Что ожидает российский фотобизнес?

Как будут регулироваться таможенные отношения в ближайшем будущем, какие изменения планируются в налоговом законодательстве, кто и как защитит права потребителей? Как повлиял финансовый кризис на работу производителей фототехники, какие сегменты рынка наиболее перспективны на сегодняшний день? Как улучшить качество образования в сфере фотографии? На эти и другие вопросы ответили участники конференции: - президент Ассоциации РАТЭК Александр ОНИЩУК; - генеральный менеджер подразделения Цифровое фото и видео компании Sony г-н Шунсаку СУКЕХИРО; - фотограф, преподаватель фотографии, независимый эксперт Евгений УВАРОВ.

Мы очень рады приветствовать всех людей, которые интересуются фотографией, которые интересуются цифровыми технологиями. Мы крайне счастливы, что в это непростое время собираются такие форумы. Сегодня это лучший форум на рынке электроники, сегодня это самое значимое событие, поэтому всех приглашаем посетить, а в дальнейшем принять участие в этом мероприятии, которое пройдет 9-12 апреля в Крокус Экспо.
Я хотел бы тоже поприветствовать всех участников конференции и сказать, что предстоящий ФОТОФОРУМ, это самое крупнейшее событие фотографической жизни в России ежегодное, и посещать его стоит хотя бы ради того, чтобы посмотреть, что вообще нас ждет в обозримом будущем, ну и в первую очередь, конечно же, пообщаться с себе подобными.

 

Какие сегменты фоторынка будут расти в 2009-2010 гг?

Одназначно рынок цифровых зеркальных фотокамер (DSLR) продолжит рост на уровне как минимум 10-20% в количествах в сравнении с предыдущим годом. Данный сегмент рынка рос колоссальными темпами в 2007 и 2008 годах. И похоже интерес потребителей к фотокамерам, которые могут предложить великолепное качество изображений и возможность смены объективов, не спадает. Продолжится рост видеокамер формата высокой четкости High Definition, а также видеокамер на флеш-носителях (со встроенной флеш-памятью и картами памяти). Данная тенденция идет наряду с ростом требований потребителей к более высокому качеству изображения, а также более ориентированными на обработку изображения (монтаж) на компьютере. Помимо этого хорошо будет развиваться направление продукции, которая предполагает последующее использование изображений после съемки. Я говорю о цифровых фоторамках – продукте, который позволяет просматривать изображения снятые цифровыми фотокамерами. На этом быстроразвивающемся рынке день ото дня появляется множество интересных продуктов, включая фоторамки Sony. Мы ожидаем, что рост этого сегмента рынка тажке составит 10% и более в 2009 году.

Я совершенно точно могу сказать за один сектор рынка – за образование. И уже его рост проявляется. Очевиден. Потому что просто даже за последние три месяца количество объявлений на моем подъезде изменилось в сторону предложений научить составлению гороскопов до обучения английскому и какой-нибудь йоге, и количество проектов, связанных с фотообразованием, в частности, я думаю, в части каких-то новостей станет известно, опять-таки на ФОТОФОРУМЕ, оно как-то начало расти сейчас.

Какое основное сообщение компании Sony будет транслироваться на ФОТОФОРУМЕ-2009?

На ФОТОФОРУМЕ-2009 мы хотели бы показать всех нашим потребителям, что мы продолжаем традиции гарантий высочайшего качества изображения. Можно определить три ключевые элемента цифровой камеры, которые обеспечивают высокое качество изображения – это Объектив (= Глаз), Сенсор (= Сетчатка) и Процессор (= Мозг). Sony обладает своими собственными технологиями производства этих элементов, которые гарантируют качество изображения, и удовольствие от использования фото и видеокамер. Пожалуйста, приходите на ФОТОФОРУМ, чтобы самим посмотреть и попробовать все наши удивительные новинки!

Как отразится кризис на поставки и цены фототехники, фотоаппараты и объективы?

Я считаю, что кризис отразится негативно, потому что кризис позитивно пока отразиться ни на что не может. Кризис сегодня позитивно отразится на будущем, а вот на настоящем и очень близком будущем кризис, конечно же, отразится негативно, поставки будут уменьшены, цены будут увеличены, ассортимент будет уменьшен, новые технологии притормозятся, многофункциональность заменится на утилитарность, все станет немного более скучное и немного более дорогое. Кризис. Мы привыкли категорично – либо плюс, либо минус. Кризис сейчас – это, конечно же, трудности. Сейчас говорят о том, что кризис, наоборот, дает толчок к чему-то новому. Это в будущем. Вот сейчас весна-лето, никаких позитивных моментов я не вижу, по крайней мере. Коллега может быть со мной не согласится?

 

Да нет, соглашусь. Я знаю, что, к сожалению, сейчас очень многие из тех, кого я знаю, в частности студенты мои, кто планировал покупать, например, оптику, решили, что то, что есть, на том пока остановимся. Потому что цены в рублях на некоторые камеры зеркальные, на некоторые объективы выросли в полтора раза. Согласитесь, разница – потратить 30 тысяч на корпус аппарата, или 50. Тем более, что 30 тысяч в прошлом году, это 30 тысяч в прошлом году, а 50 в этом – это совсем другие деньги. Так что надо потерпеть. Хотя, знаете, я считаю, что те, кому нужно, кто работает, кто зарабатывает этим деньги, их это не остановит совершенно. То есть это постоянная такая лояльная покупательская аудитория, профессиональные, увлеченные фотолюбители. Я знаете, что заметил при всем при этом. Я гулял в районе Нескучного сада в воскресенье по своим каким-то фотоделам, как раз к проекту фото снимал, я просто поразился, сколько любителей с серьезными объективами, то есть профессиональной серии. Любители. Видно, что это не профи. Такие объективчики вообще стоят очень прилично. И таких становится все больше и больше. Как бы такая категория увлеченных фотолюбителей что называется. И они покупать будут и дальше.

Это лучше, чем сидеть и смотреть скучные сериалы или пить пиво. Это сопоставимо, я считаю, я человек из прошлого, в общем-то, из советского прошлого, и все мои знакомые, родственники, у всех были вот эти вот, зверская аппаратура, которая проявляла, закрепляла – проявители, закрепители, все это закрывалось красной… Это сопоставимо с увлечением интеллигенции читать хорошую литературу. Я считаю, что человек, который любит фотографировать, который занимается фотографированием, это уже человек достойный. Вот моя такая точка зрения. Это лучше, чем слушать тупо плеер в метро и пить пиво у метро. Это такое увлечение, которое характеризует человека, может быть, даже уже с большой буквы.

Фотокамера, это не айфон, за нее тысячу долларов отдать не жалко.

Да.

Поскольку все товары импортируются в Россию из-за рубежа, снижение курса рубля относительно других валют, безусловно, заставило нас отразить это в рублевых ценах на наши товары на российском рынке. Но мы стараемся сделать это как можно более плавно, смягчая этот процесс за счет наших собственных средств.

Здравствуйте! Вопросы у меня следующие: насколько по итогам 2009 года могу упасть продажи фототехники в России? Сколько составил объем рынка фототехники в России по итогам 2008 года? Какова по итогам 2008 года доля продаж цифровых камер от общего объема продаж фототехники? Как она изменится в 2009 году?

Это рыночный вопрос. У меня нет на него ответов, потому что, признаюсь, мы готовим скоро наше внутреннее мероприятие, где для прессы будем обнародовать и цифры, и тенденции, поэтому я не готов отвечать на второй вопрос. Может быть, коллеги из Sony ответят, потому что это такие рыночные дела. Или, может быть, коллега на что-то тоже ответит.

Я сейчас такой статистикой не владею. Я вам сразу хочу сказать, что такая статистика обычно после ФОТОФОРУМА появляется.

И на ФОТОФОРУМЕ будет конференция об этом.

Существует ли проблема "разбавления" профессии фотографа в России?

Проблема «разбавлении» профессии фотографа в России настолько остра, что просто те, кто не разбирается в этом вопросе, для них это не очевидно. А кто разбирается, хватаются за голову, потому что фотографом может сейчас считать себя любой. Что такое профессиональный фотограф? Если буквально, это человек, зарабатывающий деньги фотографией. Это никак не является показателем качественного уровня, качественной работы человека. И чтобы сейчас мои слова проиллюстрировать, я предлагаю посетителям конференции сделать такой простой эксперимент. Попробуйте набрать «фотографии детей», «детское фото» и так далее. Посмотрите, в каком состоянии находится, например, эта сфера в России. Скажем так, тот ужас, который предлагают люди за деньги, я просто не понимаю, как за это можно платить деньги. Но, тем не менее, это модно. Сейчас еще пошла такая мода – снимать беременных. Это действительно очень модно. Такой тренд определенной фотографии. Но вы понимаете, там есть своя эстетика, но это настолько нужно тонкое чувствование, настолько нужен высочайший профессионализм и психологические какие-то навыки. Я скажу так, есть такая фраза: количество разума на земле постоянно, а население растет. Я бы сказал так, что количество таланта, оно тоже постоянно, а количество людей, которые в любой профессии считают себе профессионалами, оно тоже будет расти всегда. Да пусть меня простят уважаемые фотографы, я не хочу никого обидеть, но, если говорить про ситуацию на Западе, то там все-таки «профессиональный фотограф» - означает некий эквивалент его каких-то навыков, качества. Там даже есть такие понятия, как сертификация фотографа, он должен быть членом какой-то ассоциации уважаемой, чтобы работать в какой-то своей фотографической сфере. У нас же ситуация пока в этом плане абсолютно стихийная. Я однажды в Англии в маленьком городке Бад, гуляя где-то на задворках этого города, наткнулся в небогатом райончике на фотоателье. Обычное фотоателье, предлагающее портретную фотографию. Так вот, вы знаете, то, что там висело в витринах, то, что предлагалось простым обычным обывателям – у нас это выдается за суперфотоарт, который вывешивается на выставках и преподносится, как нечто уникальное. У нас есть много талантливых фотографов, есть действительно очень, я бы уже сказал, наверное, и гениальных фотографов. Но вот слой ремесленников, а ремесло, это абсолютно не обидное слово, это очень уважаемое слово, вот таких твердых качественных ремесленников, особенно в портретной фотографии, то что называется социальная фотография, когда съемка портретов и так далее, к сожалению, он пока только в стадии формирования. И я почему-то думаю, что кризис в этом плане тоже оздоровительную функцию выполнит. Из-за этого «разбавления» оно немножечко выпарится, как в химическом процессе, когда выпаривается жидкость и остаются кристаллы. Потому что талантливых очень много стало. Благодаря цифровой технике, действительно, стало очень много талантливых фотографов, особенно в провинции, в регионах. Ведь раньше, сами понимаете, в каком-нибудь маленьком селе человек увлекается фотографией, что он снимает, кто это видит. Сейчас, пожалуйста – он ставит себе интернет, и он включен в мировое фотографическое сообщество, он может показывать свои фотографии, их могут обсуждать и критиковать какие-нибудь известные и уважаемые люди. И он может их продавать и чувствовать себя нормальным профессионалом. И посмотреть на других, естественно. То есть в этом плане, конечно, технологии информационные и цифровые, они дали положительный толчок к росту, то есть людям действительно талантливым они дали очень большой шанс реализоваться.

На каком уровне сегодня фотографическое образование в России? Как его можно улучшить?

Я вас сейчас удивлю, но у нас в реестре профессий нет профессии «фотограф» до сих пор. Отчасти проблема, озвученная в предыдущем вопросе, она плавно перетекает в этот вопрос – на каком уровне сегодня находится фотографическое образование в России и как его можно улучшить. Понимаете, с образованием та же самая история. Ко мне постоянно обращаются с вопросами: какую школу выбрать, куда пойти учиться фотографии и так далее. В данном случае я сам преподаю в государственном учебном заведении – Колледже кино, телевидения и мультимедиа ВГИК на отделении – техника искусства фотографии. И в фотошколе ВГИК, То чисто уже фотографическая школа. Но я обычно отвечаю так: вы можете взять четыре слова, ну, пять – «академия», «школа», «фотография», «современная». Можно еще «международная», - и в любом сочетании их набрать в поисковике – и обязательно выскочит какая-нибудь школа. Обязательно. Причем, в этом опять-таки ничего плохого нет, но я обычно, когда меня спрашивают, куда пойти, я говорю: «Вы знаете, все, что написано на сайтах – это очень здорово. Сейчас создать красивый сайт, где будет много обещаний, много хороших программ, замечательных показано преподавателей, которые с кучей наград, орденов и медалей». Я говорю: «Просто смотрите на работу выпускников. Это самый лучший показатель». И вот если смотреть на работу выпускников, то картина сразу становится ясна. И она очень такая неоднородная и неоднозначная. Отчасти это связано, опять-таки, с тем, что у нас нет никакого регулирования, регламентации всего, что связано с фотообразованием. В советское время и сейчас профессии «фотограф» не существует. В реестре профессий такой профессии нет. Есть техник-фотограф. Наша профессия называется «100-111 – техник искусства фотографии». Ну, ее Министерство образования с этого года, благодаря всем этим ЕГЭшным экзерсисам, я бы сказал даже извращениям, приравняла к технической специальности. И если у нас, например, раньше на эту профессию были творческие испытания, то теперь, после 11-го класса к нам будут поступать дети просто после ЕГЭ. То есть, замечательно. На фотографа. Слава богу, хоть в медицине оставили дополнительные какие-то экзамены. И высшего образования по фотографии у нас тоже нет. Есть такое желание у всех – давно пора ввести. Все-таки на Западе система фотографического образования, она долго и линейно беспрерывно развивалась с очень давних пор. Все эти переломные этапы типа 90-го года, до 90-го года только во ВГИКе учили фотографии. Еще в Киевском Институте кинематографии. После 90-го, соответственно, тоже из такого образования, во ВГИКе, там два года первых учат. А теперь еще появился наш Колледж. Еще в Питере, я знаю, есть средние технические заведения, где есть специальность «фотография». Но это очень мало. На такую страну как наша – это капля в море. То есть таких именно учебных заведений, в которых есть некая регламентация, и которые дают не просто красиво напечатанный на принтере так называемый сертификат, а диплом или что-то такое, который действительно означает, что человек прошел какую-то фундаментальную подготовку, их очень-очень мало. Их недостаточно. И с этим надо что-то делать. Необходимо обсуждение проблем фотографического образования и необходимости высшего фотографического образования. Потому что Минбразования как-то считает, что, видимо, это не так нужно, не обязательно. А по поводу школ, это та же самая история, как с фотоаппаратами, то есть любой человек может открыть фотошколу. По нынешнему законодательству, если сейчас ничего не менялось, если у вас до 70 часов курс, то вы фактически представляете информационные услуги, а не образовательные.

Как отразился кризис на фотографической прессе? Каковы, на Ваш взгляд, перспективы специализированных фотоизданий?

Этот вопрос, он настолько больной и настолько грустный, что то, что я сейчас скажу, наверное, никого не порадует. Перспектива фотографических изданий плохая сейчас. И не потому, что издания сами такие, а просто потому, что в нашей стране существует совершенно нелепая и дикая система распространения изданий. Не как где-нибудь в Европе, где на всю Англию 70-миллионную четыре дилера, которые продают журналы и газеты. Соответственно, например, издательство «Фьючи», в котором 70 журналов, там работают два человека, которые раз в год заключают четыре контракта, и, соответственно, журналы до 50-60%, ну, это докризисная информация, прибыли получают от розницы. У нас же – только от рекламы. Потому что вся розница, все то, что теоретически должна приносить розница, кладет себе в карман дилер, который продает это издание. Более того, для того, чтобы присутствовать в сетях, надо платить взносы какие-то. Знаете, сколько нужно для присутствия в сетях, если вы запускаете журнал, например, как «Диджитал фото», который бы распространялся так же, как крупнейшее издание наше по фото. Нужно в первый месяц только на эти самые взносы, фактически узаконенные взятки, надо заплатить 70 тысяч евро. Это данные на осень. Сейчас я не знаю ситуацию. И поэтому получается, что рентабельно сделать журнал, то есть, грубо говоря, ситуация, чтобы журнал популярен, читатели голосуют рублем, журнал живет, процветает – это очень сложно реализовать в наших условиях. То есть реклама – это хлеб. Что происходит с рекламными бюджетами, все прекрасно знают. Они сейчас как бы схлопываются, их приостанавливают. Конечно, кто-то, самые умные компании, они их просто снижают, но оставляют, но очень многие очень крупные компании просто приостанавливают. Есть такое замечательно слово из новояза – канцелируют. От слова cancel – то есть приостанавливают. И я сейчас просто искренне переживаю за своих коллег во всех изданиях. Дай Бог, чтобы этот год пережили существующие журналы, я просто им желаю, чтобы у них было все хорошо и замечательно. Потому что, конечно, особенно тяжело будет летом, когда понятно, что с рекламой совсем становится плохо. Ну и, естественно, покупки, тиражи всегда немножко падают на лето, потому что люди меньше начинают покупать. Вот такая ситуация. Но сейчас главное – пережить этот год. Мое лично мнение, что со следующего года как-то ситуация должна выровняться.

А сколько крупных дилеров, крупных розничных операторов?

Крупных – счет идет, может быть, на десятки. А в сумме сетей, может быть, даже сотни. Там их много-много, разных-разных.

И, несмотря на это, все равно ситуация такая с конкуренцией?

А это как порочный круг – как пошел в 90-е годы, и он не может никак остановиться. Вот сейчас, если кризис на это как-то повлияет, то тогда мы, может быть, увидим больше журналов хороших и разных в будущем. И специализированных, и самых разных.

Просто, мне кажется, здесь очень важно быть не за кого-то. Есть проблема, однозначно, у изданий. И я уверен, что есть проблемы и у дистрибьюторов, которые продают эти издания. И вот эти 60 тысяч евро, уверен, что они не в карман кладутся. Мы не знаем, какая маржинальность того бизнеса, я, честно говоря, просто им никогда не занимался, но уверен, что там административная рента колоссальная. Потому что вот эти палатки, эти маленькие киоски, которые продают, эти постоянные разрешения, постоянные переподтверждения разрешений, то их от метро отгоняют, то их у метро ставят, это все риски, это все потери. Плюс каждую палатку обязательно посетит какой-нибудь инспектор один раз в день, это надо будет дать. Ну, там есть свои трудности. Конечно, правильно было бы, наверное, встать на сторону создателя продукта, но, мне кажется, что здесь есть еще и трудности у реализатора этой продукции, у торговца.

Александр, я согласен, если бы была ситуация такова. Я отдаю ему, соответственно, свой тираж, он на него свои честные 20% ставит, и журнал при отпускной цене в 70 рублей идет за 90 рублей. Тогда, соответственно, как-то хотя бы логически оправдывается этот взнос. В розницу журнал может стоить до полутора, двух раз дороже, чем отпускная цена. То есть на нем зарабатываются деньги, и за это зарабатывание денег я плачу еще деньги. То есть я плачу деньги за то, чтобы на мне зарабатывали деньги. Здорово? Логично?

Насколько выгодно с точки зрения инвестиций вкладывать деньги в фото-бизнес в России?

Насколько выгодно вкладывать – вопрос странный. Вкладывать всегда выгодно, наверное, в бизнес, если это бизнес. Сегодня можно сказать, что фотобизнес, это бизнес, это предпринимательская деятельность, приносящая прибыль, поэтому, конечно же, вкладывать в него выгодно. Что имеется в виду – «фотобизнес России», - то ли это торговля фотоаппаратурой, то ли это печатание фотографий, то ли это издание фотожурналов, то ли это какие-то фотоуслуги населению – тут из вопроса не понятно. Но, мне кажется, в любом случае, в торговлю – это выгодно. Потому что популяризация идет. И, несмотря на кризис, рынок этот не схлопнется, рынок этот не сложится, он все равно будет в той или иной степени. Аксессуары тоже будут продаваться. Поэтому, мне кажется, что вкладывать в «железо» и заниматься торговлей, наверное, это перспективно, несмотря на кризис. Остальное мы уже, по-моему, обсудили, все остальные аспекты фоторынка, если мы берем фоторынок в целом, начиная от продажи фотоаппарата и заканчивая портретом на стене.

Да, это выгодно! Российский рынок все еще растет очень значительными темпами, поэтому мы видим, что наши инвестиции оправдываются растущей долей рынка и созданием имиджа истинного фото-бренда на российском рынке в длительной перспективе.

В чем специфика развития Российского фото-бизнеса по сравнению с другими странами?

Рынок воспринимает очень широкий спектр продукции от самых начальных моделей до хай-энда. Также мы видим очень большой потенциал в развитии продаж объективов и аксессуаров.

Российский фотобизнес отличается. Все российское отличается. Если мы берем мир, мы сравниваем, конечно, с Европой и с развитыми странами, с Северной Америкой, и с Россией – мы абсолютно разные. Потому что у нас было огромный провал с 17-го года по 91-й, когда все было поставлено с ног на голову, а там культура торговли, там бизнес фотоателье – он проходил эволюционное развитие. И, безусловно, совершенно иначе все строится. Мы сейчас осваиваем эти свободные рыночные пространства. Людей у нас мало как во власти, так и в бизнесе, которые адекватно воспринимают ситуацию. Поэтому, безусловно, это очень сложный рынок и с точки зрения его создания, и с точки зрения его развития, с точки зрения прогнозирования. Это дорогой рынок, как и любой рынок в России. У нас самый дорогой метр автотрассы, самый дорогой квадратный метр жилья, самая дорогая минута работы кого-то, самая высокая аренда. Поэтому, конечно, это рынок сложный, как и любой рынок в России. Он очень отличается от всех остальных рынков. Ну, вот, кто им занимается – тот герой.

Иностранные представительства крупнейших фотофирм сворачивают деятельность в России. Это тенденция кризиса или российский рынок не оправдал надежды?

Сворачивают. Но, однако, на выставку идут крупные. Кто-то сворачивает. Это вообще тенденция, сейчас все сворачивается. Сейчас все ужимается, сейчас все уменьшается. Нет ни одного бизнеса, который бы сейчас успешно развивался. Сейчас все сокращается. Поэтому в том нет какой-то особенности именно фоторынка. Фоторынок живет по законам всего рынка, по законам экономики. И никаких тут нет, мне кажется, особенных каких-то тенденций, которые влияют только на этот рынок. Общая ситуация кризиса, она и влияет на эти рынки. Усиливается конкуренция. В любом случае, победит тот, у кого будет лучшее предложение по лучшей цене, вот и все.

Кто-то сворачивается, а кто-то, наоборот, на этом выиграет. И сейчас те, кто умнее, они минимизируют, как-то адаптируются к проблемам, а некоторые рубят сплеча. Я знаю, например, есть крупные компании, типа того же HP, насколько я слышал, вообще как-то собираются из этой фотосферы уходить. Наверное, это такое несколько лихорадочное решение. Жаль. Обидно, когда такое происходит. Зато у других сейчас, особенно у компаний, которые пришли позже на фоторынок, у них сейчас будет грандиозный шанс как бы сравнять счет. Именно благодаря кризису.

Sony здесь, и демонстрирует свою уверенность в будущем российского рынка. Приходите на ФОТОФОРУМ и посмотрите насколько мы уверены в этом будущем!

Несмотря на кажущееся обилие учебных заведений те, кто может себе это позволить, едут получать фотографическое образование за границу. Когда, по вашим оценкам, русские смогут получить не только "диплом международного образца", но и полноценное высшее фотографическое образование, стать бакалаврами и магистрами фотографии у себя на родине? Что для этого необходимо, что этому мешает?

Я сейчас отвечу по поводу зарубежного образования. Это будет созвучно с тем, что Александр говорил о зарубежном фотобизнесе. Если посмотреть на все, на зарубежную фотографию, зарубежное фотообразование, зарубежную культуру рекламную, съемочную – у нее была именно некая линейность, не было вот этих обрывов, переломов каких-то, когда все либо останавливалось, либо радикально менялось, либо в это вторгалась идеология, либо, как в Советском Союзе, вообще необходимость фотообразования отсутствовала - люди, которые работали фотографами профессиональными в газетах, в журналах, они числились кем угодно, но не фотографами как таковыми. На Западе есть, например, известная Пражская школа фотографии. Если просто посмотреть на то, как строится у них учебный процесс, то повторить это невозможно. Для того чтобы повторить то, как работают тамошние школы, нужно сделать что-то подобное и подождать 10 лет. Знаете, как говорят, как сделать настоящий английский газон? Очень просто: посадите траву и стригите его 100 лет каждый день. Примерно так эта звучит поговорка. А высшее образование у нас нужно. Нужно наконец-то это сделать. И здесь, наверное, нужна поддержка и прессы, и коллег-фотографов, и общественности. Тема очень животрепещущая. Вот этот вопрос, он в головах у большинства, у многих. Просто, к сожалению, позволить себе поехать за границу – это сделать сложновато.

Многие экономисты небезосновательно считают, что не спрос определяет предложение, а предложение определяет спрос. Тем более условиях кризиса, когда потребность продавать то, что есть, а не выяснять, кому чего бы хотелось, стоит во всей остроте. Всегда считалось, что реклама является двигателем торговли. Необходимость продвижения продукта для того, чтобы его принял рынок, вроде бы не вызывает сомнений. Тем не менее пресловутый кризис привёл к радикальному сокращению рекламных и PR-бюджетов почти всех производителей и дистрибьюторов. Не является ли это проявлением маркетинговой близорукости? Ведь у людей короткая память, и последствием такого отношения к рекламе может стать существенное изменение послекризисного распределения долей рынка.

Это правда, что многие производители снижают свои инвестиции в рекламу и продвижение продукции до каких-то незначительных величин. Но мы, компания Sony, уверенны в будущем российского рынка и более чем когда-либо сосредоточены сейчас на его развитии, начиная прямо сейчас с выставки ФОТОФОРУМ-2009.

Если быть объективным, мне кажется, что российские расценки на PR и на рекламу, по сравнению с зарубежными расценками на PR и на рекламу, и с учетом покупательной способности населения российской и европейской, это что-то было неадекватное. Поэтому – ужмутся издания, которые являются рекламными носителями, ужмется телевидение, ужмутся компании, которые клеят в Москве билборды на улицах. Ничего, будет немножко все дешевле, ничего страшного, все это нормально. В любом случае, ни реклама не прекращается, ни PR не прекращается. Вообще не понимаю, причем здесь PR, это совсем иные вещи. Но реклама не прекратится, рынок рекламы будет. Он будет просто, мне кажется, это вот как раз позитивное влияние бизнеса, рынок рекламы будет более или менее вменяемый, что называется, он будет соответствовать по своей цене и по качеству предоставляемых услуг России.

Я объясню. PR-бюджеты действительно сокращаются. Под PR-бюджетами Владимир Самарин подразумевает те средства, которые тратятся на всевозможные акции, связанные с поддержкой каких-то программ учебных, с поддержкой каких-то мероприятий и так далее. То есть количество таких вещей будет немножко тоже срезано. С одной стороны, это все плохо, с другой стороны, может быть, наконец-то кто-то будет интересоваться последствиями рекламы, то есть ее эффективностью. Потому что сейчас ситуация какая была? Бешеные деньги тратятся, рынок огромный, на телевизоре это просто замусоренное телевизионное пространство, реклама, которая не работает, и никого это не волнует. Ведь вы знаете, что было до кризиса? Я думаю, этого уже больше не будет. Система распределения рекламных бюджетов, это была именно система распределения, как в старые добрые советские бюрократические времена. То есть вопрос не в том, хорошее издание, хорошая аудитория. Попал в медиа-план – дадут бюджет, не попал в медиа-план – хоть разложись перед ними, доказывай, что у тебя самая крутая аудитория – извините, вы не в медиа-плане. А медиа-план, кто утверждает? А где-то там, то в Европе, то в Японии. Почему в Японии? А кто его знает? То есть было много стихийного. Сейчас у меня единственная надежда, что мы немножко затянем пояса, немножко переживем это, зато потом будет больше здравого смысла в этой сфере, в этом бизнесе. Дай бог, чтобы к этому привело.

Из другой области, но, опять же, реклама и PR-акции. До сих пор странные вещи происходят, и людям не жалко денег. Есть некий торговый центр, один из самых пафосных в Москве, и там сейчас проходит акция. Там куча девиц, специально одетых, раздают карточки. Весь центр увешан дорогими билбордами, что проходит акция. На каждые 10 тысяч покупки ты получаешь купон, и потом, когда ты больше всех купишь, получаешь приз. Приз номер один – люстра. Приз номер два – посуда. Приз номер три – какая-то керамическая сковородка. Мне люстра не нужна и никому она не нужна, эта ваша люстра. И сковородка ваша керамическая тоже. Чтобы ее получить, я должен купить на миллионы рублей этих купонов. Это стоит очень дорого. Вот такие акции, я надеюсь, больше проходить не будут никогда. Потому что эффективность ноль, затраты колоссальные. А кто за это все платит? За это все платит человек, который приходит в этот торговый центр и видит сумасшедшие, космические цены на все. Потому что в итоге за все расплачивается конечный потребитель. Скорее всего, здесь связь между рекламным агентством и людьми, которые распределяют эти деньги, безусловно, откатывая какой-то процент и так далее. Это все очевидно.

Реклама для меня тема больная, потому что с недавних пор я стал руководителем отделения рекламы еще и в колледже. И я сейчас по долгу службы очень много ее смотрю. Я просто помню один совершенно курьезнейший эпизод, который я потом рассказывал, как анекдот. На МКАДе, вы знаете, на разделительной полосе стоят рекламные плакаты, такие маленькие, компактные. И стоит это дорого. Вообще, вся эта наружная реклама стоила дорого. Это было еще осенью. И вот я помню, иду я в четвертом ряду как раз в левом крайнем. И вот на протяжении пяти километров я пытался разглядеть, что там – вот просто смотрю. Эта череда рекламы идет – сделано так, что вообще ничего не понятно. То есть ни логотип не читается, ни бренд фирмы. И так я ехал километров пять, даже больше, я не понял что это было. А вы представьте себе, сколько в это денег вложено? А та же самая компания могла сделать на эти деньги… Как раньше говорили: сколько можно было построить больниц, школ и так далее.

Каким фотооборудованием пользуется каждый из вас? И еще, насколько профессионально вы снимаете или это все на уровне хобби?

Для меня хобби. У меня есть небольшой фотоаппарат, который я беру с собой куда-то в поездки. Для меня это исключительно хобби. Как часто? Какое-то событие я стараюсь отфотографировать и какую-то поездку стараюсь отфотографировать. Не ежедневно, конечно. Ну и на даче фотографирую эволюцию растений от зимы до осени – это всегда приятно. И эволюцию животных, которые вырастают от щенка до старой собаки. А, в принципе, профессионально не занимаюсь.

Если вы помните, что я сказал, что профессионал, это тот, кто зарабатывает фотографией деньги. Я, конечно, зарабатываю сейчас преподаванием фотографии, но в данном случае, конкретно самой фотографией напрямую я деньги не зарабатываю. Поэтому у меня это - то профессия, то хобби.

Я сам отнес бы себя к начинающим фотографам. Моей основной камерой является топовая модель компактных фотокамер Cyber-shot, но в последнее время я начал снимать на зеркальную фотокамеру Alpha.

Фотокамеры у нынешних фотографов настолько тяжелы и объемны, что повергают в изумление... Какой тяжести фотоснаряжение удивило бы Вас и какое Вы сами готовы носить с целью фотосъемки?

Я в свое время, будучи еще главным редактором ведущего журнала, все время бегал с «мыльницами», и все надо мной смеялись – почему не «зеркалка». Я говорил: «Вы знает, мне так легче». И вы знаете, у меня получилось так, что как-то раз, единственный раз в жизни мне пришлось сделать выставку свою, как-то меня уговорили, что называется, коллеги, и вдруг выяснилось, что самые душевные какие-то картинки, они получены именно компактами. Я очень люблю свою камеру «Иксус». Не потому, что какая-то реклама, просто я ею постоянно снимаю, у меня уже поколение сменилось камер пять разных. У меня есть «зеркалка», да. Раньше по долгу работы, понятно, через мои руки прошла практически вся современная фототехника. И вы знаете, когда вот это все проходит через тебя, становится все равно, чем снимать. То есть главное, мой критерий – камера должна не мешать делать то, что хочется. Вот если она делает, что вам надо, значит вам не нужно ни менять ее, ни заморачиваться на предмет каких-то супер-пупер новых новинок, которым добавили еще десяток мегапикселей. Это к вопросу еще о тяжести. Я катаюсь на сноуборде, и когда-то, в целях самощазиты, начал кататься в таком панцире, черепашка такая, защита. Я понимаю, что я могу упасть, и меня это защитит, но потерялось какое-то ощущение полета во время езды. И я решил снять эту защиту. Я понимаю, что я подвергаюсь, может быть, большему риску, если куда-то на камни попаду, но зато я чувствую себя как-то комфортно. Вот с камерой нужно так. Таскать с собой тяжелую профессиональную аппаратуру – ну, наверное, только когда это действительно нужно. Я понимаю, что бывают ситуации, когда экстремальная поездка, где нужно, чтобы камера была водозащищенной, пыли не боялась, в случае, если ты ее уронил, и объектив цел остался, и камера цела осталась. Тогда, конечно, там вопрос веса имеет значение, – что надо, то и берешь. Надо взять пять объективов – возьмешь пять объективов. Идешь на какую-то ответственную съемку – понятно, что одной камерой не обойдешься, нужно обязательно взять вторую – на всякий случай, если вдруг не дай бог что. Та же свадьба. Я когда провожу мастер-класс, говорю, почему нужна, например, вторая камера. Представьте себе ситуацию: вы снимаете невесту, выходящую из машины, загляделись в объектив, и вам открывающейся дверью бьют по камере. Что вы будете делать, если у вас нет второй камеры? А в такой ситуации можно себе представить даже достаточно профессионального человека. Здесь у меня нет каких-то конкретных предпочтений. У меня одно предпочтение, чтобы мне было комфортно с этой камерой. Мне комфортно ходить постоянно с компактом, а по серьезным поводам брать уже какие-то «зеркалки» с собой.

Вытеснит ли «цифра» пленку?

По-моему, победа уже констатирована однозначно и бесповоротно. У пленки, наверное, останется своя какая-то ниша.

Я сейчас немножко по-другому отвечу на вопрос. Он, действительно, как-то стал уже общим, такие вопросы задавались лет 8 назад. Но, я отвечу сейчас, может быть, несколько нестандартно на него. Дело в том, что я тут совершенно недавно узнал, что сейчас пошла такая мода у профессиональных фотографов, когда те, у кого хорошие профессиональные камеры, которые кадров по 8 в секунду снимают, они не заморачиваются на поиск какого-то момента, и просто, например, ради одного кадра снимают 500-600 кадров и уже получается как киносъемка такая. В общем, тут, наверное, все средства хороши ради получения результата, но это уже подход чисто цифровой, потому что это уже немножко другая психология рождается. То есть «цифра», это уже что-то, что касается современной фотографии, и можно уже говорить о том, что фотография, это мое мнение, я сейчас предсказываю, что фотография разделится на две ветви: на классическую и на современную. Причем, современную не в плане эстетики даже, а в плане и технологическом, и подхода творческого, и так далее, то есть комплекс такой. А классическая пленочная, она сейчас не то что не умрет, она сейчас набирает бешеную популярность. Понимаете, два года назад можно было б/ушную среднеформатную камеру купить меньше, чем за 20 тысяч рублей, объективы стоили копейки. Сейчас вы их днем с огнем, даже несмотря на кризис, не найдете. И пленка пошла. Я знаю, что «Фотофрейм», вот он рассказывал, у них пленка, аппаратура – все влет идет. То есть волна пошла. Люди возвращаются на пленку – кто-то ради моды, кто-то ради того, что понимает, что там действительно есть ряд каких-то вещей. Там больше думать приходится, понимаете? Кто любит думать, те, так или иначе, наверное, пленку не оставят. Хотя это становится сейчас уже достаточно дорогим и, я бы сказал, почти элитным удовольствием. Потому что это не так, как 10 лет назад, когда это было дешево и просто, и у каждого был фотоувеличитель.

Как ретроавтомобили, наверное.

Да-да, совершенно верно. То есть сейчас пленочную фотографию надо еще суметь себе позволить.

Что будет с теми лабораториями, которые сейчас обрабатывают и печатают пленку?

Мне кажется, они по-прежнему будут. Конечно, они будут модифицироваться, но, в любом случае, каким-то образом они будут жить. Наверное, это все будет меньше и меньше с людьми, больше и больше с аппаратурой, то есть это будут какие-то автоматы, аппараты, и человек будет самостоятельно приходить, платить деньги и сам будет что-то делать со своими пленками, сам будет проявлять, печатать, используя кнопки и все. Хотя, наверное, будут какие-то люди, которые будут еще помогать в этом. Мы только что говорили, что в любом случае пленочный бизнес остается, и он переходит в нишу высокого класса, что называется, и, соответственно, и обслуживание тоже ему понадобится. Хотя, мне кажется, что если человек увлекается пленочной фотографией, то, совершенно логично, он сам проявляет и сам печатает. Потому что, как я понимаю, все эти фотолаборатории массовые, которые открывались на каждом углу, они были рассчитаны на массового потребителя. Сегодня, если пленка не массовый потребитель. Но, мне кажется, что судьба их, конечно же, не радостная, но место остается на рынке. И если кто-то удержится, у него будет нормальный бизнес и деньги будут зарабатываться.

Я дополню. Ситуация несколько отличается в городах, которые принято называть миллионники и в мелких городах. Если вы заметите, что минилаборатории как таковые, маленькие, которые стояли в уголках магазинов, они исчезли практически как класс. То есть сейчас все перешло в так называемые лаборатории фотофинишинга централизованные, и этим лабораториям все равно, с чего печатать, с цифрового носителя, с пленочного. И понятно, что пленка еще какое-то время будет жить, особенно в регионах, в провинции, где и минилабы еще останутся какое-то время. А в больших городах все это будет плавно перетекать именно в централизованную форму. А то, что касается тех, кто сам пользуется пленкой, то мало кто сейчас печатает, обычно сканируют и печатают уже на струйных принтерах, благо некоторые, имеют качество великолепное. И это самый сейчас логичный способ. И, причем, сканер на среднеформатную пленку сейчас стоит не так дорого, который вполне позволяет нормальное качество получить. А профессиональные сервисы, которых не так много, но достаточно в Москве, где можно напечатать, даже ручную печать они предлагают.

Когда появится достойный аппарат с возможностью осуществлять подводную съемку?

Это очень странный вопрос. По-моему, таких аппаратов огромное количество… Может быть, у человека просто особенные требования, может быть, это связано с какой-нибудь супрглубиной в километр. А так – сейчас существуют подводные боксы для самых лучших современных камер топовых. Куда уж лучше? Покупайте такой бокс и снимайте!

В модельном ряду аксессуаров для компактных фотокамер у нас есть специальные боксы для съемки под водой. В зависимости от действительных требований рынка мы разработаем подводные боксы и для зеркальных фотокамер Alpha.

Как повлияет на рынок и потребителей перенос таможенного оформления на границу?

У нас есть ряд вопросов по поводу государства и бизнеса. Большая часть проблем у фотобизнеса, конечно же, находится в плоскости внешнеэкономической деятельности, потому что практически вся аппаратура импортируется. И я бы здесь говорил о проблемах, связанных как с таможней, так и с разрешительными всякими процедурами на товары, которые обладают беспроводными технологиями. Уже есть и фотоаппараты, которые способны в компьютер передать по беспроводным технологиям снимки, и видеокамеры тоже, наверное, можно отнести к этому рынку, они также обладают подобными устройствами. Ноутбуки, которые многие фотографы используют для редактирования своих произведений, также обладают WIFI, Bluetooth и прочее. Телефоны мобильные, которые сегодня тоже используются многими как фотоаппараты, тоже часть рыка. Поэтому вся эта техника, она проходит определенные разрешительные процедуры. К сожалению, сегодня, чтобы ввезти любой аппарат, обладающий беспроводными технологиями, нужны разрешения от государства. От кого, государство нам этого не говорит. До сегодняшнего дня не существует федерального органа исполнительной власти, который отвечает за выдачу разрешений. Однако таможне предписано, и таможня ничего не может с этим поделать, предписано проверять наличие этих разрешений. Вот в такой казуистике мы находимся. Поэтому вот вам и цены, вот вам и инфляция, вот вам административные барьеры. Государство сегодня много говорит о том, что кризис, это время снятия административных барьеров. К сожалению, ни один барьер, который существует на пути товара в страну, ни один барьер, который мы ощущаем на границе и при таможенном оформлении – не снят. Более того, по-моему, даже не рассматривается, как барьер. Нас это очень беспокоит. Перенос таможни, это реализация целой концепции. Первый этап концепции – отказ от оформления в Москве. Второй этап концепции, это этот и следующий год, - это полностью отказ от оформления импортных товаров в стране и 100%-ное оформление на границе. Уточню, имеются в виду товары, поступающие автомобильным транспортом. То есть железнодорожные, авиационные – все остается как есть. Рынок электроники и фото сегодня, в принципе, напрямую не коснулось закрытие Москвы для таможенного оформления. Потому что мы мало оформлялись в Москве, в основном оформлялись в Подмосковье. Это, конечно же, коснулось скоропортящихся товаров, это коснулось цветов, это коснулось лекарств. Там серьезные убытки, там серьезные проблемы, но это не тема сегодняшней встречи. Однако косвенно, конечно же, коснулось. Из-за того, что Москва закрылась и все массово переориентировались на Подмосковье, цены на оформление подросли, причем значительно, очереди подросли, поэтому оформляться стало дороже и дольше. Что будет дальше? Дальше закроется Подмосковье. Мы надеемся, что Федеральная таможенная служба извлечет уроки из того шока и кошмара, который случился в начале марта на рынке продовольствия, и не допустит такого же кризиса на других рынках, а все будет сделано плавно и подготовлено. Мы надеемся, что приграничные территории, где будет проходить оформление, которые сегодня представляют из себя пустыни, леса и горы, будут оборудованы, и там можно будет действительно получить качественную услугу по оформлению товара.

Когда в России появится Блэкберри?

Блэкберри появилась в России. МТС и Би-Лайн предоставляют эти услуги. Они очень ограничены. Как я понимаю, здесь очень мощный игрок – государство, это спецслужбы. Потому что Блэкберри использует технологии, скажем так, шифрования передачи информации, это все регулируемый рынок. И у нас в стране уже прорыв то, что разрешено, разрешено определенное количество абонентов. Я считаю, что тем, кому надо, у того Блэкберри есть. Опять же, Блэкберри в России есть, но большинство Блэкберри в Росси, это Блэкберри Европы, Блэкберри Англии. И платится тамошним оператором, не российским. Посмотрим, как пойдет он в МСТ и в Би-Лайне. Так что Блэкберри есть. Но есть ведь и другие технологии. Есть технологии Nokia, есть у МТС сегодня технологии Офис-Эксчейндж. Да, там не так сильно все шифруется, но, коллеги, я думаю, что у нас не так много людей, которым необходима стопроцентная безопасность переговоров. В основном это обычные офисные переписки, обычные письма, где мало коммерческой тайны. Можно подобрать себе дешевые сервисы и не Блэкберри.

Что даст потребителю перенос производства электроники в РФ?

Электроника, не фото. Потому что фото, по-моему, у нас не планируется к производству, а электроники уже достаточно много производится и планируется производство. Хотя вот недавно пришла печальная новость о закрытии в связи с кризисом завода «Электролюкс», который производил стиральные машины. Производство в России – это огромное количество плюсов. Это, прежде всего, рабочие места, налоговые отчисления, гарантированное сервисное обслуживание, гарантированные четки ритмичные поставки. В любом случае, если в России что-то открывается, какое-то производство, то это говорит о том, что у нас есть перспективы о том, что Россия все больше и больше интегрируется в мировое экономическое пространство, и это радует. Поэтому мы как ассоциация предпринимаем большие усилия для того, чтобы Россия стала привлекательной страной для открытия производств. К сожалению, государство пока значительной помощи в этом нам не оказывает. Помощь должна быть в чем? Надо иметь возможность быстро, дешево и несложно получить землю, построить завод, набрать или обучить людей и дешево и ритмично и без проблем завозить комплектующие, желательно по нулевой ставке таможенной пошлины. Всего этого пока нет на рынке электроники. И ставки высокие, и землю так просто не получишь, и людей не найти, потому что все поменяли профиль и мало профессионалов, и обучить непросто, и иностранцев завезти для работы колоссальная проблема, и так далее. Короче говоря, сегодня Россия проигрывает, очень проигрывает Китаю и Юго-Восточной Азии, где такие сборочные производства на каждом шагу. И уже проигрывает странам Восточной Европы, и даже Украине. К сожалению, это так. Опять же, будем надеяться, что кризис позволит открывать производства более просто, более легко, большая надежда здесь на региональные власти. Я знаю, что в Петербурге губернатор очень мощно помогает иностранцам открывать площадки. Я знаю, что Калужский губернатор очень помогает открывать. В Твери губернатор настроен позитивно и помогает. Мы в свое время этот путь предложили иностранным производителям – идти через губернии, идти через региональные власти, это мощные лоббисты. Этот путь оказался верным, правильным. Вот – совет всем остальным: не ждите помощи в Москве, идите в регионы, и вместе с губернатором лоббируйте открытие своих площадок.

Александр, вы упускаете кое-что по поводу производства, и все у нас упускают. Все говорят – производство в России. Все думаю, что оно что-то принесет. И все упускают такой экономический фактор – климат. В России полгода зима. Это раз. Второе. Российскому рабочему надо много кушать. Он не как китайский, он не может за 100 долларов в месяц работать, чашкой риса будучи сыт. У нас нельзя построить ангар с тонкими стенами и в нем работать, нужен фундамент, нулевой цикл, двойные стекла и так далее, и плюс еще куча отопления. То, что перевод какого-либо производства в Россию принесет нам какие-то дешевые товары, это миф. Да, таможенные пошлины, да, на них можно сэкономить. Но и только. Сейчас рабочий даже за 200 долларов не будет у нас работать, даже в провинции. Одни расходы… Вот если Восточная Европа, если сравнивать с Германией, то на один и тот же по размеру завод какой-нибудь у нас расходы на отопление будут отнимать в четыре раза больше. Очень хорошая книга была у Андрея Паршева «Почему Россия не Америка», рекомендую ее посмотреть, очень отрезвляюще действует. Он собрал достаточно известные факты, там про одни изотермы если посмотреть, можно много чего интересного узнать. Поэтому перенос какого-либо производства в Россию бизнесменам, да, он, может быть, даст большую маржу за счет экономии на таможенных каких-то пошлинах. Но дешевым оно никогда не будет. Это к вопросу, что принесет потребителю, и что не надо иллюзий строить на этот счет.

Я согласен с вами, я не говорю, что это будет дешевое. Потребителю принесет это то, что будет товар, который будет лучше и качественнее обслуживаться с точки зрения сервиса.

Это факт.

Почему до сих пор в России не работает сеть WI-MAX?

Потому что нет прозрачного распределения частот. Потому что не решен вопрос завоза оборудования WI-MAX и криптографии. Потому что последняя миля, это те провода, которые идут от счетчика к человеку, последняя миля проводов принадлежит монополисту или распределена непрозрачно между непонятными структурами. WI-MAX сегодня нет, потому что сегодня все, что с этим связано, полузаконно, сомнительно и монополизировано. Пока Министерство связи не решит вопрос распределения частот, не релит вопрос с ФСБ криптографии, не решит вопрос с Ростелекомом последней мили, не решит вопросы с ведомствами, такими как РАО РЖД и прочими с их частотами, пока не разгребет эти ужасные "авгиевы конюшни", я понимаю, что это ужасно, Россия будет на одном из последних мест по компьютеризации, по дешевому Интернету. Мы сегодня говорим о том, сколько стоит интернет в школах. Он самый дорогой в мире. Потому что нет дешевых технологий, беспроводных технологий. К сожалению, мы находимся, недавно был рейтинг, в шестом десятке стран по интернетизации, скажем так. Почему? Потому что вся система, и надо четко в этом признаться, она построена в 30-е годы, во времена Сталина, и как она была секретной, как она была непонятной никому, так она и остается. Сегодня все, что касается частот и их распределения, это все устаревший сталинский подход, грубо говоря, позавчерашнего дня. Так что WI-MAX сегодня... И не известно, когда он будет. Не верю я в то, что он скоро будет, никому это, как оказалось, не надо.

Какое из ведомств наиболее открыто для диалога с бизнесом, и с кем больше всего проблем?

Все открыты одинаково. Я бы не сказал, что какие-то есть очень закрытые, какие-то очень открытые. Сегодня, в общем-то, в принципе, если ты давно занимаешься связью с госорганами, то все для тебя в той или иной степени открыты. Я бы не сказал, что проблем во взаимоотношении, а проблем для решения больше всего с Федеральной таможенной службе. Подчеркну, потому что все товары импортные и все проблемы сходятся в одной точке: в точке оформления. Это проблема и таможенной стоимости, которая сегодня, опять же, не отвечает потребностям бизнеса и потребностям страны, потому что сегодня вопросы таможенной стоимости, это вопрос номер один. Это вопросы разрешительной документации, это вопросы организации таможенного оформления, вопросы отсутствия возможности льготно или упрощенно оформить свой товар. Мы работаем над тем, чтобы это изменить.

Уважаемый господин Сукэхиро Шунсаку! Расскажите, пожалуйста, насколько это возможно, какую долю в сравнении с Америкой, Японией, заподной и Восточной Европой занимает российский рынок в мировых продажах компактных и зеркальных фотокамер Sony. Какова динамика показателей, и как на неё повлиял кризис?

На мировом фоторынке лидируют США, за ними следуют Япония и Китай, затем несколько крупных западно-европейских стран и Россия. Влияние кризиса заметно велико абсолютно во всех регионах мира.

Почему города-милионники, в частности Ростов-на-Дону, не посещают с мастер-классами известные фотографы? Думаете нет спроса? Зря так думаете, он велик, а рынка нет.

Это все замечательно. Спрос-то, я знаю, что есть, но возникает вопрос: а понимает ли, например, уважаемый Николай, из чего состоит мастер-класс выездной какого-то известного фотографа? Мы сейчас даже не будем говорить про гонорар, который будет получать. То есть это билеты, если дальний город, это билеты на самолет, и не только для него, а как минимум, для трех человек. Перевозка аппаратуры, которую надо опять-таки где-то… либо арендовать. Потом, нужно обеспечить проживание на месте, и, опять-таки, не одному, а нескольким людям, обеспечить аренду какого-то зала, причем зала специализированного. И так далее, и так далее. Вот если все эти расходы сложить, добавить к ним некие гонорары, которые он долен получить, получится, что стоимость билета окажется, возможно, такой, что не знаю, пойдут ли люди на этот мастер-класс. Но, что я хочу сказать. Сколько я знаю действительно хороших нормальных фотографов, которые хорошо умеют читать мастер-классы, ни один не откажется от подобного приглашения, если будет согласовано с его личным графиком, если эта инициатива поступит как раз из этих самых городов, не обязательно миллионников, из любых. Поэтому, я считаю, что для того, чтобы известные фотографы ездили в города миллионники и в регионы, не нужно ничего особенного, нужно просто захотеть тем, кто в этих самых городах находится – какому-то сообществу энтузиастов, какой-то организации. Может быть, найти какого-то спонсора, который бы оплатил этот приезд. Я могу оставить свои координаты. И, пожалуйста, если у уважаемого Николая есть конкретные какие-то пожелания на этот счет, я с удовольствием помогу – либо могу организовать сам что-то, связанное с фотошколой, либо кого-то порекомендую, кому с этим вопросом обратится. И ФОТОФОРУМ для решения как раз подобных проблем – это самое идеальное место. Потому что там можно в живую посмотреть, пощупать, потрогать не только технику, но и людей, которые на этом фоторынке что-то значат.

Вы ностальгируете по советским временам и Зенитам?

Я не ностальгирую по советским временам. Более того, когда мне говорят, что и там было что-то хорошее… Что-то хорошее, это имеется в виду моя молодость? Это мое здоровье или что? Ничего хорошего в те времена не было. Это моя жесткая точка зрения. Все хорошее, что было там, могло быть гораздо лучше, если бы тех времен не было.

Я не знаю, как ответить на этот вопрос, потому что я согласен с Александром, что хорошее, что там было, это была молодость, это был какой-то взгляд на жизнь совершенно другой. Не то чтобы радикально другой, но какой-то более позитивный. А что касается ностальгии по «Зенитам»… Ну, простите, пожалуйста, я, конечно, ностальгирую по тому, когда я заходил в магазин и за 190 рублей смотрел на «Киев-19», и я понимал, что моя семья никогда не сможет себе позволить такие деньги отдать за фотоаппарат. Конечно же, я ностальгирую по тому моменту, когда я заходил и пускал слюни на фотообъективы и на среднеформатный «Салют» и так далее. А сейчас я могу все это купить. И даже лучше.

Сейчас все стремятся к мультемидийности в СМИ. Журналист должен и снимать и писать и разбираться в аппаратуре. Вы считаете это правильным?

Вопрос неоднозначный. Потому что в вопросе кроется, я понимаю, некоторый подвох. Хорошо ли, когда журналист является многостаночником? Наверное, так можно перефразировать вопрос Яны. А с другой стороны, этот вопрос можно так перефразировать: должен ли журналист быть грамотным технически? Что касается технической грамотности, это однозначно да!. Потому что, простите, пожалуйста, когда приходит какая-нибудь молодая девочка и предлагает свои услуги как корреспондент или как редактор, и когда она просто не может ничего сделать с компьютером, воспринимает цифровой диктофон как чудо техники – наверное, это смешно и, наверное, с этим надо сначала разобраться и прийти уже более или менее хотя бы на таком уровне подготовленным. Потом, опять-таки, уметь снимать. Я считаю, что чем большим знаний, смежных со своей профессией человек обладает, тем эффективнее он будет выполнять свою основную задачу – в данном случае как журналист будет лучше писать. А что касается фотографии, то, конечно – снять фотографию с нынешней конференции, чтобы показать, кто здесь присутствует, - наверное, можно научиться и журналисту обычному. А что касается каких-то серьезных съемок, то, конечно, это должен делать отдельный человек. Потому что есть режиссер, а есть оператор в кино, есть режиссер-оператор, есть это все. Есть разные варианты подхода к этому процессу. Но, все-таки, когда каждый делает свое дело, именно хорошо делает, то это лучше. Но при этом техническая грамотность нужна.

Каждый должен быть специалистом в своей сфере. Вот мы говорим сейчас о журналистах, которые пишут о фото. А журналист, который пишет о кино, он же не должен уметь снимать кино, он не должен быть режиссером или актером. Но он должен понимать процесс, он должен знать людей, понимать тенденции. То же самое о любом профессионале. Все уметь невозможно. Есть определенный набор. И вот коллега говорил о том, что официально нет профессии фотограф. У нас вообще сложно с определением функционала. Вот это огромная проблема. И проблема, она в кризис вскрылась, что у нас очень много лишних людей в компаниях. У нас много людей, у которых размыт функционал. Вот у журналиста есть свой функционал. Если ты пишешь о фото, ты должен разбираться в фотографии, ты должен разбираться в аппаратуре. Ну, уметь делать высокохудожественные произведения, я думаю, ты не должен. Это ремесло других людей. Ты должен быть грамотным журналистом.

Какие меры предпринимает компания Sony для эффективной работы в сегодняшних экономических условиях?

Мы воспринимаем текущие экономические условия, как хорошую возможность для того, чтобы пересмотреть наши приоритеты в бизнесе. В прошлом, в период процветающей, быстро растущей экономики, - развитие и рост были для нас первым и основным приоритетом. Мы должны были расширять нашу дистрибуцию настолько, насколько это было возможно для того, чтобы обеспечить растущий спрос и продажи во всех каналах продаж. С тех пор, как мы вошли в стадию экономического кризиса, мы были вынуждены перераспределить все наши ресурсы на поддержку продаж в жизнеспособных каналах и по самым популярным линейкам продукции. В нынешних условиях нам необходимо планировать бизнес более аккуратно, обсуждая все возможности с нашими стратегическими партнерами, с тем, чтобы максимизировать наш бизнес поддерживая оптимальный модел-микс (оптимальный баланс наиболее популярных моделей) и правильную дистрибуцию с тем, чтобы избежать убытков.

 

Я сейчас преподаю не только в колледже, но и еще в нескольких местах. У меня самая разная аудитория – от шестиклассников до взрослых совершенно людей, за 30 и так далее. Я занимаюсь преподаванием уже достаточно долго. И чем больше через меня проходит студентов, тем больше я убеждаюсь, что можно придумывать какие угодно методические изощрения, придумывать подход к людям и так далее – если у человека есть желание, он будет снимать. Если у человека желания нет, слово «мотивация» есть хорошее, то заставить человека нельзя. Каждую первую лекцию я начинаю с фразы, что – запомните, ребята, научить человека ничему невозможно, в принципе и по определению научиться чему-то человек может только сам, а ему могут в этом помочь. Что бы мы не обсуждали, как бы не дорожала техника, что бы не происходило с таможней, дает она добро или не дает, что бы не происходило с производством, что бы не происходило с кризисами – те, кто хочет быть в этом мире фотографии – те в нем будут. И те, кто его любит, те в нем будут чувствовать себя комфортно и приносить пользу и радость другим!

А я хотел бы пожелать другой аудитории, аудитории, которая зарабатывает на фотографии, на аппаратуре, которая продает аппаратуру, производит аппаратуру, я бы хотел пожелать всем коммерсантам этого рынка, да и вообще, успешно пережить этот кризис, сделать выводы правильные, принять правильные решения и воспрять через какое-то, опять же, желаю, короткое время.

 

online конференции
 



Наверх
Авторизация
He правильное имя пользователя или пароль
Войти через социальные сети
Регистрация
E-mail
Пароль
Подтверждение пароля
Введите код с картинки
He правильное имя пользователя или пароль
* Все поля обязательны к заполнению
Восстановление пароля
E-mail
Инструкции для восстановления пароля высланы на
Смена региона
Идет загрузка...
Произошла ошибка... Повторить
правила комментирования материалов

Регистрация пользователя в сервисе РИА Клуб на сайте Ria.Ru и авторизация на других сайтах медиагруппы МИА «Россия сегодня» при помощи аккаунта или аккаунтов пользователя в социальных сетях обозначает согласие с данными правилами.

Пользователь обязуется своими действиями не нарушать действующее законодательство Российской Федерации.

Пользователь обязуется высказываться уважительно по отношению к другим участникам дискуссии, читателям и лицам, фигурирующим в материалах.

Публикуются комментарии только на тех языках, на которых представлено основное содержание материала, под которым пользователь размещает комментарий.

На сайтах медиагруппы МИА «Россия сегодня» может осуществляться редактирование комментариев, в том числе и предварительное. Это означает, что модератор проверяет соответствие комментариев данным правилам после того, как комментарий был опубликован автором и стал доступен другим пользователям, а также до того, как комментарий стал доступен другим пользователям.

Комментарий пользователя будет удален, если он:

  • не соответствует тематике страницы;
  • пропагандирует ненависть, дискриминацию по расовому, этническому, половому, религиозному, социальному признакам, ущемляет права меньшинств;
  • нарушает права несовершеннолетних, причиняет им вред в любой форме;
  • содержит идеи экстремистского и террористического характера, призывает к насильственному изменению конституционного строя Российской Федерации;
  • содержит оскорбления, угрозы в адрес других пользователей, конкретных лиц или организаций, порочит честь и достоинство или подрывает их деловую репутацию;
  • содержит оскорбления или сообщения, выражающие неуважение в адрес МИА «Россия сегодня» или сотрудников агентства;
  • нарушает неприкосновенность частной жизни, распространяет персональные данные третьих лиц без их согласия, раскрывает тайну переписки;
  • содержит ссылки на сцены насилия, жестокого обращения с животными;
  • содержит информацию о способах суицида, подстрекает к самоубийству;
  • преследует коммерческие цели, содержит ненадлежащую рекламу, незаконную политическую рекламу или ссылки на другие сетевые ресурсы, содержащие такую информацию;
  • имеет непристойное содержание, содержит нецензурную лексику и её производные, а также намёки на употребление лексических единиц, подпадающих под это определение;
  • содержит спам, рекламирует распространение спама, сервисы массовой рассылки сообщений и ресурсы для заработка в интернете;
  • рекламирует употребление наркотических/психотропных препаратов, содержит информацию об их изготовлении и употреблении;
  • содержит ссылки на вирусы и вредоносное программное обеспечение;
  • является частью акции, при которой поступает большое количество комментариев с идентичным или схожим содержанием («флешмоб»);
  • автор злоупотребляет написанием большого количества малосодержательных сообщений, или смысл текста трудно либо невозможно уловить («флуд»);
  • автор нарушает сетевой этикет, проявляя формы агрессивного, издевательского и оскорбительного поведения («троллинг»);
  • автор проявляет неуважение к русскому языку, текст написан по-русски с использованием латиницы, целиком или преимущественно набран заглавными буквами или не разбит на предложения.

Пожалуйста, пишите грамотно — комментарии, в которых проявляется пренебрежение правилами и нормами русского языка, могут блокироваться вне зависимости от содержания.

Администрация имеет право без предупреждения заблокировать пользователю доступ к странице в случае систематического нарушения или однократного грубого нарушения участником правил комментирования.

Пользователь может инициировать восстановление своего доступа, написав письмо на адрес электронной почты moderator@rian.ru

В письме должны быть указаны:

  • Тема – восстановление доступа
  • Логин пользователя
  • Объяснения причин действий, которые были нарушением вышеперечисленных правил и повлекли за собой блокировку.

Если модераторы сочтут возможным восстановление доступа, то это будет сделано.

В случае повторного нарушения правил и повторной блокировки доступ пользователю не может быть восстановлен, блокировка в таком случае является полной.

Чтобы связаться с командой модераторов, используйте адрес электронной почты moderator@rian.ru или воспользуйтесь формой обратной связи.

Заявка на размещение пресс-релиза
Компания
Контактное лицо
Контактный телефон или E-mail
Комментарий
Введите код с картинки
Все поля обязательны к заполнению. Услуга предоставляется на коммерческой основе.
Заявка успешно отправлена