Алексей Пушков: кризис с ПАСЕ осложняет отношения с Советом Европы

Председатель комитета Государственной Думы РФ по международным делам Алексей Пушков. Архив
Руководитель делегации РФ в ПАСЕ Алексей Пушков рассказал в интервью РИА Новости, когда российская делегация вернется в ПАСЕ и что она планирует сделать в Страсбурге в первую очередь.

В конце февраля этого года исполняется 20 лет со дня вступления России в Совет Европы. В связи с юбилеем глава международного комитета Госдумы РФ, руководитель делегации РФ в ПАСЕ Алексей Пушков рассказал в интервью заместителю руководителя редакции международной информации РИА Новости Кристине Луна-Родригес о том, когда российская делегация вернется в ПАСЕ и что она планирует сделать в Страсбурге в первую очередь.

— Алексей Константинович, в этом году мы отмечаем 20-летие вступления России в Совет Европы. С какими результатами мы подходим к этой дате, учитывая разразившийся в последние годы кризис в отношениях с его парламентской ассамблеей?

— Как руководителю российской делегации в Парламентской ассамблее Совета Европы мне пришлось быть в центре всех событий и всех дебатов последнего времени вокруг участия России в этой организации. Должен сказать, что эти результаты весьма противоречивы. Вступление России в Совет Европы в 1996 году сыграло позитивную роль с точки зрения сближения России с европейскими организациями, участия в общеевропейских процессах, в выработке общих подходов с европейскими государствами и налаживании весьма активного сотрудничества между российскими исполнительными структурами и Советом Европы.

Россия присоединилась примерно к 70 конвенциям, которые были выработаны в рамках Совета Европы. То есть мы в рамках этой организации участвовали в создании общего юридического и культурного пространства, общего пространства ценностей. И, будучи европейским государством, мы продвинулись в этом смысле к созданию некой общеевропейской общности, которой не было в годы холодной войны. Кстати, именно эти направления взаимодействия с Советом Европы остаются наиболее продуктивными, наиболее важными для нашей страны.

Наше участие в Совете Европы было сопряжено и с нашим сотрудничеством с Евросоюзом в период, когда между Россией и ЕС было стратегическое партнерство. Ведь большая часть стран Совета Европы члены ЕС. Тогда речь шла о создании между нами четырех общих пространств: экономического, гуманитарного, правового и пространства безопасности. И наше участие в деятельности Совета Европы способствовало этой задаче.

В условиях политического кризиса, вызванного событиями на Украине, наше взаимодействие с Советом Европы продолжилось. Однако наши отношения с ПАСЕ вступили в зону острого кризиса. Связано это с тем, что в отношения между Россией и Советом Европы изначально было заложено серьезное противоречие. Дело в том, что Россия это особое государство. Россия — одна из крупнейших стран мира, член Совета Безопасности ООН, ведущая ядерная держава, страна, которая вместе с другими ведущими государствами мира участвует в решении глобальных проблем. Однако подавляющее большинство стран, входящих в Совет Европы, это чисто европейские государства, не оказывающие существенного влияния на процессы, происходящие за пределами европейского континента.

Вступив в Совет Европы, Россия согласилась с тем, что европейские государства, которые являются меньшими по размеру, по весу, по объективному положению в международной системе координат, получили право выносить оценки России, ее политической системе, функционированию ее демократических институтов, ее внешней политике.

Таким образом, Россия поставила себя под добровольный контроль государств, входящих в Совет Европы. На уровне исполнительной власти это, как правило, не приводило к острым конфликтным ситуациям в силу того, что за счет межгосударственной дипломатии многие противоречия удавалось сглаживать и преодолевать. Но в ПАСЕ, которая является организацией, представляющей депутатский корпус европейских государств, и в которой очень сильны идеологические начала, это противоречие неизбежно вышло наружу. Причем за последние 15 лет это произошло несколько раз и во все более острой форме. Я имею в виду кризис в отношениях между Россией и ПАСЕ во время второй чеченской войны, затем в 2008 году после войны с Грузией и признания независимости Абхазии и Южной Осетии и, наконец, в 2014-2016 годах в связи с событиями на Украине.

Начиная с 1996 года Россия находится под мониторингом ПАСЕ. Это означает, что ПАСЕ направляет к нам миссии, делегации наблюдателей, перед которыми Россия обязана отчитываться за выполнение тех требований и тех резолюций, с которыми выступает ПАСЕ. При этом такие миссии не направляются в страны Западной и Центральной Европы, и Россия лишена возможности выносить собственные оценки их политической практики и законодательству. По непонятным причинам эти страны, как "жена Цезаря", выше всяких подозрений. Очень часто нас критикуют представители малых или средних государств, которые имеют много претензий к России в силу исторических причин (например, государства Прибалтики или Польша), острых психологических комплексов или русофобских настроений, распространенных в правящей элите этих государств. Представители этих стран по определению неспособны к объективным подходам.

Сегодня в мире есть три самостоятельных центра принятия крупнейших внешнеполитических решений — США, Россия и Китай. Россия подтвердила свое положение самостоятельного центра, приняв решение о военно-воздушной операции в Сирии. При этом она находится под внешним контролем со стороны ПАСЕ. В этом заложено базовое противоречие. Ни США, ни Китай не входят ни в одну международную организацию, которая ограничивала бы их свободу маневра, кроме ООН, которая является универсальной международной организацией. США не признают юрисдикцию Международного уголовного суда и не присоединились к нему. Они не участвуют в таких организациях, как Европейский суд по правам человека. Граждан США нельзя судить за пределами страны, США добиваются их экстрадиции, чтобы судить их только на своей территории. Не всегда США это удается, но таков подход.

Когда Россия в 1996 году вступила в Совет Европы, она добровольно согласилась на ограничение собственного суверенитета. Ни с одной другой международной организацией Россия не пошла на такое самоограничение. Отсюда закономерные и регулярные кризисы. Эти кризисы заложены в природу отношений между Россией и Советом Европы. Этого нельзя сказать об отношениях с Испанией, Италией, Болгарией, Венгрией и т. д. Там тоже есть свои кризисы, когда государства настаивают на большем суверенитете, чем им готовы дать в Совете Европы. К примеру, был кризис с Венгрией, с Великобританией. Европейский суд по правам человека потребовал от Лондона обеспечить заключенным право голосовать, что не предусмотрено британским законодательством. Были проблемы с Кипром, когда он отказался включить в состав делегации ПАСЕ представителей турецкой части Кипра.

Это привело к тому, что Кипр вообще не участвовал в деятельности ПАСЕ лет 15 или 20. Крупные кризисы были и с другими государствами, которые настаивали на своей суверенности. Но если для тех государств это проявление суверенности является исключительным случаем, то для нас, с нашим объемом, весом, вовлеченностью в мировые вопросы, ситуация такова, что мы постоянно вступаем в противоречие с требованиями Совета Европы. И это, конечно, вызывает вопрос: а примиримы ли вообще национальные интересы России с требованиями этой организации?

Почему Россия третий год подряд не участвует в деятельности ПАСЕ? Это связано не только с санкциями, которые приняли против нас, это связано и с тем, что ПАСЕ утратила свой моральный авторитет для России. Мы разошлись не просто по деталям и отдельным действиям России, мы разошлись по базовой оценке событий на Украине. ПАСЕ никак не отреагировала на госпереворот, даже отказалась рассматривать этот вопрос. Она не отреагировала на резню в Одессе. Она не отреагировала на убийства мирных жителей Донбасса украинскими войсками. Она не предприняла ничего, чтобы на Украине соблюдались три принципа, которые ПАСЕ начертала на своих знаменах, — принципы защиты верховенства закона, прав человека и демократии. ПАСЕ абсолютно проигнорировала результаты референдума в Крыму, хотя это, безусловно, демократическое проявление и заслуживало отдельного доклада или, во всяком случае, заслуживало внимания как проявление воли жителей Крыма. ПАСЕ проигнорировала это и выбрала геополитику, однозначно встав на сторону правительства Киева, не осудив его ни за одно из нарушений этих принципов, и продолжает поддерживать его против России. ПАСЕ даже отказалась принять резолюцию, которая осуждала бы деятельность радикальных неонацистских и экстремистских организаций на территории Украины. И это был полный скандал, так как за два года до этого такая резолюция была принята Европарламентом. То есть ПАСЕ утратила свой моральный авторитет, она не является для нас организацией, чей авторитет мы признаем. При этом Россия сегодня не ставит своей задачей выход из Совета Европы.

—  Несмотря на противоречия, о которых вы говорили?

— Пока да. Мы исходим из того, что являемся частью Европы, а в Совет Европы входят все 47 европейских государств. Однако эти противоречия существуют и неизбежно приводят к кризисам в наших отношениях. Нам иногда пытаются представить дело таким образом, что у России кризис только с ПАСЕ, а с Советом Европы все замечательно. Но это тоже не так.

— Это ответ на слова генерального секретаря Совета Европы Турбьерна Ягланда, который ранее в интервью РИА Новости заметил, что он не знает, что "произошло между ПАСЕ и РФ"?

— В том числе. Мне позиция господина Ягланда понятна. Он не несет прямой ответственности за действия ПАСЕ и не хочет нести такой ответственности. Поэтому он от нее дистанцируется.

— То есть господин Ягланд лукавил?

— Нет. Он дистанцируется от решения ПАСЕ по двум причинам. Во-первых, он не имеет над ней контроля, во-вторых, он пытается спасти отношения между Россией и Советом Европы. Он подчеркивает позитивные элементы в наших отношениях. Но я настаиваю на том, что нельзя вообще отделить деятельность ПАСЕ от деятельности Совета Европы и сказать, что это какие-то непонятные люди, к деятельности которых Совет Европы не имеет никакого отношения. Кризис с ПАСЕ является проблемой для всего Совета Европы, а не только для ассамблеи.

Как я уже отмечал, Россия пока не ставит перед собой вопрос о выходе из Совета Европы, но я думаю, что возникает очень серьезный вопрос относительного того, на каких основах мы будем дальше действовать в рамках ПАСЕ. На мой взгляд, Россия должна поставить вопрос об отказе ПАСЕ от практики направления мониторинговых миссий в 7-8 стран Совета Европы. Эта практика должна быть распространена на все страны-члены Совета Европы либо от нее надо отказаться как таковой, как дискриминационной по характеру и перейти только к так называемому тематическому мониторингу, когда практику нескольких стран рассматривают, например, на предмет соблюдения прав заключенных или работы их судебной системы.

Если возвращение России в ПАСЕ станет возможным, мы будем добиваться пересмотра дискриминационных процедур ассамблеи. Время раздела Европы на учителей и учеников закончилось. Мы не считаем, что страны Восточной Европы являются зоной большего нарушения прав человека, чем страны Западной Европы, особенно в условиях наплыва беженцев и связанных с ним правонарушений. Ситуация изменилась, она сдвинулась, и поэтому мы будем добиваться либо отмены национального мониторинга, либо введения единой системы мониторинга для всех государств.

— Новый глава ПАСЕ Педро Аграмунт в первом интервью РИА Новости заявил о готовности продолжать диалог с Москвой. Рассматриваем ли мы это заявление, как некий сигнал для начала диалога, или российской стороне нужно нечто большее для начала такого диалога?

— Мы приветствуем желание господина Аграмунта продолжать диалог. В свое время мы пытались поддерживать диалог в условиях нашего отсутствия с прежним руководством ПАСЕ во главе с Анн Брассер. В 2014 году такие переговоры проходили и в Москве, и в Париже, и в Страсбурге, причем на высшем уровне — Госдуму на этих переговорах представлял Сергей Евгеньевич Нарышкин. Но, к сожалению, они не дали никакого продвижения в главном вопросе снятия санкций с российской делегации, и санкции были подтверждены в январе 2015 года. После чего мы прекратили все отношения с тем руководством ПАСЕ.

Сейчас в ПАСЕ новое руководство, пришел новый председатель, сменились два руководителя парламентских групп — народников и консерваторов. На наш взгляд, это открывает возможности для определенных контактов с новым руководством ПАСЕ для обсуждения создавшегося кризиса и подготовки условий для возвращения России к полноценному участию в деятельности этой организации. В каких формах будут эти контакты, это вопрос, который нуждается в дальнейшей проработке.

— Обсуждается ли участие России в апрельской сессии?

— Нет, речь о нашем возвращении на сессию не идет. Просто потому, что в ПАСЕ уже было принято решение, о чем мы были официально проинформированы, что тот факт, что мы не запросили полномочия на январскую сессию ПАСЕ, означает наше отсутствие до конца года. Теоретически мы можем обратиться после сентябрьских выборов, когда будет сформирован новый состав Госдумы. Однако вероятность этого остается маленькой, так как осенняя сессия ПАСЕ начнется в первой половине октября, когда новый состав Госдумы еще не успеет провести первую встречу. Реалистически следует говорить о возможности участия российской делегации в сессии в январе 2017 года. Но если от ПАСЕ поступят предложения о контактах руководства ПАСЕ с руководством Госдумы, такие предложения будут рассмотрены.

— В принятых в отношении России резолюциях российская сторона была лишена права голоса, права участия в работе уставных органов, права наблюдения за выборами. Но у нас остались возможности для выступления, созыва пресс-конференций, подготовки докладов, работа в профильных комиссиях, почему мы не воспользовались этим и приняли радикальное решение покинуть ПАСЕ до конца года?

— Потому что, не имея возможности голосовать и влиять на повестку дня на заседаниях бюро и постоянного комитета, мы теряли равное положение с другими делегациями. Для нас был неприемлем сам принцип того, что мы находимся в положении ярко выраженного неравноправия. Речь не шла о третьестепенных санкциях, таких как запрет на участие в наблюдательных миссиях ПАСЕ на выборах в других государствах. Это мера носит символический характер и мало на что влияет. А вот если вы лишены возможности голосовать, то вы лишены возможности влиять на решение ассамблеи.

— Но мы могли выступать и документы готовить.

— Любой документ, подготовленный Россией в условиях санкций, будет автоматически заблокирован на уровне любого комитета ПАСЕ

— То есть вы считали это бессмысленным?

— Абсолютно бессмысленным. Потому что сам факт нахождения страны под санкциями блокирует ее инициативы. Таковы механизмы ПАСЕ.

— Не могу не спросить по поводу взноса России в Совет Европы. Насколько я знаю, мы первый раз применили процедуру по рассрочке его выплат. Со стороны Страсбурга такое решение может быть воспринято как шантаж.

— Почему шантаж? Это наше право. Это даже Анн Брассер признавала, когда была председателем ПАСЕ. Право любого государства выплачивать взнос частями до определенного срока, когда должен быть выплачен весь взнос за год. Этот срок наступает летом. До лета мы можем не выплачивать ничего и летом можем выплатить весь взнос. Есть крайний срок, после которого на страну накладываются штрафные санкции за неуплату взноса. Если Россия переведет свой взнос до этого крайнего срока, то она не вступает в противоречие ни с какими документами Совета Европы. Это абсолютно наше право.

Почему пошли на такую акцию? Мы этим демонстрируем и ПАСЕ, и Совету Европы, что мы не согласны с дискриминационным подходом, который торжествует в ПАСЕ.

Раньше мы всегда вносили взнос за год вперед. Сейчас мы показываем, что ситуация серьезная, кризис надо решать и руководство Совета Европы должно обратить на это самое серьезное внимание. То есть мы задействовали здесь финансовый инструмент для подчеркивания серьезности положения.

— С этого года Турция стала основным плательщиком в бюджет Совета Европы. Не может ли так случится, что российская делегация, когда соберется, вернется в другую ПАСЕ, с другой повесткой дня?

— Нет, конечно. Переход Турции в число основных плательщиков никак не сказывается на статусе России. Россия остается среди основных плательщиков Совета Европы.

— Вы не так давно вернулись из Афин, шла ли там речь о ПАСЕ, о снятии санкций с РФ?

— Да, речь шла об этом с членами делегации Греции в ПАСЕ. Афины занимают здесь очень взвешенную позицию: греческие депутаты выступали против санкций в отношении России, которые не дают нам возможности работать полноправно.

Да, мы обсуждали, что должно быть сделано для того, чтобы с российской делегации были сняты санкции. Мы обсуждали это в достаточно конструктивном ключе. Как мне кажется, к концу года могут возникнуть определенные изменения в настроениях в ПАСЕ. Но это, естественно, будет во многом зависеть от позиции Евросоюза. Поскольку большинство государств-членов ПАСЕ входят в Евросоюз, то если ЕС начнет ослаблять санкции к концу года, то это скажется и на позиции большинства национальных делегаций ПАСЕ. В этом случае смогут появиться условия для возвращения России к полноценному участию в ПАСЕ, не ограниченному санкциями.

Интервью
Партнеры



Наверх
Авторизация
He правильное имя пользователя или пароль
Войти через социальные сети
Регистрация
E-mail
Пароль
Подтверждение пароля
Введите код с картинки
He правильное имя пользователя или пароль
* Все поля обязательны к заполнению
Восстановление пароля
E-mail
Инструкции для восстановления пароля высланы на
Смена региона
Идет загрузка...
Произошла ошибка... Повторить
правила комментирования материалов

Регистрация пользователя в сервисе РИА Клуб на сайте Ria.Ru и авторизация на других сайтах медиагруппы МИА «Россия сегодня» при помощи аккаунта или аккаунтов пользователя в социальных сетях обозначает согласие с данными правилами.

Пользователь обязуется своими действиями не нарушать действующее законодательство Российской Федерации.

Пользователь обязуется высказываться уважительно по отношению к другим участникам дискуссии, читателям и лицам, фигурирующим в материалах.

Публикуются комментарии только на тех языках, на которых представлено основное содержание материала, под которым пользователь размещает комментарий.

На сайтах медиагруппы МИА «Россия сегодня» может осуществляться редактирование комментариев, в том числе и предварительное. Это означает, что модератор проверяет соответствие комментариев данным правилам после того, как комментарий был опубликован автором и стал доступен другим пользователям, а также до того, как комментарий стал доступен другим пользователям.

Комментарий пользователя будет удален, если он:

  • не соответствует тематике страницы;
  • пропагандирует ненависть, дискриминацию по расовому, этническому, половому, религиозному, социальному признакам, ущемляет права меньшинств;
  • нарушает права несовершеннолетних, причиняет им вред в любой форме;
  • содержит идеи экстремистского и террористического характера, призывает к насильственному изменению конституционного строя Российской Федерации;
  • содержит оскорбления, угрозы в адрес других пользователей, конкретных лиц или организаций, порочит честь и достоинство или подрывает их деловую репутацию;
  • содержит оскорбления или сообщения, выражающие неуважение в адрес МИА «Россия сегодня» или сотрудников агентства;
  • нарушает неприкосновенность частной жизни, распространяет персональные данные третьих лиц без их согласия, раскрывает тайну переписки;
  • содержит ссылки на сцены насилия, жестокого обращения с животными;
  • содержит информацию о способах суицида, подстрекает к самоубийству;
  • преследует коммерческие цели, содержит ненадлежащую рекламу, незаконную политическую рекламу или ссылки на другие сетевые ресурсы, содержащие такую информацию;
  • имеет непристойное содержание, содержит нецензурную лексику и её производные, а также намёки на употребление лексических единиц, подпадающих под это определение;
  • содержит спам, рекламирует распространение спама, сервисы массовой рассылки сообщений и ресурсы для заработка в интернете;
  • рекламирует употребление наркотических/психотропных препаратов, содержит информацию об их изготовлении и употреблении;
  • содержит ссылки на вирусы и вредоносное программное обеспечение;
  • является частью акции, при которой поступает большое количество комментариев с идентичным или схожим содержанием («флешмоб»);
  • автор злоупотребляет написанием большого количества малосодержательных сообщений, или смысл текста трудно либо невозможно уловить («флуд»);
  • автор нарушает сетевой этикет, проявляя формы агрессивного, издевательского и оскорбительного поведения («троллинг»);
  • автор проявляет неуважение к русскому языку, текст написан по-русски с использованием латиницы, целиком или преимущественно набран заглавными буквами или не разбит на предложения.

Пожалуйста, пишите грамотно — комментарии, в которых проявляется пренебрежение правилами и нормами русского языка, могут блокироваться вне зависимости от содержания.

Администрация имеет право без предупреждения заблокировать пользователю доступ к странице в случае систематического нарушения или однократного грубого нарушения участником правил комментирования.

Пользователь может инициировать восстановление своего доступа, написав письмо на адрес электронной почты moderator@rian.ru

В письме должны быть указаны:

  • Тема – восстановление доступа
  • Логин пользователя
  • Объяснения причин действий, которые были нарушением вышеперечисленных правил и повлекли за собой блокировку.

Если модераторы сочтут возможным восстановление доступа, то это будет сделано.

В случае повторного нарушения правил и повторной блокировки доступ пользователю не может быть восстановлен, блокировка в таком случае является полной.

Чтобы связаться с командой модераторов, используйте адрес электронной почты moderator@rian.ru или воспользуйтесь формой обратной связи.