Гендиректор МОМ: причины появления новых беженцев не устранены

Гендиректор Международной организации по миграции Уильям Лэйси Свинг. Архивное фото
Генеральный директор МОМ Уильям Лейси Свинг рассказал в интервью РИА Новости, почему урегулирование в Сирии является ключевым фактором в решении миграционной проблемы, ожидать ли в 2016 году массового приезда мигрантов в Европу и как можно сделать из беженцев реальную рабочую силу.

Более миллиона мигрантов и беженцев по данным Международной организации по миграции (МОМ) прибыли к европейским берегам морскими путями в 2015 году. А за первый месяц 2016 года их количество уже возросло на 70 тысяч человек.
О том, ожидать ли в 2016 году массового приезда мигрантов в Европу, как можно сделать из беженцев реальную рабочую силу и почему урегулирование в Сирии является ключевым фактором в решении миграционной проблемы, в интервью РИА Новости рассказал генеральный директор МОМ Уильям Лейси Свинг.

— Дания недавно ввела закон, по которому мигранты и беженцы должны лично платить за свое пребывание в стране. В Швейцарии также рассматривается введение аналогичной миграционной политики, согласно которой власти смогут изымать у беженцев средства на сумму в 1000 швейцарских франков. Не опасаетесь ли вы в такой ситуации эффекта домино, который затронет уже все государства Европы, куда направляются беженцы?

— Я надеюсь, что нет. Потому что я думаю, что существует недопонимание мотивов, которые движут мигрантами, и их причин для приезда в страну. Те мигранты, которые приезжают из Турции, попадают под конвенцию 1951 года о предоставлении убежища. Большая часть из них бежит от пятилетней войны в Сирии или из двух других нестабильных районов – Афганистана и Ирака. Некоторые приходят из других стран, находящихся в кризисе. И вот они приезжают в надежде получить защиту, согласно конвенции 1951 года. Другие нуждаются в иной форме защиты и помощи, которая не отражена ни в одном законе или конвенции. У нас есть такие пробелы в защите (беженцев – ред.).

И мне кажется, это действительно в интересах страны предоставить им бесплатный доступ к общественным услугам. Потому что все хотят иметь здоровое общество и, соответственно, хотят иметь здоровых мигрантов, которые являются частью этого общества.
То же самое и в отношении школ. Необходимо учить детей мигрантов, чтобы они были столь же образованны, как и ваши собственные дети, чтобы иметь образованное общество.

Еще одна вещь заключается в том, что существует связь между гуманитарной составляющей и развитием. В том смысле, что чем раньше вы сделаете этих людей рабочей силой, тем быстрее они начнут работать и платить налоги. Они станут платить вам обратно, ухаживать за заболевшими местными жителями и престарелыми людьми.

Так что необходимо нечто большее, чем краткосрочное видение ситуации, согласно которому у них сейчас просто забирают деньги, когда идея заключается в том, что они могут вносить свой вклад. Мигранты – великие агенты развития.

— А вы как-то пытаетесь донести эти идеи до руководства Евросоюза?

— У нас не прекращается диалог с Европейским Союзом. У нас очень хорошие отношения как с Советом Европы, так и с Еврокомиссией. И я думаю, необходимо признать, что Еврокомиссия и Совет Европы развивают свою политику. Они привносят много изменений, которые движутся в правильном направлении.

Мы до сих пор еще не пришли к тому, где должны быть, а именно к всеобъемлющей долгосрочной миграционной политике и политике предоставления убежища, которая отвечает не только за безопасность, но и за такие аспекты, как интеграция, политика диаспоры – все то, что составляет хорошую миграционную политику. Но я думаю, мы к этому придем. Это займет время, но я думаю пока не умно считать, что поток мигрантов прекратится.

Если вы посмотрите на цифры за январь, то они гораздо больше, чем были в январе 2014 года. А мы еще только в середине зимы. И если вы меня спросите, какой у меня прогноз на 2016 год, то я вам скажу, что не смогу спрогнозировать. Но я могу перефразировать вопрос и спросить, изменились ли причины, по которым люди устремились на Север в 2015 году?
Мой ответ — нет, они не изменились. У нас до сих пор есть конфликты на пространстве от восточной Африки до Азии. У нас есть Боко Харам в Нигерии, 30 лет нестабильности в Сомали, у нас есть этнический и религиозный конфликт в Центральноафриканской Республике, у нас ситуация раздробленности в Южном Судане, у нас незавершенное преобразование в Ливии и Йемене. И у нас есть пятилетняя война в Сирии, Афганистан и Ирак. И все это вместе означает, что у нас будет больше людей, которым необходимо переселиться.

Сегодня мы можем сделать больше для поддержки соседних с ними стран. Для четырех стран, которые соседствуют с Сирией, в особенности Ливана, Иордании и Турции, а также и для Ирака, которые несут тяжкое бремя. В Ливане 4,5 миллиона людей и миллион мигрантов, у Иордании, где мало воды, их более миллиона. А Турция приняла самое большое количество мигрантов, почти 2,5 миллиона.

Так что мы должны им помочь попытаться стабилизировать это население и обеспечить для них выполнение программ вроде Всемирной продовольственной программы и деятельность Верховного комиссара ООН по делам беженцев. Чтобы у них были деньги на поддержку этих людей в лагерях, особенно школ для детей и предоставления возможности для беженцев работать на местную экономику.

Другая помощь для Ливана и Иордании, которые являются странами со средним доходом, заключается в том, чтобы забыть на время этот статус, чтобы они смогли получать льготную поддержку от МВФ и Всемирного банка.

— Как вы оцениваете произошедшее в Кельне в новогоднюю ночь?

— Это полностью предосудительные действия, которые непростительны, независимо от того, кто их совершил — мигранты, беженцы, обычные граждане. Это непростительно и должно решаться в соответствии с местным законодательством. Это совершенно ясно.

С другой стороны, вы не можете рационально и логически или по-человечески обвинять миллион мигрантов за то, что сделали пара десятков человек. Всегда в любом обществе, в любой группе людей у вас будет кто-то, кто будет плохо себя вести. Подавляющее большинство местного населения ведут себя хорошо, так как хотят обрести новую жизнь.

Так что я не обесцениваю тот факт, что виновные должны быть осуждены, но мы не должны создавать новую трагедию, говоря о том, что все мигрант одинаковы.

— Швейцария 28 февраля как раз намерена провести референдум, на котором будет решаться вопрос о высылке из страны мигрантов, совершивших преступления. Вы считаете это хорошей идеей?

— Это должно решать государство. Мы в целом не считаем, что насильственная депортация это хороший путь. Но это решение они должны принимать сами.

— Сегодня в Европе многие опасаются открыто негативно высказываться о мигрантах, чтобы соблюсти толерантность. И такая политическая корректность лишь разжигает неприязнь к мигрантам. Вас это не беспокоит?

— Меня заботит то, что необходимо изменить общественное мнение о мигрантах и беженцах, потому что сейчас широко распространена антимиграционная политика.

— Но есть ли реально в Европе единый план того, что делать с мигрантами? Недавно премьер-министр Сербии Александр Вучич заявил, что никто на самом деле такого плана не имеет и не знает, что делать.

— Сербия лишь одна из балканских стран, которая приложила наибольшее усилие для обеспечения прав мигрантов.

— Но есть ли сейчас такой долгосрочный план?

— У нас сейчас есть краткосрочный план, сконцентрированный вокруг безопасности и способности справиться с проблемой. Но у нас есть и миллион мигрантов. И если бы другие следовали мудрым решениям канцлера ФРГ Ангелы Меркель попытаться предоставить этим людям поддержку и защиту, у нас бы не было этой проблемы сегодня, потому что они уехали бы в другие страны. Потому что миллион мигрантов при населении в 550 миллионов человек – это даже меньше, чем половина процента населения. Это была бы управляемая проблема. И это все еще управляемая проблема, если есть ощущение общей ответственности и другие пойдут по стопам Германии. Швеция и Австрия пошли по ее пути столько, сколько могли. Но другие не последовали.

И Германия, Швеция и Австрия попали под давление, хотя есть еще 25 стран из 28 стран-членов ЕС, которые могли бы принять у себя некоторых мигрантов и беженцев и дать им шанс начать новую жизнь, однако они этого не делают. Это факт.

Между тем Европейский союз, Еврокомиссия и Совет Европы вырабатывают свою позицию. Они сделали спасение жизней своим приоритетом и в июле пришли к новой миграционной политике. У них сейчас есть план по переселению 160 тысяч человек. Мы только что подписали соглашение о переселении 63 тысяч человек из Греции в другие европейские страны. Но пока реализация не началась.

Речь идет о беженцах из Греции и Италии прежде всего. Но все движется медленно. Они осуществили меньше, чем 300 переселений. Процесс должен ускорится.

Я думаю, что необходим всесторонний, многогранный, долгосрочный план, в котором, помимо вопросов о безопасности, говорится о темах интеграции, о средствах к существованию, о доступе к социальным услугам, к рабочим местам. Конечно, будут и те, кто не подойдет для получения убежища или недостаточно квалифицирован для рынка труда, и некоторые из них вернутся домой. Если они добровольно вернутся домой, то мы за этим проследим. Каждый год мы отслеживаем примерно 30 или 40 тысяч добровольных возвратов. И когда эти люди возвращаются добровольно, у них есть небольшие сбережения, чтобы начать жизнь заново, что уменьшает вероятность их возвращения (в Европу – ред.).

— Что вы ожидаете от межсирийских переговоров? Будут ли они способствовать сокращению количества беженцев в Европе?

— Это ключевой фактор для попытки хоть как-то регулировать миграционные потоки. Потому что пятилетняя война в Сирии должна была быть закончена, там должен был быть мир. И тогда постепенно отпадет причина для того, чтобы находиться в лагерях для беженцев или покидать их, направляясь на Север. Много сирийцев хотят возвратиться домой. Даже те, кто находится здесь. Многие из этих миллионов хотели бы возвратиться домой, если есть дом, куда вернуться. Но когда идет война, они не могут сделать этого.

И не забывайте, у нас вдвое больше перемещенных людей внутри Сирии — 8 миллионов, по сравнению с 4 миллионами беженцев. То есть у нас есть 12-15 миллионов человек. И если переговоры завершатся успехом, мы должны на это надеяться.

— А как вы расцениваете сложившуюся ситуацию в Кале, где беженцы уже фактически создают свой анклав?

— Существующая ситуация все еще управляема странами Европейского союза, но необходимо иметь политическую волю, чтобы сделать это, и этого просто не происходит. Я надеюсь, что благодаря этой ситуации страны-члены ЕС поймут, что они наконец должны разработать свою собственную общую миграционную политику, которой у них сейчас нет. У каждой страны есть собственная политика. Я также надеюсь, что эта ситуация приведет к признанию членами ЕС необходимости предоставления больших возможностей для переселения беженцев.

Интервью

Партнеры





Наверх
Авторизация
He правильное имя пользователя или пароль
Войти через социальные сети
Регистрация
E-mail
Пароль
Подтверждение пароля
Введите код с картинки
He правильное имя пользователя или пароль
* Все поля обязательны к заполнению
Восстановление пароля
E-mail
Инструкции для восстановления пароля высланы на
Смена региона
Идет загрузка...
Произошла ошибка... Повторить
правила комментирования материалов

Регистрация пользователя в сервисе РИА Клуб на сайте Ria.Ru и авторизация на других сайтах медиагруппы МИА «Россия сегодня» при помощи аккаунта или аккаунтов пользователя в социальных сетях обозначает согласие с данными правилами.

Пользователь обязуется своими действиями не нарушать действующее законодательство Российской Федерации.

Пользователь обязуется высказываться уважительно по отношению к другим участникам дискуссии, читателям и лицам, фигурирующим в материалах.

Публикуются комментарии только на тех языках, на которых представлено основное содержание материала, под которым пользователь размещает комментарий.

На сайтах медиагруппы МИА «Россия сегодня» может осуществляться редактирование комментариев, в том числе и предварительное. Это означает, что модератор проверяет соответствие комментариев данным правилам после того, как комментарий был опубликован автором и стал доступен другим пользователям, а также до того, как комментарий стал доступен другим пользователям.

Комментарий пользователя будет удален, если он:

  • не соответствует тематике страницы;
  • пропагандирует ненависть, дискриминацию по расовому, этническому, половому, религиозному, социальному признакам, ущемляет права меньшинств;
  • нарушает права несовершеннолетних, причиняет им вред в любой форме;
  • содержит идеи экстремистского и террористического характера, призывает к насильственному изменению конституционного строя Российской Федерации;
  • содержит оскорбления, угрозы в адрес других пользователей, конкретных лиц или организаций, порочит честь и достоинство или подрывает их деловую репутацию;
  • содержит оскорбления или сообщения, выражающие неуважение в адрес МИА «Россия сегодня» или сотрудников агентства;
  • нарушает неприкосновенность частной жизни, распространяет персональные данные третьих лиц без их согласия, раскрывает тайну переписки;
  • содержит ссылки на сцены насилия, жестокого обращения с животными;
  • содержит информацию о способах суицида, подстрекает к самоубийству;
  • преследует коммерческие цели, содержит ненадлежащую рекламу, незаконную политическую рекламу или ссылки на другие сетевые ресурсы, содержащие такую информацию;
  • имеет непристойное содержание, содержит нецензурную лексику и её производные, а также намёки на употребление лексических единиц, подпадающих под это определение;
  • содержит спам, рекламирует распространение спама, сервисы массовой рассылки сообщений и ресурсы для заработка в интернете;
  • рекламирует употребление наркотических/психотропных препаратов, содержит информацию об их изготовлении и употреблении;
  • содержит ссылки на вирусы и вредоносное программное обеспечение;
  • является частью акции, при которой поступает большое количество комментариев с идентичным или схожим содержанием («флешмоб»);
  • автор злоупотребляет написанием большого количества малосодержательных сообщений, или смысл текста трудно либо невозможно уловить («флуд»);
  • автор нарушает сетевой этикет, проявляя формы агрессивного, издевательского и оскорбительного поведения («троллинг»);
  • автор проявляет неуважение к русскому языку, текст написан по-русски с использованием латиницы, целиком или преимущественно набран заглавными буквами или не разбит на предложения.

Пожалуйста, пишите грамотно — комментарии, в которых проявляется пренебрежение правилами и нормами русского языка, могут блокироваться вне зависимости от содержания.

Администрация имеет право без предупреждения заблокировать пользователю доступ к странице в случае систематического нарушения или однократного грубого нарушения участником правил комментирования.

Пользователь может инициировать восстановление своего доступа, написав письмо на адрес электронной почты moderator@rian.ru

В письме должны быть указаны:

  • Тема – восстановление доступа
  • Логин пользователя
  • Объяснения причин действий, которые были нарушением вышеперечисленных правил и повлекли за собой блокировку.

Если модераторы сочтут возможным восстановление доступа, то это будет сделано.

В случае повторного нарушения правил и повторной блокировки доступ пользователю не может быть восстановлен, блокировка в таком случае является полной.

Чтобы связаться с командой модераторов, используйте адрес электронной почты moderator@rian.ru или воспользуйтесь формой обратной связи.