как память о бабушке

"Я просто не успела уехать и осталась вместе с матерью в Ленинграде. Мало кто хотел уезжать. Эвакуировались в основном семьи военачальников", - рассказывает блокадница.

Второго сентября немцы сбросили на город первые бомбы. Уже через четыре дня им удалось уничтожить Бадаевские склады, стратегический продовольственный запас Ленинграда, и, объясняет ветеран, именно поэтому лютый голод настал уже в первые месяцы блокады.

"Мать получала 250 граммов хлеба в день, я - в два раза меньше. По вкусу он был сырой, а на зубах скрипели опилки. Мы делили его на три части: завтрак, обед и ужин. Потом еще на мелкие кусочки, мы их называли солдатиками", - вспоминает Грачева и добавляет, что первым делом "уничтожались фашисты". 

Сначала на продукты выменяли все ценные вещи: буханка хлеба - за швейную машинку «Зингер», несколько толстых макаронин - за мамины серьги. Потом спасались столярным клеем, который мама приносила из мебельной мастерской. Плитки часами варились на огне. Загустевшую жижу как холодец разливали по тарелкам.

"Клей нас очень спас, на вкус это был вполне съедобный студень",  - смеется ветеран.

Вместе с матерью Тамара Грачева сразу после начала блокады работала бойцом местной противовоздушной обороны (МПВО). Перед атакой города, который был полностью замаскирован, немцы сбрасывали зажигательные бомбы. Специальными щипцами, вспоминает Грачева, горящий факел тушили в ящиках с песком.

"Сначала было страшно, когда над тобой свистели бомбы. Такое впечатление было, что они летят именно на тебя. Потом этот страх куда-то пропал", - рассказывает блокадница.

Однажды во время очередной воздушной тревоги один из снарядов разорвался рядом с домом Грачевых.

"Мама с кружкой чая сидела за столом, а я расположилась на кровати. После страшного свиста меня засыпало обломками стены. На голове до сих пор остались следы", - говорит Тамара Романовна.

Зима 1941-го года

«Люди на улицах города от голода и усталости падали замертво»

Самые страшные месяцы войны в Ленинграде, по словам блокадницы, начались зимой 1941-го года. В городе отключили свет, тепло, воду, перестала работать канализация. Улицы, вспоминает ветеран, были завалены снегом - чистить было некому; люди двигались медленно – если кто-то садился отдохнуть, больше не вставал; трупы валялись повсюду - не успевали убирать.

"Поначалу еще хоронили в гробах, а потом в подъездах и на улицах покойники лежали, просто завернутые в одеяло", - рассказывает Грачева.

Чтобы не началась эпидемия, трупы надо было собирать. Этим занимались даже дети. "Впрягаясь" в лямки, приделанные к фанерным листам, они зацепляли тела за крюк и более километра тащили его на себе до больницы.

"Что чувствовали в это время? Ничего. Знали, чтобы город жил, надо убирать трупы", - поясняет ветеран.

Приходилось, вспоминает блокадница, сталкиваться и с ужасающими вещами.

"Попадались трупы, на которых были вырезаны места скопления мышц. Но каннибализм не был системой. Просто некоторые не выдерживали и становились неадекватными", - говорит Тамара Романовна.

Суровые условия выживания, по словам ветерана, ужесточались сильными морозами. Температура в ту зиму опускалась ниже сорока. В своей маленькой "буржуйке" Грачевы сожгли всю мебель, и даже паркет разобрали до последней дощечки. В квартире стоял зловонный запах, помойные ведра выливали прямо в подъезд или из окон. От голода у Тамары Грачевой началась дистрофия.

"Был просто скелет, обтянутый кожей. Делать я ничего уже не могла и почти не вставала с кровати", - вздыхает ветеран и добавляет, что даже тогда мысль о том, что город может  быть сдан, не приходила в голову.

Одна в холодной коммуналке

В самые тяжелые месяцы блокады, зимой 1942-го года, Тамара Грачева осталась одна

В военные годы радио в квартирах ленинградцев было включено круглосуточно. Из черных динамиков раздавались звуки воздушной тревоги, сводки с фронтов, концерты классической музыки и даже детские сказки. Однажды диктор объявил, что на соседней с Грачевыми улице по продуктовым карточкам можно получить яичный порошок. Мать Тамары ушла и не вернулась.

"Я знала, что если человек падал на улице, поднять его было некому. Я поняла, что мама  уже не придет", - вспоминает Тамара Романовна.

На третий день, решив, что надеяться ей больше не на кого, обессиленная девочка с хлебными карточками в  руках пришла в булочную.

"Когда подошла моя очередь, я попросила, чтобы дали хлеб на два дня. Продавец отрезала мне полбуханки. Счастье было, что все это достанется мне одной", - признается Грачева.

По словам блокадницы, наесться ей так и не удалось. Хлеб выхватил из рук какой-то подросток. Пока девочка пыталась отвоевать свой кусок, пропали все карточки.

"Так я вернулась домой без хлеба и без карточек и легла умирать. Мне чудились булочки по 40 копеек на подносе. Я их вижу, а рука не поднимается взять", - рассказывает блокадница.

Вспомнив о находившемся неподалеку от дома исполкоме, Тамара Грачева, пересилив себя, поднялась с кровати и, держась за стены домов, с трудом дошла до угла улицы.

Гробовая мастерская вместо офиса

Защитником блокадного Ленинграда Тамара Грачева стала в двенадцать лет

При Центральном телефонном узле для Грачевой и еще 15 подростков организовали что-то вроде училища. Солдаты с передовой на окраине Ленинграда показывали детям, как чинить оборванные телефонные провода.

Чечевичная похлебка и 300 граммов хлеба два раза в день поставили Тамару Романовну на ноги, а тонкости профессии связиста, радиста и спайщика она освоила за пару месяцев.

"Экзамен у меня принимал молодой солдатик. Отбой воздушной тревоги я услышала, когда выключила паяльную лампу. Я поднимаюсь из колодца, кричу ему, что закончила, а Коля лежит, и из виска течет кровь", - вздыхает блокадница. 

Работа на участке убитого связиста легла на плечи Тамары Грачевой. Через какое-то время ее послали на более серьезный объект - Васильевский остров, где находились военные базы, корабли, госпитали и квартиры военных начальников. Чтобы принимать заявки, диспетчерскую Грачева организовала прямо в гробовой мастерской.

"Когда я зашла, чтобы спросить разрешения, на меня из гроба смотрел живой человек. Дед еле говорил и почти не шевелился. Я разожгла «буржуйку», установила телефон, и первый мой вызов был на хлебозавод", - рассказывает она.

Юную связистку за  хорошо выполненную работу директор завода хотел угостить белым хлебом, сахарным песком и морковным чаем. Единственное условие - выносить через проходную ничего было нельзя.

"Я отказалась - не могла это есть, зная, что в мастерской от голода умирает старик. Тогда директор сам пронес лакомства через турникеты", - говорит ветеран.

Тамара Романовна деда выходила: сначала он начал садиться, а потом как диспетчер отвечал на звонки. Если не было заявок, Грачева ездила медсестрой на передовую помогать раненым. Однажды из Центрального телефонного узла ее послали на  Пискаревское кладбище с секретным заданием.

"Вы никогда не были на Пискаревке?! Вы съездите… Посмотрите. Там все усыпано пеплом ленинградцев. Мы складывали трупы и сверху доски, насколько позволял наш рост, потом заливали керосином и поджигали", - рассказывает блокадница и добавляет, что с них взяли подписку о неразглашении информации.

Праздник дороже Победы

Больше года Тамара была уверена, что ее мать умерла

Примерно через год Тамара Романовна решила зайти в свой дом на Конной улице, чтобы забрать хоть какие-нибудь вещи. Там ее ждал сюрприз.

"Управдом тетя Шура мне сказала, что мама приходила и работает она теперь в восьмой больнице", - вспоминает ветеран.

По словам Грачевой, они с матерью были уверены, что навсегда потеряли друг друга, поэтому искать друг друга даже не пытались. После долгих объятий, слез и расспросов девочка узнала, что ее мама упала на улице прямо перед санитарной машиной, поэтому ее и привезли в больницу, где она осталась работать.

Ремонтируя оборванные провода, подросток Тамара вместо молока получала водку и папиросы "Краснофлотские". Все это девочка несла домой, чтобы потом обменять на продукты и  прокормить девятерых мальчишек, которых как боец местной противовоздушной обороны мать "насобирала" по разрушенным квартирам.

"Родителей убивало, а ребенок оставался. Было жалко отдавать детей в приют", - поясняет Грачева.

18 января 1943 года в Ленинграде объявили о прорыве блокады. За годы войны люди впервые плакали на улицах города от радости.
"Для ленинградцев этот день был даже больше, чем Победа", - говорит блокадница.

К весне жизнь в городе стала налаживаться, но единственной дорогой, по которой можно было выбраться "на большую землю", по-прежнему оставалось Ладожское озеро. По нему на товарной барже Грачева как-то отправляла детей из детдома в эвакуацию.

"Они только отплыли - и в баржу попала бомба. Помню, как по воде плавали детские панамки. Перед глазами эти панамки будут стоять всю жизнь", - рассказывает она. 

27 января 1944 года немецкие войска были полностью отброшены от города. Впервые с начала войны улицы содрогались не от взрывов бомб, а от праздничного салюта.

"Такое это было ликование, не передать словами! Казалось, что сама Нева волнуется по-особенному", - улыбается ветеран.

К концу 1944-го года в коммерческих булочных хлеб можно было купить уже без карточек. Тогда на столе Грачевых впервые появилось самое вкусное лакомство - буханка белого.

Вспоминая о страшных 900 днях блокады, ветеран и сегодня не может сдержать слез.

"Память о войне мы пронесем до конца жизни,  но для блокадников очень важно, чтобы о страшной трагедии знали и наши потомки", - поясняет Тамара Романовна.

Чтобы помнили, Тамара Грачева проводит уроки мужества для школьников, активно участвует в жизни московской общественной организации ветеранов - жителей блокадного Ленинграда, устраивает "поезда памяти" по городам России и поездки за границу.

"Однажды на Поклонной горе я проводила урок для московских курсантов. Многие из них не знали даже, что был такой город Ленинград", - с грустью делится блокадница.

Интервью и очерки
Наверх
Авторизация
He правильное имя пользователя или пароль
Войти через социальные сети
Регистрация
E-mail
Пароль
Подтверждение пароля
Введите код с картинки
He правильное имя пользователя или пароль
* Все поля обязательны к заполнению
Восстановление пароля
E-mail
Инструкции для восстановления пароля высланы на
Смена региона
Идет загрузка...
Произошла ошибка... Повторить
правила комментирования материалов

Регистрация пользователя в сервисе РИА Клуб на сайте Ria.Ru и авторизация на других сайтах медиагруппы МИА «Россия сегодня» при помощи аккаунта или аккаунтов пользователя в социальных сетях обозначает согласие с данными правилами.

Пользователь обязуется своими действиями не нарушать действующее законодательство Российской Федерации.

Пользователь обязуется высказываться уважительно по отношению к другим участникам дискуссии, читателям и лицам, фигурирующим в материалах.

Публикуются комментарии только на тех языках, на которых представлено основное содержание материала, под которым пользователь размещает комментарий.

На сайтах медиагруппы МИА «Россия сегодня» может осуществляться редактирование комментариев, в том числе и предварительное. Это означает, что модератор проверяет соответствие комментариев данным правилам после того, как комментарий был опубликован автором и стал доступен другим пользователям, а также до того, как комментарий стал доступен другим пользователям.

Комментарий пользователя будет удален, если он:

  • не соответствует тематике страницы;
  • пропагандирует ненависть, дискриминацию по расовому, этническому, половому, религиозному, социальному признакам, ущемляет права меньшинств;
  • нарушает права несовершеннолетних, причиняет им вред в любой форме;
  • содержит идеи экстремистского и террористического характера, призывает к насильственному изменению конституционного строя Российской Федерации;
  • содержит оскорбления, угрозы в адрес других пользователей, конкретных лиц или организаций, порочит честь и достоинство или подрывает их деловую репутацию;
  • содержит оскорбления или сообщения, выражающие неуважение в адрес МИА «Россия сегодня» или сотрудников агентства;
  • нарушает неприкосновенность частной жизни, распространяет персональные данные третьих лиц без их согласия, раскрывает тайну переписки;
  • содержит ссылки на сцены насилия, жестокого обращения с животными;
  • содержит информацию о способах суицида, подстрекает к самоубийству;
  • преследует коммерческие цели, содержит ненадлежащую рекламу, незаконную политическую рекламу или ссылки на другие сетевые ресурсы, содержащие такую информацию;
  • имеет непристойное содержание, содержит нецензурную лексику и её производные, а также намёки на употребление лексических единиц, подпадающих под это определение;
  • содержит спам, рекламирует распространение спама, сервисы массовой рассылки сообщений и ресурсы для заработка в интернете;
  • рекламирует употребление наркотических/психотропных препаратов, содержит информацию об их изготовлении и употреблении;
  • содержит ссылки на вирусы и вредоносное программное обеспечение;
  • является частью акции, при которой поступает большое количество комментариев с идентичным или схожим содержанием («флешмоб»);
  • автор злоупотребляет написанием большого количества малосодержательных сообщений, или смысл текста трудно либо невозможно уловить («флуд»);
  • автор нарушает сетевой этикет, проявляя формы агрессивного, издевательского и оскорбительного поведения («троллинг»);
  • автор проявляет неуважение к русскому языку, текст написан по-русски с использованием латиницы, целиком или преимущественно набран заглавными буквами или не разбит на предложения.

Пожалуйста, пишите грамотно — комментарии, в которых проявляется пренебрежение правилами и нормами русского языка, могут блокироваться вне зависимости от содержания.

Администрация имеет право без предупреждения заблокировать пользователю доступ к странице в случае систематического нарушения или однократного грубого нарушения участником правил комментирования.

Пользователь может инициировать восстановление своего доступа, написав письмо на адрес электронной почты moderator@rian.ru

В письме должны быть указаны:

  • Тема – восстановление доступа
  • Логин пользователя
  • Объяснения причин действий, которые были нарушением вышеперечисленных правил и повлекли за собой блокировку.

Если модераторы сочтут возможным восстановление доступа, то это будет сделано.

В случае повторного нарушения правил и повторной блокировки доступ пользователю не может быть восстановлен, блокировка в таком случае является полной.

Чтобы связаться с командой модераторов, используйте адрес электронной почты moderator@rian.ru или воспользуйтесь формой обратной связи.

Заявка на размещение пресс-релиза
Компания
Контактное лицо
Контактный телефон или E-mail
Комментарий
Введите код с картинки
Все поля обязательны к заполнению. Услуга предоставляется на коммерческой основе.
Заявка успешно отправлена